Темы дня

Прыжок. Полёт. Стоп!

Новелла «Step lightly» («Осторожной поступью») создана в Екатеринбургском оперном на музыку «Мистерий» — фольклорного многоголосья. Фото: Алексей Кунилов

Новелла «Step lightly» («Осторожной поступью») создана в Екатеринбургском оперном на музыку «Мистерий» — фольклорного многоголосья. Фото: Алексей Кунилов

Позабавив в середине мая зрителей классическим комик-балетом «Тщетная предосторожность», Екатеринбургский оперный через две недели выдал новую балетную премьеру, увлекая публику уже современной хореографией в «Terra nova» (название спектакля). Заметьте: не «Terra incognita» – «земля неведомая». И это, думаю, принципиально. Современный танец на академической сцене – уже не сенсация для Урала. Другое дело, что жажда небанальных для хореографического спектакля сюжетов, актуальной пластики и творцов, которых Россия прежде не видела, подвигает театр на новые эксперименты.

«Terra nova» – спектакль из трёх отдельных, самодостаточных историй. Финальная «Step lightly» («Осторожной поступью») – создание англичанина Пола Лайтфута, признанного во всём мире авторитета в области contemporary dance. Для знаменитого NDT, Нидерландского театра танца, он создал более 50 постановок. Одна из них – балет «Step lightly» – придумана им для NDT в 1991 году. Спустя почти четверть века именно ею Лайтфут решил дебютировать в России.

Вот где «terra incognita»! Почти всё, во всяком случае для уральских зрителей, непривычно, неожидаемо. От фольклорных эпических песнопений в исполнении болгарского хора до пластики, лишённой привычных в балете рафинированных па. Сам дух танца – от земли, первозданных страстей, которые человек ещё не научился (либо не хочет!) скрывать. Название «Осторожной поступью» – обманка. Лукавство в квадрате. Ничего «осторожного». И «поступь» – термин явно из другого лексического ряда. На сцене всё – ровно наоборот. Жгуче. Конфликтно. С первобытной откровенностью. Дуэль. Борение. Ристалище женского и мужского начал. Мощное многоголосье хора только усиливает эффект.

Но при этом… как всё изящ­но! Так завораживает обычно не знающая условностей дикая природа. Она сочиняет себя сама, рождая красоту из противоборства, взаимной атаки несовместимостей.

«Step lightly» – из тех балетов, которые нет нужды натужно разгадывать, пытаясь оправдать (хоть как-то – замыслом, сюжетом) нелогичность, какофонию пластики. Увы, в современном танце такое – сплошь и рядом. «Step lightly» в дешифровке не нуждается. Балет ложится на сердце, как безупречная поэзия – на память. Мгновенно. Естественно. Легко.

Новелла «Занавес»

Новелла «Занавес». Выразительный эпизод, мгновенно запечатлённый и уже растиражированный многими, достоин стать брендом хореографии Вячеслава Самодурова, да и в целом — современного танца. Фото: Алексей Кунилов

Прямая речь

Мария АЛЕКСАНДРОВА, народная артистка России, солистка Большого театра:

– Заманить состоявшегося артиста на Урал может только талантливый хореограф, как и произошло в моём случае. Я доверяю Вячеславу и знала, что он сможет придумать нечто особенное.

 

Вячеслав САМОДУРОВ, художественный руководитель балета Екатеринбургского театра оперы и балета:

– Трудно сказать, каков стиль Лайтфута. Пожалуй, сам Лайтфут – это и есть стиль. Большинство его балетов лишены нарратива, но всегда складывается ощущение, будто читаешь книгу или смотришь фильм. В балетах Пола всегда много содержания – а это именно то, что я особенно ценю в балетах. Настоящие хореографы общаются с публикой совершенно на другом уровне – рассказывая не сюжет, а захватывающую эмоциональную историю. Вот почему им удаётся сказать танцем то, что нельзя передать словами.

 

Похожее впечатление – от включённой в спектакль истории «Eventual progress» («Необратимый прогресс») – музыка Майкла Наймана, хореография Джонатана Уоткинса. Мысль сформулирована в названии. Система доказательств в словах не нуждается. Пластика столь выразительна, а ритмически танец организован с такой, почти математической, чёткостью, что масштабное, многолюдное действо в какие-то минуты продолжается вовсе без музыки. Под собственный ритм. Завораживающе стройно. Красиво.

А ради третьей части «Terra nova» – новеллы «Занавес» – на Урал приехала, оставив на время планы в родном театре, прима-балерина Большого Мария Александрова. «Занавес» под музыку редко исполняемого в России Отторино Респиги хореограф Вячеслав Самодуров, по его собственному признанию, создавал исключительно в расчёте на феноменальные возможности и харизму М. Александровой. У неё же свой резон прервать столичную жизнь и международный гастрольный график супервостребованной примы ради хореографической новеллы в несколько минут: «Всё, что я танцевала прежде, было о любви мужчины и женщины. То, что мы делаем здесь, – о любви к профессии».

Из разряда экспериментов – финал «Занавеса»: героиня выходит на аплодисменты в глубине сцены, спиной к зрителям. Авансцена и рампа на сей раз – на месте привычного сценического «задника». А дальше, в ещё большей глубине, – воображаемый зал. Всё, что происходит до этого момента, – жизнь балетного закулисья. С его надеждами и грёзами. Изматывающей отработкой деталей (ещё один эксперимент В. Самодурова – движущийся по сцене «живой свет» поочерёдно выхватывает из мрака то руки или стопы балерины, то её напряжённое лицо). Театр с его страхами и физической болью. С амбициями. Как красноречив эпизод двух балерин – аналогия с бьющимися за первенство птицами. И наконец – это театр, где после ошибок и утрат творец возрождается, подобно птице Феникс. Кому, как не Марии Александровой, обожающей свою профессию за «возможность молчания», было рассказать всё это. Не словами. Танцем.

Театр декларирует без каких бы то ни было оговорок: «Terra nova» – заповедные места, куда не долетали лебеди Петипа. Почти вызов эстетике классического танца. Зритель этот вызов принял. Испытание временем, классикой уже пройденное, у contemporary dance ещё впереди.

Областная газета Свердловской области
.