Темы дня

Сцену Свердловской музкомедии на вечер отдали венгерской оперетте

Мара Кейковач и Кадар Саболч. Они ещё и пели в этом почти акробатическом дуэте из «Баядеры» Кальмана! Фото Виталия Пустовалова.

Мара Кейковач и Кадар Саболч. Они ещё и пели в этом почти акробатическом дуэте из «Баядеры» Кальмана! Фото Виталия Пустовалова.

На гала-концерт были приглашены все генконсульства, работающие в столице Среднего Урала, потому что событие носило и дипломатический характер. Венгрия и Россия «перезагружают» свои взаимоотношения. И в авангарде народной дипломатии, миссию которой обычно берёт на себя культура, с венгерской стороны было «брошено» то, что составляет её бренд в мире — оперетта. А минкульт России взялся патронировать проект, в рамках которого звёзд венгерской оперетты увидят в Санкт-Петербурге, Челябинске, Екатеринбурге.

...Когда легенда Будапештской оперетты, 61-летняя Марика Освальд кульбитом перемахнула через опустившегося на колени партнёра, зал со стоном «О-о-о!..» подался вперёд. Но это было только начало. Не останавливая пения, Марика исполнила ещё несколько кульбитов. Под тот же стон изумления публики... Напрашивается сравнение с цирком? Но это круче. Это школа венгерской оперетты, в которой акробатическая сложность танцевальных номеров (в том числе танца в номерах вокальных) — всего лишь одно из достоинств. Одно из...

Оперетта по-венгерски — тот случай, когда лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Но Мара Кейковач, Жолт Хоммоной, Кадар Саболч, Барабара Бордаш, Иштван Кристоф и легендарная Марика (у каждого бездна титулов) ещё до концерта охотно отвечали на вопросы «ОГ» о классике и актуальных сюжетах в венгерском мюзикле, особенностях физической подготовки солистов, о кинооперетте... При общей любви России и Венгрии к «лёгкому жанру» (а как его не любить?) и желании привлечь в музыкальные театры молодёжь стратегии у нас, оказалось, разные.

Кинооперетта и киномюзикл, в которых у России давно не было удач, в Венгрии же — верный способ увлечь жанром даже тех, кто живёт от театра... в соседнем городе. Спектакли тиражируются на СD-дисках, а к каждому прилагается книга, так или иначе популяризирующая жанр (история жанра, развитие от оперетты к мюзиклу, история и авторы конкретного произведения). Молодые «клюют» на современный тренд, на видео, в итоге же оказываются увлечены тем, что является главным достоянием австро-венгерской культуры. Свердловский театр музыкальной комедии, как известно, идёт к зрителям, в том числе молодым, через современные сюжеты либо современные аллюзии в классике. Существует ли подобное в Венгрии? Нет-нет, чуть не в голос возражают гости: на музыкальной сцене не должно быть драм и слёз, а в главном музыкальном театре страны — Будапештской оперетте — в приоритете по-прежнему классика. Но! С ней работают современные драматурги, которые и «стряхивают пыль со старых либретто».

Что же касается физической подготовки — о, слушать про это было интересно, но как живописать для читателя про «упор на позвоночник», «секреты пресса живота»... Гости, смеясь, и сами себя останавливали: «В общем, старая школа венгерской оперетты!».

Нам интересны их самобытность: стиль, драйв на сцене. Им — «душа, которой русские наполняют свои образы». И очевидно: любопытство венгров к России — отнюдь не сиюминутная «дипломатия». Марика Освальд ещё 40 лет назад пела в «Холопке» Стрельникова — на русском! (примадонна тут же напела «Под дугой звенят бубенчики...»). Барабара Бордаш, поступая в театральный, играла Татьяну Ларину. А Жолт Хоммоной, ныне — приглашённый солист ведущих театров Европы, каждый день читает в оригинале «Анну Каренину» — учит язык.

Русский и венгерский оба сложны. Но музыка — сродни переводчику. Такая у неё миссия. Выходную арию графа Данило для гала-концерта Жолт Хоммоной сделал с кордебалетом Свердловской музкомедии за несколько минут. В обычных условиях на репетиции ушло бы недели две.

Областная газета Свердловской области