Темы дня

Много шума и…

Актёрский состав «Войны» впечатляет: помимо молодых артистов, в спектакле задействованы Валерий Гаркалин, Елена Шанина, Евгения Симонова, Игорь Ясулович. Фото: okolo.me

Актёрский состав «Войны» впечатляет: помимо молодых артистов, в спектакле задействованы Валерий Гаркалин, Елена Шанина, Евгения Симонова, Игорь Ясулович. Фото: okolo.me

В этом году Чеховский фестиваль в Екатеринбурге стартовал спектаклем московской театральной студии «Саундрама», посвящённым Первой мировой войне. Постановка Владимира Панкова «Война» – это мистерия с элементами речитатива на нескольких языках. Екатеринбургскому зрителю уже довелось увидеть один спектакль студии: «Синдром Орфея» был принят прекрасно. Вот и в этом году город замер в ожидании нашумевшей премьеры…

Спектакль этот был очень разрекламирован (только слепой не заметил афиши). На всех баннерах сообщалось, что создавался он в рамках Эдинбургского фестиваля, и у европейского зрителя постановка имела оглушительный успех. Активная реклама принесла свои плоды: зал заполнился до отказа. Ожидания от постановки, разумеется, были высокими. Однако и вопросов оставалось немало…

Первый, и, пожалуй, главный вопрос – далеко не все театралы имеют представление о жанре «саундрама» (основателем которой, кстати, и является Владимир Панков). Поясним: саундрама – жанр, где в основе всего лежит звукоряд. Звук извлекается практически из всего, и всё это складывается в единую палитру. Первостепенен здесь ритм. Кроме того, практически все актёры поют и играют на музыкальных инструментах. Порой кажется, что живьём, в эту самую секунду, всё это выполнить невозможно – не фонограмма ли? Но, присмотревшись, видишь на сцене оркестр, бэк-вокалистов…

Второй вопрос – о какой же войне всё-таки пойдёт речь? Срабатывает эффект «обманутого ожидания» – в преддверии 70-летия Победы, отправляясь на спектакль «Война», настраиваешь себя на совершенно конкретные события. Но речь идёт не о Второй, а о Первой мировой. Авторы объединили три совершенно разных произведения в одном сценарии: «Илиаду» Гомера, «Смерть героя» Ричарда Олдингтона и «Записки кавалериста» Николая Гумилёва. Дело в том, что спектакль готовился к столетию Первой мировой войны, и в Эдинбурге был показан как раз в разгар празднований. Быть может, именно этим и был обусловлен его успех? На Урале же, когда все отсчитывают дни до совсем другого юбилея, возник некий диссонанс.

Хотя основная мысль спектакля как раз и заключается в том, чтобы показать – со времён Гомера ничего не изменилось, люди по-прежнему воюют.

Мысль, безусловно, верная, хотя и не оригинальная. Возможно, именно оригинальности и новых сюжетных поворотов не хватило создателям спектакля. Вкратце о сюжете: молодой художник, интеллигент Джордж, считал, что искусство изжило себя, а чтобы в мире появился очередной шедевр, нужно великое сражение, ибо нет в мире более поэтичного явления, нежели война. Песнь за песнью перед нами раскрываются две похожие между собой истории: погибшего и оплакиваемого Гектора и жертвы Первой мировой Джорджа. Сцены «Илиады» выглядят действительно впечатляюще.

Но как только «греческая» сюжетная линия заканчивается и мы переносимся в начало ХХ века, пропадает вся магия и атмосфера – остаётся лишь довольно посредственная история главного героя. Вот он восторгается солдатами, которые уже пришли с фронта, вот попадает в эпицентр военных действий, простывает, страдает поносом, рассказывает, как тяжело жить в полевых условиях. После первого же диалога, в самом начале спектакля, уже понятно, чем всё закончится – никакой интриги. В финале герой осознаёт, что война совсем не поэтична, а смерть стольких людей не оправдывает, пусть даже гениальные, произведения искусства.

Форма «Войны» оказалась гораздо сильнее содержания.

Областная газета Свердловской области