Темы дня

Художники на учёте в КГБ

Сергей Айнутдинов. Работа из серии «литератушки». Шелкография (слева). Николай Воронков. «Чехов».  Цветная литография.

Сергей Айнутдинов. Работа из серии «литератушки». Шелкография (слева). Николай Воронков. «Чехов». Цветная литография.

Вчера в Екатеринбурге открылся второй всероссийский биеннале-фестиваль «Урал-графо». По сути, это серия выставок, каждая из которых представляет лучшие работы в различных техниках графики. Первая экспозиция биеннале посвящена печатной графике.

ДОСЬЕ «ОГ»

  • Первый биеннале-фестиваль «Урал-графо» прошёл в Екатеринбурге в 2012 году. Фестиваль учреждён по инициативе художников секции графики Союза художников России.
  • В выставке-номинации «Печатная графика» принимают участие 67 художников из 25 городов России и зарубежья. По итогам всех выставок жюри выберет лучшие работы.
  • Выставку можно увидеть в Доме художников (Куйбышева, 97).

— Вы — журналист, вам эта тема должна быть особенно близка, — сразу уверил меня Сергей Айнутдинов, председатель Свердловского отделения Союза художников России. — Потому что технология близка к тому, как печатается газета в типографии. Только всё это делается вручную. И с помощью камня — вот здесь у нас есть маленький камень — попробуйте поднимите.

«Маленький» камень я с трудом смогла разве что сдвинуть с места. Большой весит более сотни килограммов. Изготавливают такие из особого известняка, который добывается только в двух местах — в Германии и Грузии. Поэтому я как-то сразу зауважала мастеров литографии — тем более что технология очень сложная. Мало того, что нужно прорисовать рисунок на камне — необходимо ещё сделать это, не касаясь его руками. Любой отпечаток пальцев отобразится потом на литографии. Кроме того, каждый цвет печатается отдельно — а учитывая, что некоторые произведения — ну просто полноцветные картины, работа — долгая, серьёзная и кропотливая. Ещё и погода не каждая подходит — если очень жарко, литографская тушь или карандаш, которыми наносится изображение, могут потечь и оставить жирные следы. Поэтому «малоснежное» уральское лето — в самый раз.

— В отдельную экспозицию мы выделили работы удивительного мастера цветной литографии Николая Львовича Воронкова, — продолжил Сергей Айнутдинов. — Скоро ему исполнится восемьдесят, и он всё ещё творит и передаёт опыт ученикам — их работы тоже представлены на выставке. Мы подобрали литографии Воронкова, выполненные к книгам — например, к книге «Белый Бим Чёрное Ухо» Троепольского. Раньше книги очень часто иллюстрировались таким образом…

— Да, в детстве у меня книжки с такими картинками были.

— Вот-вот. Мы постарались нашей выставкой напомнить, что такое книжная графика — учитывая, что 2015 год объявлен Годом литературы, актуально об этом вспомнить. В последнее время возникло отчуждение между хорошей литературой и художником — сейчас и простые иллюстрации для книг заказывают всё реже, а уж литографии-то — и подавно. Но хотелось бы напомнить, как это красиво. Раньше мы по полгода работали над одной книгой — внимательно прочитывали текст, выбирали, какие моменты иллюстрировать, душу вкладывали… Для детей иллюстрации — это особенно важно. Да что дети — я вроде бы давно из этого возраста вышел, но если в книге хорошие иллюстрации, с огромным удовольствием их просматриваю.

— Неудивительно. Вряд ли какая-то современная техника сможет вызвать такие эмоции.

— Вообще, в советские годы все художники, владеющие техникой печатной графики, состояли на учёте в КГБ. Потому что могли напечатать денежку — и её не отличишь от настоящей. Но вам про это подробнее расскажет Слава, его чаще проверяли, чем меня.

Слава — художник Вячеслав Вишняков, один из кураторов проекта — тут же подхватывает:

— На полном серьёзе в КГБ вызывали, опрашивали, осматривали камни — нет ли там каких-то не таких изображений. И не стало ли вдруг у художника много денег. Потому что копию можно было сделать — не отличишь. Да ладно — в советское время! Лет десять назад ещё отчитывался. Спросили, какие у меня станки — я говорю: «Литографский станок XIX века». Немая сцена: «Как, и всё ещё работает? А можно к вам прийти, посмотреть?». Я пригласил — мне не жалко. Сейчас же современная техника работает три года и всё, можно выбрасывать. А станок XIX века — печатает.

Областная газета Свердловской области