Культура 2 июля 2014, 14:51

Доигрались. «Колдовской» фестиваль завершён

,
Николь Контолефа, услышав, что стала обладательницей Гран-при, запрыгала по лужам  от счастья. А Коляда заметил: «Николь необыкновенно искренняя. Именно это позволило  ей сыграть моноспектакль настолько трогательно». Фото Яны Белоцерковской

Николь Контолефа, услышав, что стала обладательницей Гран-при, запрыгала по лужам от счастья. А Коляда заметил: «Николь необыкновенно искренняя. Именно это позволило ей сыграть моноспектакль настолько трогательно». Фото Яны Белоцерковской

Завершился VIII Международный театральный фестиваль «Коляда-plays». Бурным подведением итогов, раздачей дипломов (вместе с золотым гвоздём, чтобы прикрепить на стену), фейерверком и ненастьем.

— Я куда надо звонил — сейчас погода наладится. У меня же фамилия такая — Коляда. Я ж колдун! — шутил Николай Владимирович.

Ненастье, однако, не прекратилось. Гостей, пришедших на закрытие, уральское лето испытывало дождём (в толпе шутили: «ну не снег же!»). Никого это не останавливало — в саду Вайнера был праздник. Потому что сам Николай Коляда — человек-праздник, и создаёт его с удивительной лёгкостью везде, где оказывается. Только благодаря его энергии и существует этот удивительный фестиваль современной драматургии.

— Я подчеркну, — добавляет Николай Владимирович, — современной уральской драматургии. Всё-таки сейчас уже можно говорить о ней как о нашем местном феномене. Здесь вообще — край талантов, край искренних людей. Вот почему драматурги такие сильные появляются. И очень важно, чтобы их пьесы ставили. Когда-то было важно, чтобы по всей России, сейчас уже говорю — во всём мире. Что дальше будет?

На фестиваль «Коляда-plays» действительно съехались отовсюду. Можно в карту России пальцем ткнуть, и непременно попадёшь в город, где ставят уральскую драму. В этом году к пьесам уральских драматургов прикоснулись и несколько театров Казахстана и США. Большинство призов фестиваля уехали в другие города и страны.

— Это правильно, — не утихает Коляда. — Так и надо. Члены жюри все разругались вдрызг. Хотели, например, Вахова за «Концлагеристов» отметить. Я говорю — через мой труп! Нет. Не потому что плохо! Спектакль отменный. Просто нехорошо это, некрасиво — сами фестиваль организовали, сами всё себе оставили. Я лучше всем своим ребятам премии выпишу.

Николай Коляда также отметил, что за победителя — Николь Контолефа из Нью-Йорка, проголосовали единогласно. Возражений не было. Моноспектакль по пьесе Александры Чичкановой, которая ушла из жизни полтора года назад, в её исполнении звучал совершенно особенно.

— Мне не хочется говорить о смерти, даже думать о ней не хочется — идёт дождь, у нас с вами мокрые ноги, но мы стоим и радуемся жизни, — рассказывает Николь Контолефа. — Но всё равно я думала об этом. Нашла пьесу «Я — это я» на сайте, где были русские современные пьесы, переведённые на английский язык, ещё в 2006-м. Нашла случайно, стала читать — и после каждой фразы говорила: «О! Я также думаю!» И вот я читала её, восхищалась и... боялась, сомневалась. Недавно узнала, что Чичканова, написавшая этот шедевр, умерла... Не надо ждать, пока случится что-то страшное. Если тебя судьба берёт и ведёт — иди! Не жди, пока окажется поздно. Я тогда просто собрала себя в кулак и сделала эту пьесу. Только вот теперь спектакль — есть, а драматурга — нет. И она её никогда не увидит, я уже не смогу её спросить — правда ли, что мы думаем одинаково?

— Вы играете пьесу на улице... Почему?

— В этой пьесе надо быть в движении. Сам по себе текст — интенсивный, живой, будто человек пишет на ходу. И мне хотелось играть её на ходу. Там даже слова есть — «Я всё иду, иду...». Поэтому я решила прожить эту пьесу на улице. Я и в Нью-Йорке играла её в парке. И зритель тоже очень здорово принимал. Я выхожу и веду за собой людей, и в какой-то момент они обо всём забывают — город ли вокруг? Декорации ли? Правда ли всё это? Я и сама забывала.

Больше фотографий смотрите здесь

Золотое перо — 2014

В рамках «Коляда-plays» также прошёл конкурс драматургов «Евразия-2014». Из 275 поступивших на конкурс — четверо победителей, по одному в каждой номинации. Вручая призы — статуэтку золотого пера и премии (первая — 25 тысяч рублей, вторая — 15 тысяч, третья — 5 тысяч), Коляда всем повторял только одно: «Пиши!». А «ОГ» взяла у молодых драматургов несколько рецептов современной пьесы.

Кристина КАРМАЛИТА, Новосибирск.

Первая премия в номинации «Пьеса для камерной сцены»:

— В нынешней драматургии современность — ключевое слово: пишут о том, что за люди живут сейчас рядом с нами. Нынешние авторы — ещё не сложившиеся драматурги, они только учатся писать, а чтобы стать настоящими мастерами, нужно работать, работать, работать... Чем больше будут практиковаться — тем скорее их пьесы не просто будут актуальны, но и смогут приблизиться к классическому искусству. А классические темы — любви, веры, вражды и её преодоления — будут интересны людям во все времена.

Ирина ВАСЬКОВСКАЯ, Екатеринбург.

Первая премия в номинации «Новая уральская драма»:

— Современная драматургия замечательна своим разнообразием. У нас нет какого-то единого узнаваемого стиля, у каждого — своя тема, свой язык. Мы ведь постоянно читаем пьесы молодых драматургов: надо знать эту среду. И одно могу сказать точно: окажется пьеса хорошей или нет, как правило, не зависит от принадлежности к той или иной драматургической школе.

Дмитрий ВОЙДАК, Омск.

Вторая премия в номинации «Пьеса для детского театра» (первую премию решено не присуждать):

— Работая в детском театре, сочиняя пьесы для детей, я вижу, как с каждым годом они становятся другими. Но как бы дети не менялись, в сказках должна оставаться... нет, не поучительность. Прежде всего — доброта. Они могут видеть на улицах какую-то грязь, мусор, пьяниц — но это не значит, что то же самое должно быть в драматургии. Нужно возвращать к правильному детству, как бы сложно это ни было в наше время.

Юлия ТУПИКИНА, Москва.

Первая премия в номинации «Пьеса на свободную тему»:

— Драматурги, так же, как и политики, вербализуют то, что все мы смутно чувствуем. Осознавать жизнь не всегда комфортно, но если человек хочет жить здесь и сейчас, а не зарывать голову в песок, то современная драматургия — это часть его жизни. Шекспир, Чехов и Вампилов — это хорошо знакомое, а значит, безопасное в какой-то мере. Мы приходим на Гамлета, уже зная, чем всё закончится, и просто наслаждаемся режиссурой. А современная драматургия — территория неизвестности, но именно там мы как зрители выращиваем свою личность, индивидуальность.

Записала Дарья МИЧУРИНА

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области

РЕКЛАМА