Темы дня

Какой он, заслуженный отдых заслуженных артистов?

В марте этого года актёру Каменск-Уральского театра «Драма номер три» Владимиру Сапину исполнилось 75 лет. Большую часть своей актёрской жизни он посвятил народному театру ДК УАЗа. Сцена из спектакля «Заповедник». Фото Дмитрия Стяжкина.

В марте этого года актёру Каменск-Уральского театра «Драма номер три» Владимиру Сапину исполнилось 75 лет. Большую часть своей актёрской жизни он посвятил народному театру ДК УАЗа. Сцена из спектакля «Заповедник». Фото Дмитрия Стяжкина.

Занавес закрывается. Огни рампы гаснут. А суеверное выражение «крайний спектакль» вдруг становится реальностью. Потому что как бы ни любила публика, какими бы яркими ни были роли, однажды каждый актёр играет не просто «крайний» — последний в своей творческой биографии спектакль. И наступает жизнь без аплодисментов и поклонников.

Жизнь сразу меняется. Пенсия. У российских актёров она более чем скромная: хватило бы на продукты. Лекарства уже роскошь, поездки на оздоровительные курорты — и вовсе мечта. Впрочем, так повелось уже давно, недаром актриса московского Малого театра Александра Яблочкина ещё 130 лет назад задумала создать Общество взаимного вспоможения русских артистов. И тем самым положила начало Союзу театральных деятелей, отделения которого сегодня есть во всех регионах страны. Функции Союза то разрастались, то сокращались, но вспоможение старшему поколению всегда оставалось в поле зрения артистов.

Конечно, в столичном СТД возможностей не в пример больше. Там раз в полгода актёрам оплачивают рецепты на лекарства, а оздоровительные заезды обходятся всего в десять процентов от стоимости путёвки. В Свердловском отделении средств едва хватает на помощь отдельным ветеранам.

— Область большая, — вздыхает председатель Объединения ветеранов сцены Свердловского областного отделения СТД РФ Владислав Разноглядов. — Допустим, у нас сто пенсионеров — как им всем помочь? Валентина Михайловна Роддэ (специалист отделения по социально-бытовой работе) собирает какие-то небольшие деньги, держит всех во внимании: то там десять тысяч подбросит, то тут около сорока выкроит, как-то выкарабкивается, крутится, как белка в колесе... Но у неё ресурсы не безразмерны. Дали бы ей мешок денег — как хорошо бы распределила! Глядишь, достали хотя бы пять путёвок в Сочи или Ялту... Урал — такой мощный регион! Но вы посмотрите на Серов, Ирбит, буквально все театральные города области — это же нищета! Пенсия мала, и некогда блиставшие актёры подрабатывают, идут на маленькие роли, чтобы хоть что-то получать от театра. На лекарства ведь безумные деньги нужно тратить...

— За счёт чего же выигрывает Москва?

— Там очень много благотворительных фондов. У меня есть знакомая актриса, она сейчас в онкологическом центре, в очень тяжёлом состоянии, на лечение нужны большие деньги. Я спрашиваю: «Кто тебе помогал всё это оплачивать?». Оказалось — фонд Мироновых (Благотворительный фонд поддержки деятелей искусства «Артист» — прим. авт.).

И Евгений, и Мария, дочь Андрея Миронова, приезжают к ветеранам, спрашивают, чем помочь... И те воскресают! В Москве куда ни глянь — помощь, помощь, помощь... Там, конечно, хорошие, прекрасные актёры. А у нас? Неужели наш регион не видит этого чуда? Мы всегда поставляли стране хороших актёров, они наполняли все столичные театры. У нас начинали Лемешев, Козловский, Архипова...

— У нас нет подобных фондов?

— Максимум, что мы можем сделать для наших ветеранов — накрыть стол, организовать концертную программу, сделать маленькие подарки... В конце концов, просто позвонить и спросить, как они себя чувствуют. Для них простое внимание — уже счастье. Поэтому мы поздравляем их с каждым днём рождения, на каждый юбилей выделяем по тысяче рублей. Конечно, это ничтожно мало. В театрах затраты на спектакли исчисляются миллионами — благо, есть спонсоры. А у актёров такой поддержки нет. Однажды я выступил на заседании правления нашего СТД, рассказал про фонд Мироновых и предложил: а нельзя ли у нас найти двух актёров, которым люди бы поверили и доверили такой фонд? Решили предложить Светланочке Замараевой. Ей бы в пару молодого парня — такого, как Женя Крюков (солист Екатеринбургского театра оперы и балета — прим. авт.). Он очень ответственный человек. Но пока как-то не получается.

— И всё же одними концертами и встречами — даже самыми душевными — сыт не будешь...

— Посмотрите на пенсии — это одиннадцать тысяч, какая-то вечная бедность. Актёры области не могут приехать к нам и посидеть за чашкой чая — дорого. А ведь это артисты, которых любили, которых ждали на гастроли, носили на руках. Они всю жизнь отдали театру, публике — а сколько счастья принёс им театр? Пока служили — всё было хорошо, а в пенсионном возрасте редко кому удаётся остаться на плаву. Поэтому, если у нас получится повторить опыт фонда Мироновых — мы сделаем то, чего когда-то хотела Яблочкина. Должна же быть во всём этом элементарная справедливость.

Сюжет

«Старшее поколение»
Об активной жизни людей предпенсионного и пенсионного возраста.

Областная газета Свердловской области
.