Темы дня

«Ах, Александр Сергеевич, милый…»

памятник Пушкину

В екатеринбургском Литературном квартале памятник Пушкину открыли 5 ноября 1999 года к 200-летию поэта. Фото: Алексей Кунилов

Сегодня – день рождения Александра Сергеевича Пушкина, который не без основания считается основоположником современного русского языка. Дата не круглая, но есть повод поразмышлять над тем, во что мы, живущие сегодня, превратили пушкинское наследие.

Буквально на днях зашёл на сайт одного из музеев и обнаружил, что все тексты там называются странным словом «лонгрид». Вообще-то я не гордый, и, находясь за границей, часто обращаюсь к словарю, благо современный телефон позволяет это делать в любой момент. Но я не хочу на каждом шагу обращаться к словарям, находясь в своей собственной стране, где если не абсолютно все, то большинство вроде как говорит на моём родном языке.

Однако тут пришлось спросить, что это такое, у автора сайта, благо лично с ним знаком. Ответ меня поразил до глубины души: «Ну это типа красиво оформленная статья». Что мешает некрасиво оформленную статью всё-таки оформить красиво и не мусорить в русском языке?

Недавно состоялся ещё один прекрасный диалог. Я спросил у своих молодых коллег: «А чем, собственно, «фейк» отличается от вранья, зачем потребовалось вводить новое слово? «Ну как же вы не понимаете, – услышал я в ответ, – ведь фейк – это… (после долгой паузы) для хайпа». И мне всё сразу стало понятно, хотя моего угасающего сознания по-прежнему не хватает, чтобы понять смысл слова «хайп».

Если вы скажете «место», а не «локация», то на вас могут посмотреть так, как будто вы мало того, что припёрлись в приличное общество в рваной майке-алкоголичке, так ещё и тут же беззастенчиво испортили воздух. «Сотрудничество» вдруг превратилось в «коллаборацию». Зато мы стройными рядами ходим на акцию «Бессмертный полк». И я уже не удивлюсь, если кто-нибудь отправится туда «в коллаборации с друзьями», даже не догадываясь, что это, как бы помягче сказать, кощунство по отношению к памяти наших погибших в годы Великой Отечественной войны.

Почему вдруг негра нельзя стало назвать негром? Ведь в отличие от английского «ниггер» (возможно, действительно оскорбительного) в русском языке слово «негр» абсолютно нейтральное. И все чернокожие люди в одночасье превратились в афроамериканцев. Даже те, кто и Африку, и Америку видели только на картинках. Видимо, по недосмотру, до сих пор не переименованной осталась негроидная раса.

Если мы так уж щепетильны по поводу того, как наши слова звучат для иностранного уха, давайте от греха подальше запретим, например, слово «факел», потому что для англоязычной аудитории оно звучит очень неприлично. Или всё-таки не стоит так рьяно подстраиваться под чужие стандарты, рискуя расшибить лоб?

Есть такое мнение, его, в частности, придерживается известный современный лингвист Максим Кронгауз, что русский язык жив и настолько силён, что переработает всё то новое, что в нём появляется, и сохранит свою самобытность. Кто я такой, чтобы с маститым учёным не соглашаться, но вот категорически не согласен.

Мне представляется, что русский язык если не мёртв, то тяжело болен. Если прежде в периоды модернизации он реагировал словообразованием для обозначения новых явлений (так появились «самолёт», «паровоз», «луноход» и другие) или расширением значения существующих (например, «спутник»), то сегодня процесс словообразования в языке парализован. Язык как прикованный к постели больной будто со стороны наблюдает, как даже существующие в нём слова без всяких причин заменяются более звучными иностранными, как лапти на модные ботинки.

Тупое калькирование и ложное понимание того, как выглядеть человеком современным, привело к тому, что у слова «активность» в русском языке вдруг появилось множественное число (да, у английского «активити» оно есть, и что с того?). К счастью, я знаю ещё много людей, для которых это остаётся проявлением не современности, а неграмотности.

Подобных примеров можно приводить много. Но есть, пожалуй, одно исключение, которое говорит о том, что русский язык, даже находясь при смерти, способен ещё изящно мстить за надругание над собой. Язык ведь в общем-то очень чувствительный инструмент, многие вещи чётко улавливающий. Может, от того все вокруг всё и вся стали «озвучивать», что раз-два и обчёлся тех, кто может что-то сказать действительно от себя, а остальные только лишь озвучивают чужие мысли, то, что надо, а не то, что думают.

Только не надо упрекать автора этих строк в посконном отрицании иностранных языков. Александр Сергеевич Пушкин, день рождения которого мы сегодня отмечаем, по свидетельству современников с лицейских времён блестяще знал французский и латынь, позднее выучил итальянский, немецкий, английский и польский. Что не мешало ему прекрасно изъясняться по-русски и стать «нашим всем».

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №100 от 06.06.2020
Областная газета Свердловской области