Культура 20 марта 2017, 18:55

«Онегин» на грани

Любовь Андреева: «В постановках Эйфмана всегда очень много сексуальности. Да, но при этом мы очень стараемся искать грань между сексуальностью и целомудрием». Фото: Вадим Балакин

Любовь Андреева: «В постановках Эйфмана всегда очень много сексуальности. Да, но при этом мы очень стараемся искать грань между сексуальностью и целомудрием». Фото: Вадим Балакин

В Екатеринбурге прошли гастроли Санкт-Петербургского государственного академического театра балета Бориса Эйфмана – на сцене Дворца молодёжи театр представил «Евгения Онегина».

Борис Эйфман неоднократно в интервью говорил, что хореограф – это наследник шаманов. Вряд ли речь идёт о любом хореографе, но, безусловно, к самому Борису Яковлевичу эти слова относятся полностью. То, что мы видим на сцене – мистическое действо, которое вводит в состояние транса. Эйфман не делает однозначных, лёгких и проходных постановок. Каждый спектакль – вызов для зрителя. Он заставляет переживать очень острые эмоции, и это не всегда восторг – порой неприятие, отторжение, страх, стыд. И именно в этом невероятная сила постановок маэстро – он работает на грани (а порой и заступает за неё), его спектакли – высоковольтное напряжение, его образы – постоянный поиск. Но это – для зрителя. А каким является балет Эйфмана для исполнителя?

Балет, Борис Эйфман, Евгений Онегин, Любовь Андреева

Татьяна (Любовь Андреева) и кордебалет. Фото: Вадим Балакин

О том, как работать на пределе возможного, мы поговорили с солистами театра, исполнителями главных ролей в «Онегине» – Олегом Габышевым и Любовью Андреевой.

– В вашей хореографии – невероятное количество акробатики. Иногда трюки, которые вы исполняете, настолько сложные, что дух захватывает. Во-первых, это абсолютно нетипично для классических балетных артистов. Во-вторых, это очень травмоопасно… Много нового пришлось освоить для работы в труппе Бориса Эйфмана?

Любовь Андреева: Да, освоить пришлось многое… У нас нет каких-то специальных занятий. Утро всегда начинается с класса, как и в любом классическом балетном театре. А потом – репетиция, на которой мы постоянно пробуем, ищем, экспериментируем. Иногда Борис Яковлевич предлагает какой-то элемент, и мы полчаса его убеждаем, что это невозможно. Но… через полчаса у нас начинает получаться. Он часто говорит: «Вы ещё сами не знаете, что вы можете». И это действительно так. С каждым новым спектаклем мы открываем в себе новые возможности.

Олег Габышев: Я начинал с кордебалета, и постепенно знакомился с этим совершенно новым хореографическим языком. Отличие от театра было колоссальным – во-первых, даже артисты кордебалета занимались с педагогом индивидуально, потому что очень много нюансов, которым уделяется отдельное внимание. И в какой-то момент я понял, что классической балетной базы мне просто не хватает и записался на акробатический кружок, где мы с тренером разучивали различные элементы. Это мне очень помогло, потому что в постановках Бориса Яковлевича действительно очень много сложных трюков.

Балет, Борис Эйфман, Евгений Онегин, Любовь Андреева

Татьяна (Любовь Андреева). Балет Эйфмана - это сочетание классической хореографии и современного танца. Фото: Вадим Балакин

– Ваши спектакли отличаются невероятным драматизмом, психологизмом. Каждый спектакль – на разрыв аорты. Как вживаетесь в роли? И легко ли даётся эта игра?

Любовь: У меня почти все героини сходят с ума, их часто калечат… И почти всегда это делает Олег (смеётся). Всегда какая-то неразделённая любовь, от которой я теряю рассудок… После некоторых ролей у меня – полное опустошение, потому что ты настолько живёшь эти два часа, что потом не хочется вообще ничего. А перед спектаклем я всегда ухожу за кулисы и настраиваюсь, ни с кем из ребят не общаюсь. Каждый раз проживаю спектакль заново. Порой у меня такое ощущение во время танца, будто я даже не знаю, что будет со мной дальше – всё как в жизни.

Олег: Каждый раз на сцене я должен с нуля показывать, кто я есть. Это не кино, где всё уже записано и выбран лучший дубль. Мне даётся шанс выйти на сцену и прожить жизнь, и надо его использовать. Эти роли очень влияют на меня, и надо проводить черту, не смешивать, иначе очень трудно будет. Потому что все роли, которые создаёт Эйфман, – это очень непростые в психологическом плане персонажи.

– Ваш дуэт построен на невероятной акробатике, но не меньше впечатлил и кордебалет. Точность движений, слаженность – актёры на сцене – как единый механизм. Это ведь невозможно сыграть, это должно быть в атмосфере самого коллектива…

Любовь: У нас действительно очень дружный коллектив. В труппе всего 50 человек. Мне есть с чем сравнивать, я знаю, что такое театральное закулисье. Здесь действительно все дружны – и солисты, и кордебалет. Потому что в основе всего лежит доверие, без которого было бы невозможно сделать то, чего от нас требует Борис Яковлевич. У нас, кстати, очень много в труппе балетных пар – мы весь прошлый год ходили по свадьбам.

Балет, Борис Эйфман, Евгений Онегин

Сложная акробатика - это визитная карточка балета Эйфмана. Но акробатика никогда не появляется в спектакле просто так, ради того, чтобы показать сложный трюк. Она всегда играет на выразительность, усиливает образ. Фото: Вадим Балакин

– Много ли в этой хореографии от вас?

Олег: Борис Яковлевич всегда ставит роли под конкретного актёра, учитывая его характер, способности… И, конечно, процесс создания спектакля – это совместное творчество, мы многое предлагаем.

Любовь: Если возрождается старый спектакль, Эйфман никогда точно не копирует партию. Когда я входила в спектакль вместо другого актёра, я знала, что могу исполнить нужную партию технически… Но она не подходит мне как человеку. Борис Яковлевич всегда создаёт роль, исходя из внутреннего мира самого актёра.

– В постановках Эйфмана всегда очень много сексуальности…

Любовь: Да, но при этом мы очень стараемся искать грань между сексуальностью и целомудрием. А вообще, у нас в спектаклях все чувства обостряются, эмоции всегда на пределе. Всё доводится до грани.

Балет, Борис Эйфман, Евгений Онегин

Массовые сцены в «Онегине» впечатляют технической сложностью, слаженностью и эмоциональностью. Фото: Вадим Балакин

Досье «ОГ»

Любовь Андреева – лауреат премии «Золотая маска», лауреат премии «Золотой cофит». С 2009 по 2011 год – артистка Национального академического Большого театра оперы и балета Республики Беларусь. В театре балета Эйфмана танцует с 2011 года.

Олег Габышев – заслуженный артист России, лауреат премии «Золотая маска», лауреат премии «Золотой cофит». Окончил Новосибирский государственный хореографический колледж, в театре балета Эйфмана – с 2004 года.

О театре

Санкт-Петербургский государственный академический театр балета создан Борисом Эйфманом в 1977 году (первоначальное название труппы – Ленинградский «Новый балет»).

  • Опубликовано в №47 от 21.03.2017
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области

РЕКЛАМА