Темы дня

А был ли Штраус?

Фото: Алексей Кунилов.

Фото: Алексей Кунилов.

В афишу Свердловской музкомедии, в которую из штраусовских шедевров попадали и «Летучая мышь», и «Цыганский барон», под занавес сезона вошла «Венская кровь» – оперетта, которую, мягко выражаясь, не жаловали в советской и постсоветской России. Точнее – её у нас не ставили никогда. Но не обольщайтесь: ах, неизвестный Штраус! Строго говоря, автор и… не видел партитуры.

«Венская кровь» – беспрецедентный творческий курьёз в биографии Штрауса. Это оперетта-пастиччо (от итал. pasticcio – паштет, смесь), музыка которой собрана из отрывков ранее написанных произведений. 74-летний Штраус, уступив уговорам директора венского Карлтеатра, надеявшегося новым шедевром «короля вальсов» спасти театр от разорения, разрешил компиляцию из фрагментов своих мелодий. Опытные либреттисты Виктор Леон и Виктор Штейн сочинили сюжет, конечно же – с интригой, любовными приключениями, чередой недоразумений и хеппи-эндом. Капельмейстер театра Адольф Мюллер взялся за аранжировку музыки. Так и родился «паштет», «приготовленный» из почти тридцати произведений Штрауса.

Можно только гадать, отчего «Венская кровь» была в немилости, ведь в оперетту-пастиччо вошли истинные хиты «короля вальсов» – «Сказки венского леса», «На прекрасном голубом Дунае», «Вино, женщины и песня». В Свердловской музкомедии предполагают: возможно, виной всему был совершенно непонятный нашей публике сюжет оперетты о каком-то «знаменитом Венском конгрессе». Может быть… Хотя мало ли случаев, когда западные либретто адаптировались: непонятные названия или ситуации купировались, и оставался любовный сюжет и сердечные интриги, понятные всем и на всех языках.

Долго ли, коротко ли… Так и напрашивается эта сказовая присказка, поскольку от событий 1899 года, когда в Карлтеатре состоялась премьера «Венской крови», до премьеры штраусовской оперетты-пастиччо на Урале прошло 116 лет. И опять как в сказке: не было бы счастья, да командировка директора Свердловской музкомедии Михаила Сафронова помогла. В Европе, правда – уже в мюнхенском театре-музее «Кювелье», он увидел постановку «Венской крови», которая «приглянулась» настолько, что в декабре 2014 года был подписан договор о творческом проекте с мюнхенским театром – создании совместной постановки в Екатеринбурге. Спектакль на сцене Свердловской музкомедии должен был максимально точно воспроизвести художественное решение (декорации, костюмы) мюнхенской постановки.

Спектакль Свердловской музкомедии  можно было бы назвать российской премьерой («Венская кровь» никогда прежде не ставилась в нашей стране), если бы буквально за несколько дней до премьеры на Урале не состоялась премьера штраусовской оперетты-пастиччо в Санкт-Петербургском театре музыкальной комедии. Идеи просто витают в воздухе…

Не скоро сказка сказывалась… Оркестровая партитура «Венской крови» для уральской постановки была «выписана» из издательства Миха­эля Рота (Вена). Константин Рубинский и Надежда Самоликова сочинили русскую версию либретто, которая, конечно же, не стала буквальным переводом, подстрочником. Интрига – из оригинала, а текст… оригинальный, свой. Наконец режиссёр екатеринбургского спектакля Сергей Юнганс (по согласованию с автором мюнхенской постановки) по-своему организовал сценическое существование героев.

…«Скучный бюргер» граф Цедлау, посол крошечного саксонского государства, женился по брачному договору на жизнерадостной жительнице Вены Габриэле. Со дня заключения брака супруги живут отдельно. Тем временем граф, поддавшись магическому действию «венской крови», пускается на поиски новых любовных приключений. Весть об этом доходит до Габриэлы… Так завязывается интрига. Не знаю, не видела постановки в театре-музее «Кювелье». По отзывам очевидцев, роскошные интерьеры самого театра (здание считается самым красивым в мире театральным зданием в стиле рококо) оказали решающее значение при выборе сценографии, а лепные ангелочки с порталов сцены Карлтеатра материализовались в образы амуров, которые стали чуть ли не главными персонажами спектакля. Но у нас всё не так. Внешняя красота вряд ли способна тронуть сердца российских зрителей. Зато красота души… Зато сердечность отношений… Зато легкий флирт и полный любовный улёт… Ну вот об этом собственно и спектакль.

Иоганн Штраус не увидел спектакля по своей оперетте-пастиччо: он скончался почти за пять месяцев до премьеры. Большинство уральских зрителей тоже не видели пока «Венскую кровь»: Свердловская музкомедия закрыла премьерой сезон. Но у нас-то ещё всё впереди…

Если кто-то из зрителей захочет (и имеет к тому возможность) сравнить, насколько уральская «Венская кровь» соответствует мюнхенской постановке, то без труда, признаются создатели, найдёт массу различий: никто ведь и не собирался создавать точную копию немецкого спектакля.

Областная газета Свердловской области