Темы дня

«Урал» вспоминает Гарри Айзмана, которого в 1930-х знал весь Советский Союз…

Раз в месяц «ОГ» представляет очередной номер единственного в регионе толстого литературного журнала. На сей раз читаем «Урал» с ответственным секретарём редакции Константином Богомоловым.

Досье «ОГ»

Гарри Айзман, в 1930-х — ученик нью-йоркской гимназии, создал пионерский отряд, распространял революционные воззвания. Когда Гарри и 62 его сверстника отказались дать присягу американскому флагу, пионер-активист был сначала исключён из гимназии, а следом приговорён к трём годам исправительной тюрьмы.

На защиту Гарри встали пионеры Советского Союза. Гарри же в ответ написал им открытое письмо, в котором называл Советский Союз — «наше Отечество».

После освобождения Гарри Международная организация помощи борцам революции устроила переезд мальчика в СССР. По горячим следам в Советском Союзе была выпущена книга малолетнего политэмигранта Г.Айзмана «Хоусорн» (1933). Повзрослев, Г.Айзман стал журналистом, работал в аппарате Коминтерна, в антифашистском комитете.

— Константин, всегда любопытна первая публикация в номере. Что именно? На какую тему? Автор? Как правило, это лучшее в номере либо то, к чему журнал хочет привлечь внимание. Аналогия — первая полоса в газете…

— Да, наверное, вы правы. Февральский номер «Урала» открывается романом Вадима Месяца «Легион архангела Гройса». И это действительно основная публикация раздела прозы. Вадим Месяц — известный поэт, прозаик, переводчик. И начинался он — и как поэт, и как прозаик — именно на страницах «Урала» ещё в конце 80-х — начале 90-х годов. С тех пор он постоянный автор журнала. Вадим Месяц руководит издательским проектом «Русский Гулливер» и журналом «Гвидеон». Его стихи и проза переведены на английский, немецкий, итальянский, французский, испанский и другие языки. Журнал «Урал» впервые опубликовал романы Вадима Месяца «Ветер с конфетной фабрики», «Лечение электричеством» и «Правила Марко Поло».

Действие его нового, «белорусского» романа происходит вроде бы в современной Белоруссии. Но если присмотреться, то не совсем и в современной. Место действия тут вообще не сводится к конкретной географической точке. Герою романа предстоит пройти через множество событий и встретиться со многими людьми, в том числе — и с теми, с кем встречаться вроде бы не должен, поскольку их давно нет в живых… И если роман Вадима Месяца в этом номере только начинается, то повесть лауреатов многочисленных премий, детских писателей Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Бежим отсюда!» заканчивается…

— «ОГ» подробно представляла повесть в предыдущем обзоре.

— Знаю. Но повесть так хороша, что юным нашим читателям, кто по какой-либо причине пропустил пока «Бежим отсюда!», рекомендую возвратиться к январскому номеру, чтобы узнать, чем дело начиналось.

— С августа прошлого года мы рассказываем об «Урале» на страницах «Областной газеты» и, кажется, ещё ни разу не коснулись раздела «Краеведение»…

— … А он является для журнала принципиальным: ведь где как не в «Урале» рассказывать о родном нашем крае. Кстати, из публикаций прошлого года стоит вспомнить исследование Александра Дмитриева об уральских ювелирах и огранщиках, «Криминальные летописи Екатеринбурга» Ирины Карповой — автор нашла в архивах наиболее интересные уголовные дела ХIХ века и попыталась реконструировать события. Или вот статья профессора Уральской консерватории Сергея Беляева о композиторе и музыкальном деятеле Василии Цветикове, без которого дореволюционный Екатеринбург в свое время не стал бы, возможно, тем центром музыкальной жизни, каким он является сегодня.

В этом году «Урал» продолжает историческое краеведение, мы даже надеемся, что сумеем увеличить число материалов в рубрике. В февральском номере Андрей Расторгуев рассказывает о Екатеринбургском монетном дворе. Он, собственно, рассказывает о недавно вышедшей книге Леонида Злоказова и Владислава Семёнова, но получается не столько рецензия, сколько историко-краеведческий обзор. И вся история города видна в полуторавековой истории его монетного двора. История взлётов и падений…

— Видимо, в силу профессии (журналистика хоть и «сочинительство», но основанное исключительно на фактах) меня заинтересовал раздел «Без вымысла». Хотя не скрою, название публикации «Жизнь прожить…» — как мы в редакции говорим, из серии «Волга впадает в Каспийское море». Не впечатляет. Хотя, быть может, и зря?

— Зря! В разделе «Без вымысла» — фрагменты из книги воспоминаний Макса Серебряного. Автору вскоре исполнится 92 года, но его памяти можно только позавидовать, он продолжает работать, переводить (он переводчик технической литературы по своей специальности). Бывают чисто писательские, литературные мемуары — они часто хороши своими литературными достоинствами, но сомнительны по части достоверности. (Ещё Лидия Гинзбург сформулировала в своё время: чем писатель талантливей, тем больше врёт.) Воспоминания Макса Серебряного другого рода — они абсолютно лишены «литературщины», но достоинство такого рода воспоминаний — их достоверность. И вот автор вспоминает, как он увидел на выставке «Окна РОСТА» Маяковского в свои шесть лет, как удил рыбу с бывшим комендантом Кремля Павлом Мальковым, который собственноручно казнил Фанни Каплан, как приятельствовал с Гарри Айзманом, американским пионером-героем, которого знал весь Советский Союз тридцатых годов…

Если бы автор был искушённым писателем, какими деталями расцветил бы он все эти рассказы! Пока я готовил эти мемуары к публикации, я полушутя предлагал автору: может, добавим «вкусных» деталей в некоторые эпизоды? На что автор говорил, что может писать лишь о том, за что отвечает, что действительно было. Вот это и подкупает в такого рода мемуарах: достоверность и точность. Автору, не умеющему сочинять, веришь именно как документалисту, фиксирующему своё время в его повседневности.

— И такого рода воспоминания…

— …ещё не раз появятся на страницах «Урала» в нынешнем году.

Сюжет

Читаем с пристрастием
Представляем очередной номер журнала «Урал» с участием известных уральских литераторов.

Областная газета Свердловской области
.