Темы дня

В новом кино смущает пустота

На вопрос, обратится ли ещё режиссёр к жанру документального кино, Сергей Урсуляк уклончиво ответил: «Это дело живое.  Будет возможность – да, не будет – так не будет. Не загадываю». Фото: cinemaplex.ru

На вопрос, обратится ли ещё режиссёр к жанру документального кино, Сергей Урсуляк уклончиво ответил: «Это дело живое. Будет возможность – да, не будет – так не будет. Не загадываю». Фото: cinemaplex.ru

  • Опубликовано в №190 от 12.10.2016

Вчера в Екатеринбурге стартовал XXVII Открытый фестиваль документального кино «Россия». Перед началом конкурсных показов мы поговорили с председателем жюри – кинорежиссёром Сергеем УРСУЛЯКОМ. В интервью «ОГ» автор «Ликвидации», «Исаева», «Тихого Дона» рассказал, чем его привлекает документалистика, почему в художественном кино нет нужных тем и как ВГИК заполонили десятиклассники.

– Вы часто говорите о документальном кино. И на фестивалях, и на творческих встречах, и в интервью. Сейчас же – вообще председатель жюри целого фестиваля доккино. Что вас, как режиссёра игрового кино, привлекает в этом жанре?

– Документальное кино мне интересно тем, что сегодня оно гораздо более художественное и, самое главное – лучше рассказывает о человеке, чем игровое. Впрочем, можно сказать, что это тенденция не последних лет. В игровом кино сегодня слишком много сконструированного, придуманного из головы, неживого и, если можно так сказать, «пробирочного». А в кино документальном – лучше или хуже, но есть настоящий интерес и настоящее внимание к человеку. И часто это внимание к простому человеку, мимо которого мы проходим не глядя. Кстати, я уже был на «России». Было это примерно лет десять назад.

– Интересная деталь: вы же сами начинали с документального кино.

– Ну, я не снимал документальное кино в полном смысле. Я, скорее, делал докпередачи. Были такие проекты о Ельцине, о колонии, где содержатся пожизненно заключённые, была передача про Роберта Стуруа. Но я не считаю себя документалистом.

Досье «ОГ»

Сергей УРСУЛЯК

  • Родился 10 июня 1958 года.
  • Окончил актёрское отделение Театрального училища имени Щукина (1979) и Высшие курсы сценаристов и режиссёров (1993).
  • Автор фильмов: «Сочинение ко Дню Победы», «Ликвидация», «Исаев», «Живые и мёртвые», «Тихий Дон».
  • Лауреат Государственной премии РФ

– Многие режиссёры уходят из документалистики из-за малой финансовой поддержки. Но я знаю, что у вас на этот счёт иная позиция. Вы говорите, что если в документальном кино будет много денег – оно попросту испортится, как игровое.

– Не совсем так. Я не утверждаю, что оно сразу же испортится. Нужно попробовать. Я считаю, что в игровом кино очень многих людей привлекают большие деньги. Конечно, их там больше, чем в документальном. Но в доккино чаще всего приходят люди, которые хотят заниматься именно искусством. И, конечно, я не утверждаю, что документальное такое хорошее, потому что там нет денег, а художественное такое плохое – потому что есть. Я говорю, что в документальное кино идут люди, привлечённые документальным кино и возможностью им заниматься. Нет никаких побочных желаний. В том числе, нет желания заработать денег. Но было бы, конечно, неплохо, если бы документалистам давали больше средств. Любое искусство нуждается в серьёзной поддержке. Театр, музыка, кино, литература – всё нуждается в поддержке. Я знаю, что провинциальные документальные студии, да и не очень провинциальные, например, в Питере – живут тяжело.

– Сейчас в кино приходит много молодых людей. Вы как-то говорили, что «новая волна» вас смущает. Но между тем на том же фестивале «Россия» сразу семь дебютов. И можно уже говорить, что они формируют новый язык кино.

– Я не знаю насчёт нового языка. Но в «новой волне» меня смущает вовсе не язык кино. Если говорить об игровом кино, то там меня смущает пустота. Людям не о чем говорить, и они начинают говорить о пустоте. У них нет нужного опыта, нет тем. А в документальном кино люди действительно рассказывают о каких-то проблемах. Да, получается это по-разному. Бывает и хорошо, и плохо. Бывает точно и не точно. Но в любом случае их привлекает настоящая, живая жизнь. Не выдуманная.

– С чем вы это в первую очередь связываете?

– Это проблема образования. С ним сейчас вообще беда. Об этом говорят многие мои коллеги: нельзя всё отдавать на откуп десятиклассникам, которые заполонили ВГИК. Должны быть люди с опытом. Но почему их нет? Потому что кинообразование очень дорогое. Как поступать?! Взять те же Высшие курсы сценаристов и режиссёров, которые окончили замечательные режиссёры. Столько там стоит обучение? Около 400 тысяч рублей! Напомню, что я в своё время учился там бесплатно!

– То есть тем, кто хочет связать свою жизнь с кино, вы бы посоветовали начать с документального?

– Я бы советовал слушать себя. Слушать собственный голос. Советовать ничего не могу. Но я понимаю, что человек, который хочет снимать документальное кино – может это сейчас делать. Тридцать лет назад такого не было. Нужна была камера, плёнка и так далее. В документальное кино прийти проще. Там нет такой технологической дороговизны. Всё-таки художественное кино – это очень дорого.

Областная газета Свердловской области