Темы дня

Художник с талантом дипломата

Давид Ионин во время работы над портретом лауреата Государственной премии Иллариона Янкина (1947 г.). Неизвестный фотограф

Давид Ионин во время работы над портретом лауреата Государственной премии Иллариона Янкина (1947 г.). Неизвестный фотограф

  • Опубликовано в №238 от 21.12.2016

Сегодня в екатеринбургском Доме художника открывается выставка, посвящённая 100-летию Давида Ионина. Больше 20 лет Давид Маркович возглавлял Свердловское отделение Союза художников, а в общей сложности посвятил ему 33 года. Художник занимался эвакуацией экспозиций ленинградского Эрмитажа, содействовал становлению в СССР художественного конструирования и дизайна, был областным депутатом. На экспозиции можно увидеть лучшие его работы – цикл, отражающий поэтику индустриального труда, портреты, городские пейзажи, картины на военную тематику.

Темой труда Давид Маркович всерьёз увлёкся в конце 40-х годов. А в 50-е годы он много ездил по стране – работал на творческих дачах в Подмосковье, в Краснодарском крае. В 1957-м принимал участие в освоении целины на Алтае. В это время он, конечно же, писал много пейзажей – запечатлел красоту почти всей страны.

Пейзаж «Тишина» написан художником во время его приезда в Горячий Ключ Краснодарского края

Однако большую часть жизни он посвятил нашему отделению Союза художников. Ионин сменил на посту председателя – Александра Вязникова (который в своё время препятствовал вступлению в Союз Миши Брусиловского, повлиял на отстранение от работы с уральскими издательствами Виталия Воловича). Давид Маркович же часто защищал художников, пытаясь найти компромисс между творчеством и формальными требованиями к искусству со стороны властей.

– Тогда художников обвиняли в формализме, и Ионин многим из них помогал, – говорит нынешний председатель Свердловского отделения Союза художников Сергей Айнутдинов. – У него был настоящий талант дипломата. Как художник Давид Ионин очень любопытен. Сейчас его картины смотрят молодые и очень удивляются, когда я говорю, что он окончил только училище. Потому что ремеслом он владел на уровне Академии художеств. А ещё он благословил меня в профессию. Маленьким я ходил в кружок Дома пионеров Кировского района. И там на одном из конкурсов я получил какую-то премию. Конечно, на награждение пришли и мои родители. И когда мы уже возвращались, отец шёл с каким-то мужчиной и спрашивал, что со мной теперь делать. И тот сказал: отдайте его в первую художественную школу. А потом выяснилось, что это был Давид Ионин.

Комментарий

Дмитрий Ионин, депутат Законодательного собрания Свердловской области:

– Я дедушку помню плохо, когда он умер, мне не было ещё и трёх лет. Но говорят, что в детстве я очень был на него похож. Однажды на выставке в Заксобрании я увидел картину «Улица Восточная». Её дедушка написал полвека назад… Родные вспоминают, что он часто пропадал на работе, пытаясь решить проблемы художников, да и просто жителей города, которые обращались к нему за помощью. И со временем имя деда обросло легендами. Например, в статье Евгения Ройзмана в журнале «Урал» говорится: «Однажды Брусиловскому подарили большой узбекский нож. Он положил его в сумку и забыл о нём. И когда полетели из Узбекистана домой, в аэропорту этот нож занял весь экран на мониторе. Когда Мишу Шаевича спросили, чей это нож, он, честно смотря, сказал: «Давида Марковича Ионина, председателя Союза художников». Естественно, спросили: как он оказался у него? На что Брусиловский ответил: «А я его телохранитель! А Давид Маркович Ионин был репрессированным, отсидел 50 лет и всю жизнь боялся рассказывать анекдоты, думал, что его прослушивают и за ним следят. А тут такой моветон»». Если честно, не знаю, откуда это взялось, спишем на юмор Миши Шаевича. Но, слава богу, мой дедушка никогда не привлекался. Я вообще не сразу узнал, что он тоже был областным депутатом, и, конечно, был очень удивлён…

Областная газета Свердловской области
.