Темы дня

Этнические индейцы приезжали выступить перед екатеринбуржцами

И этот танцор с молоточком в руке не просто танцует - шаманит, заклинает, отмаливает... Фото Славяна Сагакьян.

И этот танцор с молоточком в руке не просто танцует - шаманит, заклинает, отмаливает... Фото Славяна Сагакьян.

В выходные перед екатеринбуржцами выступили настоящие этнические индейцы. Ансамбль «Много (вариант — множество) мокасин» специально приехал из Северной Америки, чтобы удивить уральцев. Сюрприз удался.

Над сценой, возведённой перед киноконцертным театром «Космос», пронёсся ветер прерий. Совсем по-российски, грустно-протяжно, запел рожок. Чья-то скво в ярком, праздничном, перьями украшенном костюме выкатилась на подмостки в танцевальном па. За ней другая, третья... Мужчины тоже не остались в стороне.

В древности, рассказали мне потом в Генеральном консульстве США в Екатеринбурге, в танце участвовали только мужчины. Женщины ограничивались сочувствующей подтанцовкой в кругу. Со временем ситуация изменилась, но по-прежнему в танце рассказывается о семье или об охоте, а ещё призываются духи, способные исцелить от разного рода недугов. То-то мне показалось, что артисты не столько танцуют, сколько шаманят, заклинают, отмаливают...

И даже внешность у них, даже костюмы сродни тем, какие мы привыкли видеть на колдунах и знахарях российских северян. К слову, в индейском наряде традиционно использовались все охотничьи трофеи — шкуры животных, кости, зубы, перья... Традиция живёт и поныне. А одна барышня украсилась колокольчиками, сотворёнными из жестянки для нюхательного табака. Четыреста колокольчиков, весом в общей сложности около 50 кг, гремят во время танца так, что любой злой дух, любая нечистая сила непременно даст дёру. Что касается мокасин, давших название ансамблю... По мокасинам (по узору на них) можно судить, к какому роду-племени принадлежит носитель. Но в символических огнях рампы на этот раз больше отплясывали в сапожках. Особенно прекрасная половина.

Наши гости в основном живут в резервации Виннебаго, штат Небраска. Но не только. Помимо официальных имён каждый имеет имя священное — Голубая птица, например, или Маленький бурундучок. Во всяком случае, что-то, крепко связанное с животным миром или охотой. В будущей жизни только это и пригодится. Земное уйдёт, как положено, в небытие.

Кстати

В прошлом году в екатеринбургском Музее ИЗО прошла выставка двухсот графических работ североамериканских индейцев. Успех был оглушительный. Поэтому, когда преподаватель УрФУ доцент кафедры теории и истории международных отношений Дмитрий Победаш предложил вице-консулу по вопросам культуры Кристине Хейден пригласить из тех же краёв танцоров, в Генеральном консульстве США в Екатеринбурге идею сочли очень даже заслуживающей внимания.

Сам же Победаш познакомился с ансамблем «Много мокасин», когда целый год работал в американском колледже, расположенном неподалёку от Виннебаго. А лидер ансамбля «Много мокасин» Луис Сейнт Сиа в этом колледже учился.

Справка «ОГ»

Резервация для индейцев — это деревня, где живёт целый род. Насильно там никого не держат. Но достаточно крепки социальные канаты типа бесплатного медицинского обслуживания. Организовывали резервации с целью сохранения общности и самобытности народа.

Время от времени в США проводятся фестивали индейской культуры. С танцами, песнями. Обычно исполняемые номера носят традиционный характер. Впрочем, не исключается и современный подход. «Много мокасин» гастролирует внутри страны и за границей. Но сами танцоры на встрече с екатеринбургскими педагогами отметили, что такого бурного интереса к своему искусству, к жизни коренного индейского народа, как на Урале, они ещё не встречали.

Екатеринбург наших гостей тоже впечатлил. Не ожидали встретить такой современный, бурно развивающийся город.

Областная газета Свердловской области
.