Темы дня

Снежную королеву лишили прописки в Лапландии

Для создания зрелищной снежной зимы театр закупил несколько десятков килограммов искусственного снега. Фото: Алексей Кунилов

Для создания зрелищной снежной зимы театр закупил несколько десятков килограммов искусственного снега. Фото: Алексей Кунилов

  • Опубликовано в №232 от 13.12.2016

Если известный композитор Артём Васильев, автор музыки к блокбастерам «Экипаж» и «София», восемь(!) раз переписывает Ирландский танец к балету «Снежная королева», то явно же: заказ Екатеринбургского оперного театра для него – не проходная работа. А стало быть, премьеру «Снежной королевы» как минимум стоит увидеть. И не переживайте, если вышли из подросткового возраста. Хореограф Вячеслав Самодуров поставил сказку не только «для маленьких».

Что ни год, при определении номинантов областного фестиваля «Браво!» всплывает проблема детского репертуара в театрах. Детских спектаклей немного в принципе. Качество их к тому же нередко – со скидкой на несмышлёность зрителей. То есть не отягощено фантазией постановщиков. А потому дорогого стоит, когда признанный в России хореограф, взявшись за постановку спектакля «всего лишь» для новогодних праздников и зимних каникул, решил поставить не просто занимательную историю. Сказка – ложь, да в ней намёк. Сказки потому и живучи в поколениях, что многослойны по смыслам – на вырост. Для маленьких и больших. Вячеславу Самодурову «Снежная королева» оказалась близка историей о том, как легко потерять контакт с близкими людьми, даже оставаясь рядом. И не просто так на премьерном показе спектакля японская балерина Кюнсун Пак, танцующая Герду, в сцене прощания с Каем расплакалась по-настоящему, заново пережив не как актриса, а как человек – в драматический момент её Герда «просто» не протянула брату руку. Сколько такого в жизни происходит с нами и нашими близкими…

50 париков из латекса, у каждого персонажа собственный – такое в театре впервые. Фото: Алексей Кунилов

Балет «Снежная королева» остаётся сказкой-путешествием с узнаваемыми андерсеновскими обстоятельствами: дружба Герды с Вороном, встреча с разбойниками… Хореограф В. Самодуров и художник по костюмам И. Белоусова даже добавили для современного зрителя чудес: стражи и тролль в свите Снежной королевы – в стиле толкиеновского фэнтези, чем вызывают в зале большое оживление. Но это не

географическое путешествие. В этом странствии не важен адрес, конкретная точка на карте – Китай, Россия или даже та же Лапландия. И время условно. ХIX или XXI век – не суть. Даты могут меняться. Хорошая сказка – вне времени и пространства. А «Снежная королева» – хорошая сказка. И авторы балета сознательно погружаются в ней до вторых, глубоких смыслов. По-взрослому.

Северная атмосфера никуда не исчезла из сказки. В интерьере дома Кая и Герды – привычный скандинавский минимализм. В костюмах – орнаменты с оленями. Впечатляющие подлинные пейзажи (фото- и кинопроекции на заднике сцены) довершают атмосферу. Но белое безмолвие в данном случае – аллюзия одиночества, драмы человека, потерявшего контакт с близкими. Можно жить в одной квартире, но стать чужими людьми. Ради этой, главной мысли авторы сознательно утрировали приметы Севера в спектакле. Красные стены не в стиле скандинавского минимализма, зато создают необходимый контраст: тёплая атмосфера семьи – и холод снежных чертогов (дизайнер Э. Белоусов). Музыка А. Васильева вряд ли точно соответствует жанрам скандинавского музыкального фольклора (да и не было такой задачи), но ощущение «скандинавской пустоты» создано. Особенно – в начале второго акта, в сцене вокализа, когда на фоне льдов и снегов звучит одинокий женский голос. Не припомню других балетов, где бы пели. Но рискованный ход постановщиков «попал в тему».

Что касается хореографии, то в Ирландском танце (именно к нему А. Васильев восемь раз переписывал музыку) знатоки жанра, возможно, разглядят элементы знаменитого зажигательного ирландского степа. И это красиво. Но опять же: куда важнее ощущение человеческого единства, что возникает в коллективном танце. Круг, хоровод – совпадение танцевальных па, ритмов, дыхания… Словом, Кай и Герда снова дома.

Герда спасла Кая. Кай уже не «один дома»: душевное одиночество позади. Для обоих это была одиссея внутри себя, к самому себе. А для этого и впрямь не обязательно оказаться в Лапландии.

Екатеринбургский оперный, оставив волшебную интригу, нашёл в ней вполне человеческие причины и следствия. А для меня, признаюсь, сошлись наконец детали пазла, которые не сходились прежде на разных кино- и театральных версиях сказки. Ну чего-таки дался владычице снежного царства «человеческий детёныш»? Зачем он ей? Чего ей, всемогущей, не хватает? Тепла! Могущество, сила и амбиции не скрашивают одиночества. И даже разбойникам (эпизод с изрядной долей остроумия и юмора) хочется, чтобы их однажды погладили по голове и прижали к сердцу…

Фоторепортаж с премьеры балета «Снежная королева».

Областная газета Свердловской области