Темы дня

История, описанная в «Евгении Онегине», воплотилась в реальной жизни Пушкина

Иллюстрации к «Евгению Онегину» конструктивист Георгий Валёнков делал не только  в классической манере, но и в своей любимой стилистике. Фото Ольги Королевой.

Иллюстрации к «Евгению Онегину» конструктивист Георгий Валёнков делал не только в классической манере, но и в своей любимой стилистике. Фото Ольги Королевой.

Открывшаяся в Музее истории Екатеринбурга выставка «Частные хроники. О жизни света онегинской строфой» — просто какое-то переплетение удивительных фактов и историй. Судите сами.

Жил в Екатеринбурге внебрачный сын графа Татищева и дворянки Турчаниновой Владимир Соломирский — наследник знаменитого рода Турчаниновых и совладелец сысертских горных заводов. Много путешествовал по стране. Когда приезжал в Москву, бывал в доме князя Урусова, одна из дочерей которого — Софья — приглянулась ему. У Урусовых молодой человек знакомится с Пушкиным, и, надо же такому случиться, Александр Сергеевич тоже стал оказывать знаки внимания Софье.

— Пушкин был остёр на язык, — рассказывает куратор выставки Нинель Бритвина, — а Владимир Дмитриевич не блистал остроумием, так что Александр Сергеевич его затмевал. Понятно, это не нравилось Соломирскому. И когда Пушкин не совсем тактично отозвался по поводу одной из дам, Владимир Дмитриевич вызвал того на дуэль. Это был 1827 год — история, описанная в «Евгении Онегине», воплотилась в реальной жизни Пушкина, только секунданты всячески старались примирить дуэлянтов. И утро, когда Пушкин с Соломирским должны были стреляться, закончилось тем, что они позавтракали, выпили по бокалу шампанского и пожали друг другу руки. Позднее, когда Владимир Дмитриевич находился в Тобольске, Пушкин пишет ему письмо с просьбой собрать материалы по Ермаку. Интересно и то, что Александр Сергеевич с царскосельского лицея начинает свою биографию, а Соломирский в Царском Селе обосновывается на склоне лет.

Удивительно, что судьба свела Соломирских не только с Пушкиным, но и с Лермонтовым. Первая жена Соломирского Мария Петровна Апраксина, страстная поклонница творчества Михаила Юрьевича, написала поэту, который находился под арестом за участие в дуэли, письмо. В ответ на это Лермонтов посвятил ей стихотворение «Над бездной адскою блуждая…». Более того, Лермонтов одно время служил под началом старшего брата Владимира — Павла Соломирского.

Дом Соломирских в Екатеринбурге не сохранился. Он стоял недалеко от дома Ипатьевых — там, где сейчас Храм-на-Крови. По одной из версий, именно в дом Ипатьева из Санкт-Петербурга на период войны были эвакуированы книги с пометками и рисунками Пушкина. И эти девять книг из царскосельской библиотеки — одно из украшений открывшейся выставки (они находятся в стеклянных витринах, но мне посчастливилось дотронуться до них). Как и никогда не выставлявшиеся 50 рисунков к роману «Евгений Онегин», сделанные известным архитектором Георгием Валёнковым. Созданные в конце 30-х годов XX века, они пролежали в кладовке у его родственников. И теперь мы знаем, что Валёнков не только архитектор — автор проекта Свердловского Дома обороны (что напротив «Рубина»), но и прекрасный художник и график.

Ещё много интересного таит в себе эта выставка — обо всём не расскажешь. Лучше прийти и увидеть своими глазами.

Областная газета Свердловской области