Темы дня

Субъективные заметки о крупнейшем культурном проекте

Если вы думаете, что это куча мусора, то зря. Это – произведение Нетко Салакова, представленное на нынешней биеннале. Фото Алексея Куниллова.

Если вы думаете, что это куча мусора, то зря. Это – произведение Нетко Салакова, представленное на нынешней биеннале. Фото Алексея Куниллова.

Смелая была затея — поручить писать о современном искусстве человеку, не испытывающему восторга от «Чёрного квадрата» Казимира Малевича. По-своему даже в чём-то авангардная.

Что за фиаска такая?

«Прочли: „Пуанкаре терпит фиаско“. Задумались. Что это за „фиаска“ за такая?». Это из Маяковского. Вспомнилось почему-то. Назовите меня ретроградом и ещё каким-нибудь словом, но я не понимаю, почему надо всякому явлению обязательно придумать пышное и непонятное иностранное название. Почему нельзя назвать биеннале просто выставкой? Не так пышно, зато понятно. Не только узкому кругу посвящённых. А так возникают проблемы даже у организаторов. Участники пресс-конференции, люди вроде бы образованные, и, что называется, в теме, и то за три четверти часа бедную «биеннале» просклоняли по всем родам, даже сами этого не замечая.

Адепты современного искусства вообще занимают очень удобную позицию. Если ты восхищаешься их творениями, значит, ты «созрел» для восприятия всех глубин авторского замысла. Если же отказываешься понимать, в чём тут, собственно говоря, вообще элемент творчества, на тебя посмотрят сочувственно, как на человека, обделённого великим знанием. И главное, побольше мудрёных слов, чтобы переспросить, что это означает, было неловко, а понять — невозможно.

Основная площадка нынешней биеннале, как и два года назад, в бывшем здании типографии «Уральский рабочий». Есть действительно интересные работы, которые в той или иной степени ломают привычное нам пространство, заставляют восхищаться как замыслом, так и исполнением. Но вместе с тем...

Любая подобная выставка «опасна» тем, что, рано или поздно, сталкиваешься с проблемой — драный стул в углу это просто драный стул в углу или экспонат, представляющий собой гениальную аллегорию взаимоотношений индивидуума с окружающей действительностью. Поскольку к тому моменту, когда организаторы собрали прессу, большая часть экспонатов основного проекта была ещё не готова, то куча пустых картонных коробок вполне могла сойти за кучу пустых картонных коробок, в которых со всего мира везли в Екатеринбург шедевры мирового авангарда. Мысль о том, что это тоже может оказаться экспонатом, разумеется, возникла, но была тут же с позором изгнана. Оказалось, что зря.

—За спиной у нас есть очень полезное произведение специально для этого проекта, — поведала журналистам куратор основного проекта биеннале Ярослава Бубнова. — Это работа Нетко Салакова, часть его большой инсталляции «Что делать, когда не надо зарабатывать деньги». А это — фрагмент инсталляции, называется «Всё, что вы хотели сделать с некоторыми людьми, особенно с политической элитой, сделайте с этими коробками».

Ну знаете! Если уж вы пытаетесь выдать за высокое искусство кучу пустых картонных коробок, так хотя бы потрудитесь наделить её более оригинальным смыслом, чем тот, что даже не лежит на поверхности, а парит над ней. Что же касается упомянутых денег, то, как сообщила на пресс-конференции комиссар биеннале Алиса Прудникова, изначальный бюджет 2-й Уральской индустриальной биеннале современного искусства был 18 миллионов рублей — восемь миллионов от федерального министерства культуры, по пять от администрации Екатеринбурга и министерства культуры Свердловской области. Затем он возрос за счёт привлечённых средств спонсоров. Надеюсь, что даже небольшая часть этих денег не была потрачена на то, чтобы привезти эти самые пустые коробки из какой-нибудь европейской столицы, а их собрали по окрестным магазинам бытовой техники.

Новая картина рядом

Есть такое расхожее мнение, что предназначение современного искусства — вызывать вопросы. Задаваться вопросами и думать над ними — вообще штука полезная. Но вот вам ещё одна «картинка с выставки». В рамках пресс-тура журналисты побывали на ещё одной площадке — арт-резиденции, которая разместилась в одном из подтрибунных помещений Центрального стадиона. Там были представлены работы молодых художников, сопровождённые ответами каждого автора на небольшую анкету.

Так вот, диалог, невольно подслушанный возле одной из таких анкет:

—Ой, смотри, как это — на вопрос «Что означает для вас эксперимент и насколько он важен?» — ответ начинается фразой «Довольно редко», — обращает внимание своего спутника девушка, читающая анкету.

—Ой, Ваня — он же такой оригинальный, — отвечает юноша.

Через секунду выясняется, что дело вовсе не в оригинальности Вани, а в том, что в анкете ошибка — дважды дан один и тот же вопрос. А ведь какая была любопытная теория, какой бы мог получиться блестящий текст об оригинальности творческого мышления молодого художника. В общем, как в старом добром анекдоте: «Моя новая картина рядом, а здесь я краски развожу».

биеналлепятно

Изображение жёлтого пятна на стене «выставочного зала» издали и вблизи. Фото Алексея Кунилова.

—В какой бы временной период мы ни обратились, всегда искусство нам подскажет, как жило человечество, как развивалась цивилизация, — сказала на пресс-конференции начальник Управления культуры Екатеринбурга Татьяна Ярошевская. — Я думаю, что этот проект совершенно очевидно останется в истории искусства и будет много говорить о том, как мы жили в это время.

Пожалуй, Татьяна Львовна права. К сожалению. О былых временах мы судим в том числе по рублёвской «Троице», суриковской «Боярыне Морозовой», репинских «Бурлаках на Волге» и картине Решетникова «Опять двойка». Насколько верно это представление — сложно сказать. Но что подумают о нашем времени те, кто будет судить о нём по «Чёрному квадрату», инсталляции из пустых картонных коробок и чистому листу с подписью «Рисовать хочется не каждый день»? Если у нас действительно всё так плохо, то я бы предпочёл жить в другое время.

Конечно, мне довелось увидеть лишь малую часть экспонатов. И среди них, кстати, были вполне достойные. Например, мультимедийная инсталляция Леонида Тишкова, посвящённая закрытому заводу по изготовлению коньков в Верхотурье.

Но когда рядом с тем, что может стать откровением, располагаются пустые картонные коробки или драный стул, который выдают за аллегорию мирового сверхразума, впечатление портится.

Биеннале, которая продлится до 22 октября, не ограничивается основным проектом в «Уральском рабочем». В программе множество лекций, семинаров, дискуссий, кинопоказов, параллельных проектов, арт-резиденции. Возможно, там в «коробках» появится содержание.

Мнение

Александр Степанов, искусствовед, художник-график, экспозиционер, член Союза художников России:

— Мне на открытии стало грустно. Не увидел ни одного интересного объекта. Уровень работ очень низкий, знаковых фигур среди художников нет, представленные проекты часто вторичны, много плоского юмора, мало мастерства. Интересен девиз биеннале: «Каждому художнику — по заводу». Но что такое пространство завода? Как правило — ободранные помещения, обшарпанные стены, не первой молодости станки. Вносить туда объекты искусства — особое мастерство. Нет большого смысла в том, чтобы просто поставить картины в цехах. Делать это надо тонко, точно.

Открытие второй биеннале, на мой взгляд, проигрывает первой. Пока я вижу, что проект идёт на понижение. Одна из причин — не используются в полную меру силы местных художников. Хотя уральские мастера во многом превосходят зарубежных, приглашённых на биеннале. Задача современного искусства — расширять коммуникации, уральская же биеннале завязана на узкой группе людей. Организаторам следует помнить один из важнейших законов теории систем: «Закрытая система всегда рухнет». Цель индустриальной биеннале — создать положительный имидж Свердловской области. Сегодня эта задача не выполняется.

Областная газета Свердловской области