Темы дня

«Длящееся правонарушение»

Создатели клипа «Зачем ты под чёрного легла?», судя по их внешнему виду, никак не могут быть единомышленниками националистов. Кадр из клипа Alai Oli.

Создатели клипа «Зачем ты под чёрного легла?», судя по их внешнему виду, никак не могут быть единомышленниками националистов. Кадр из клипа Alai Oli.

История, произошедшая с жительницей Екатеринбурга Полиной Гузеевой, интересна тем, что ставит проблему гораздо более широкую. Ознакомившись с нею поподробнее, невольно задаёшься вопросами, ответа на которые, по всей видимости, пока не существует.

Для тех, кто по какой-либо причине в богатой на события информационной повестке последних дней пропустил сообщения о неприятностях нашей землячки, вкратце напомним. Уроженка Кургана, которую сейчас в её родном городе привлекают к ответственности за размещение экстремистских материалов (штраф от одной до трёх тысяч рублей по статье Кодекса об административных правонарушениях), десять лет назад разместила на своей странице в социальных сетях клип группы Alai Oli под названием «Зачем ты под чёрного легла?». Оказалось, что этот клип в мае 2016 года был включён в Федеральный список экстремистских материалов, о чём Полина Гузеева, так уж получилось, не знала.

– Доступ к странице в социальной сети был открытым для всех пользователей, – рассказала в эфире телеканала НТВ и.о. старшего помощника прокурора Кургана Марина Костина. – В соответствии с требованиями административного законодательства данное правонарушение является длящимся, а срок привлечения к ответственности за него исчисляется с момента выявления.

У нас главное – наказать

В вопросе о том, что такое «длящееся правонарушение», нет единства даже у профессиональных юристов. Толкуют его как кому больше нравится.

– Я считаю, что это абсурд – привлекать к ответственности в подобного рода ситуациях, – рассказал «Областной газете» президент Урало-Сибирской коллегии адвокатов Свердловской области Игорь Упоров. – Прокурор в такой ситуации апеллирует только к тому, что признано экстремистским и размещено в Сети для общего обзора. Значит, формально по его логике подходит под статью экстремизм. Значит, надо наказать.

– Но ведь на момент размещения клип не был признан экстремистским.

– Совершенно верно. Но органы считают иначе. У нас ведь как говорят – незнание закона не освобождает от ответственности. Смотрите, разбирайтесь, знайте, раз вы что-то публикуете. Но я, как профессиональный адвокат, считаю, что эта логика кривая. Если бы девушку пригласили и предложили убрать признанный экстремистским материал, тогда это было бы логичным. А вот если не уберёт, тогда уже привлекайте. Это обычная логика нормального человека.

– Законопослушному гражданину уберечься от таких ситуаций невозможно?

– Возможно, если вы отключите Интернет, удалите себя из социальных сетей. И то не факт, что потом не восстановят.

– То есть возникают такие инциденты из-за несовершенства нашего законодательства?

– Я даже скажу, что из-за репрессивного характера нашего законодательства. Если бы законодатель исходил из соображений профилактики правонарушений, то соответствующие статьи были бы сделаны. А у нас главное – наказать за что ни попадя.

А был ли мальчик?

Кстати, к вопросу о незнании законов, не освобождающих от ответственности. Федеральный список экстремистских материалов можно без труда найти на сайте Министерства юстиции России. Ведётся он с 23 ноября 2006 года и на данный момент (последнее обновление – 2 сентября сего года) включает 5 099 пунктов. В формате pdf это занимает 424 страницы. Но для удобства пользования предусмотрен электронный поиск прямо на сайте. Упоминание злополучного клипа не удалось найти ни по названию песни, ни по названию группы (ни на кириллице, ни на латинице). Впору вслед за писателем Максимом Горьким недоумённо воскликнуть: «А был ли мальчик?».

Дополнительные поиски позволили узнать, что Полина Гузеева не одинока в своей проблеме. В июле 2017 года житель Зеленодольска был оштрафован за тот же самый клип на 2 500 рублей. Но самое интересное в другом. На сайте информационно-аналитического центра «Сова» есть документ, в котором названы материалы, пополнившие Федеральный список экстремистских материалов 18 мая 2016 года №№3467–3488. В том числе под №3481 и интересующий нас: «Alai Oli – Зачем ты под чёрного легла?», продолжительностью 04 мин. 42 сек. (решение Рудничного районного суда г. Кемерово от 17.02.2016).

Вооружённый этими знаниями, возвращаюсь к официальному списку на сайте Министерства юстиции России. Но там под этим номером значится совершенно другой материал, хотя и с той же страницы в социальной сети «ВКонтакте». И снова по Горькому: «А, может, мальчика-то и не было?»

А речь в этой главке, собственно, о том же, о чём упоминал наш собеседник в предыдущей. Даже если добропорядочный и законопослушный гражданин возьмёт на себя неблагодарный труд проштудировать все 424 страницы «экстремистского списка», прежде чем что-то разместить в Интернете, он не получит исчерпывающей информации. Потому что у списка есть разные версии, и вовсе не факт, что пристально изучалась именно правильная. Или, точнее, та, которая спустя много лет может оказаться в руках у бдительного сотрудника прокуратуры.

А и правда, зачем…?

Ещё один вопрос, который непременно возникает, если посмотреть этот клип (он, несмотря на решение суда, по-прежнему доступен на многих интернет-ресурсах). И вовсе не тот, что упомянут в названии. А есть в песне «Зачем ты под чёрного легла?» экстремизм? Скажу сразу, группа Alai Oli – совсем не мой музыкальный формат. Я слышал, разумеется, о её существовании, но с творчеством столкнулся впервые только благодаря инициативе курганской прокуратуры.

«Пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии» – это определение из статьи 1 Федерального Закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности».

По мне, так песня совершенно о другом. Как говорили мои друзья-философы в студенчестве: «Отнюдь, и даже совсем напротив». Песня-то как раз сатирически высмеивает тупой национализм, а не призывает к нему. Сложно, конечно, представить, что убеждённые скинхэды, услышав её, тут же устыдятся и перевоспитаются, но молодой человек (а это, как я понимаю, основная адресная аудитория группы), не ушибленный на фашизме, непременно поймёт, что это позиция примитивная, убогая. На одном из недавних концертов группы её лидер Ольга Маркес назвала происходящее с Полиной Гузеевой абсурдом.

Вам эта ситуация ничего не напоминает? Правильно, это же один в один похоже на тянувшееся несколько лет противостояние «Областной газеты» и прокуратуры по поводу опубликованного на наших страницах юмористического текста «Красной бурды» под возбудившим правоохранителей заголовком «Как брать и давать взятки, чтобы за это потом не взяли».

«Материал представлял собой сатиру на злободневную тему, но госорганы и суды разучились шутить, – прокомментировала претензии к «ОГ» юрист Центра защиты прав СМИ Ольга Воронова. – Иск абсурден, лингвистическая экспертиза подтвердила, что никаких призывов и пропаганды противоправного поведения там не было».

Но несмотря на это, потребовалось около двух лет, пять районных судов и два областных, чтобы «Областная газета» всё-таки доказала, что законов не нарушала, к коррупции не призывала, а, наоборот, языком юмора и сатиры против неё боролась.

Кто под руку попался

Последний пока что вопрос. Даже если предположить, что в песне группы Alai Oli действительно есть признаки экстремизма, почему кого-то за её распространение наказывают, а кого-то нет? Я не слышал, чтобы какие-то санкции применялись к группе Alai Oli и создателям клипа. Его по-прежнему можно найти в Интернете. А наказать хотят того, кто просто попался под руку – безобидную, судя по всему, девушку, которая не штудирует регулярно сайт Министерства юстиции. И, к слову, хорошо, что она этого не делает, ибо прочитала бы там, даже в заголовках и описаниях, много такого, о чём простому нормальному человеку лучше не догадываться.

А в завершение соглашусь с совершенно справедливым, по моему мнению, замечанием адвоката Игоря Упорова. Если бы законодатели и законоприменители имели своей целью профилактику правонарушений, а не сбор штрафов, то никакого выдуманного на ровном месте административного дела в отношении совершившей «длящееся правонарушение» Полины Гузеевой вовсе бы не было.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в №163 от 04.09.2020
Областная газета Свердловской области