Подписка на

Культура 21 апреля 2017, 16:53

Когда флирт становится преступлением?

Японский народный танец — целый театр, использующий многочисленные атрибуты: зонты, мечи, шляпы, полотенца, маски. И конечно — веера. Фото: Алексей Кунилов

Японский народный танец — целый театр, использующий многочисленные атрибуты: зонты, мечи, шляпы, полотенца, маски. И конечно — веера. Фото: Алексей Кунилов

В год японского Иннопрома Свердловская музкомедия готовит премьеру оперетты-комикса «Микадо», главный герой которой — японский правитель. Не специально. Так совпало. При этом каковы зигзаги Истории! 110 лет назад, в 1907-м, британское правительство запретило показ «Микадо» в Лондоне на шесть недель — во время государственного визита принца Фушими Саданару, опасаясь, что спектакль оскорбит его чувства. Уральский «Микадо», напротив, включается в официальную культурную программу Иннопрома — чтобы представители страны-партнёра выставки непременно увидели спектакль.

«Микадо, или Город Титипу» — самое популярное детище британских авторов Гилберта и Салливана. Талант их сравнивают с талантом Свифта, Шоу, Теккерея с одной стороны и Оффенбаха— с другой. Поэтому знатоки уже сегодня в предвкушении. Сюжет, правда, в пересказе проигрывает — слишком витиеваты сплетения ситуаций и судеб. Лучше видеть. Так или иначе созданный в 1885 году «Микадо» побил рекорды по продолжительности показов, выдержав 672 представления. Авторы выстроили параллели между британской и японской островными культурами. Обе тяготеют к консерватизму, ритуалу, жёсткому этикету. Вместе с тем обе эксцентричны, обе не подчиняются континентальным законам. Критики даже считают «Микадо», сочинённую британцами на японском материале, одним из первых проявлений мультикультурализма! Перенеся место действия в экзотическую Японию, подальше от Великобритании, авторы получили возможность высмеивать британскую политику и государственные институты власти. Завуалировали их под японские — и вроде смягчили сатиру. Меж тем за годы существования «Микадо» (а это одно из наиболее часто исполняемых театральных произведений) стало очевидно: «Микадо» — история на все времена. В Великобритании — про англичан, в Италии — про итальянцев, в Германии — про немцев. В России, разумеется, — про нас.

«Микадо» стала источником множества крылатых фраз и выражений. В частности, фраза «Let the punishment fit the crime» («Пусть наказание соответствует преступлению») часто используется в британском политическом дискурсе. На русский язык перевод делает поэт и драматург уралец Аркадий Застырец. По отзывам коллег, «он не бьётся над словом, он купается в словах». Потому что профессионал и потому что, безупречно владея английским, понимает игру слов, возможность создавать «подводные» смыслы. Такой же лёгкой, обволакивающей, с подтекстами театр хочет создать всю атмосферу спектакля. Отсюда — консультации с настоящей гейшей. Отсюда — подлинные веера из Японии. Отсюда — спонтанно возникшая в соцсетях закрытая группа, в которой участники спектакля ежедневно обмениваются новыми «японскими» знаниями, собственными предложениями. А ещё, по слухам, исключительно для пользы дела актёры просматривают анимэ и эротические японские фильмы .

«Микадо», имеющий многочисленные театральные и даже киноверсии, волею постановщиков уходил то в блестящую сатиру, то в классический мюзикл о влюблённых. Свердловская музкомедия пока не раскрывает акцентов, но обещает настоящую карусель комических ситуаций, рискованных намёков и весёлых провокаций. И, понятное дело, с особым волнением театр ждёт зрителей из Японии, деловых партнёров Иннопрома. В 1907 году, когда британцы из соображений политеса скрыли «Микадо» от японского принца, на запрещённый спектакль прорвался японский журналист, освещавший визит монаршей особы. Позже он признался, что был «глубоко и приятно разочарован». Ожидая «оскорбления» своей страны, он «услышал великолепную музыку и много шуток». В общем-то, ни то ни другое никуда не делось.

Ирина Кашуба. Фото: Алексей Кунилов

"Японская культура - притягательная бездна"

Ирина Кашуба,  хореограф, постановщик спектаклей в драматических и музыкальных театрах России, хореограф театральной компании «Стейдж Энтертейнмент» (мюзиклы «Красавица и Чудовище»,"ZORRO",«Звуки музыки», «Русалочка», “Chicago”,«Призрак Оперы», «Поющие под дождём», «Золушка» и др.), как хореограф сотрудничает с кино и телевидением:

- Я уже работала над "Микадо" , а в Москву приехали коллеги-постановщики мюзиклов с Бродвея. В момент неформального общения мы включили для гостей русские народные мелодии, и американцы пошли танцевать «русский танец». Бог мой, они исполняли исключительно "ковырялку" (пятка-носок, три притопа) и «присядку». Тогда-то, помня о "Микадо", я подумала: как же хотелось бы в нашем спектакле избежать подобного поверхностного представления о японской пластике и танце.

Как хореограф я прекрасно знаю русский танец, и знаю, насколько отличаются друг от друга народный костюм Воронежской области и Орловской, руки и дроби в танцах, скажем, Курска и Белгорода. Очевидно: такие же громадные стилистические отличия есть и в народном танце разных регионов Японии. Даже простое перечисление названий разновидностей танца займёт добрых полстраницы. И это только танец! А если посмотреть на пластику японцев в обыденной жизни, их походка, бесконечные поклоны - особость нации. И артистам театра приходится сейчас преодолевать в себе "европейские навыки", учиться сдержанности и концентрации. Вспомните, хотя бы по фильмам, театр Кабуки: артист может безмолвно идти из глубины на авансцену - а от него глаз не оторвёшь. Совсем другая энергия! Очень хочется, чтобы и наши артисты так же магнетически притягивали к себе внимание.

Всему этому сначала надо было научиться самой. Поэтому, получив приглашение из Екатеринбурга в постановочную команду "Микадо", я стала изучать японскую культуру , историю и традиции, пошла на лекции при Государственном музее Востока, нашла много материала по хореографии, работе с веерами и познакомилась с одним из видов традиционного японского боевого искусства иайдо— это искусство внезапной атаки или контратаки с использованием японского меча катана. В иайдо нет лишних движений. Каждое действие несёт свой смысл. Техника иайдо передавалось от поколения к поколению и сохранилась до наших дней и за 450 лет не изменилась. Восхищаюсь людьми, которые владеют этим искусством.

Конечно, нашим балетным артистам нелегко, у них академическая школа – а это совсем иная постановка корпуса, рук, ног… Требуется сдержанность и четкость, а им зачастую хочется добавить амплитуды в движениях.

Чем больше я изучала Японию, тем больше хотелось мне подлинной Японии в спектакле. С режиссёром Алексеем Франдетти мы искали (и находили!) в музыкальной канве моменты, где можно было бы продемонстрировать и традиционные японские поклоны, и владение самурайским мечом, и искусство обращения с веером в танце. Очень хотелось представить ещё и традиционную японскую чайную церемонию – но ей в спектакле, к сожалению, места не нашлось. Японская культура - бездна. Притягательная. Благодаря "Микадо " теперь я мечтаю создать спектакль с истинно японским колоритом и философией.

заслуженный художник РФ Анатолий Шубин

Для оперетты-комикса заслуженный художник РФ Анатолий Шубин придумал даже кимоно-трансформеры. Фото: Алексей Кунилов

Можно ли прокатиться на самокате в кимоно?

Анатолий Шубин, художник-сценограф, главный художник Екатеринбургского ТЮЗа (оформил более 100 спектаклей в различных театрах России):

— Япония — сплошные открытия! Помню телепередачу, в которой речь шла всего-то об укладке черепицы. Священнодействие начинается с изготовления глины. Мастер на вкус (!) проверяет степень её готовности. А затем с таким же фанатизмом, работая в белых перчатках (!), добивается точности её укладки… Что уж говорить о том, что по определению является искусством. Кимоно японцы декорируют изнутри столь же тщательно, как и снаружи. Хотя никто не увидит ни вышивки, ни росписи! Японский меч — в принципе сложнейшая работа и тонкий этикет. Казалось бы, меч — орудие убийства, зачем его украшать? Но гарда (или цуба — по-японски), защищающая кисть руки от удара противника, обычно произведение искусства: может быть сделана и в форме креветки, и в форме цветка сакуры. Тонко, изысканно. А знаете ли вы, что на рукояти любого меча, под обмоткой, — творение поистине ювелирной работы. Никто никогда не увидит, но это должно быть. В соответствии с традициями и тем «внутренним видением», которым отличаются японцы. Они с трепетом относятся к тайной стороне вещей. Например, отслуживший своё меч отправляют на «заслуженный покой»: снимают с него все «доспехи» — рукоять, гарду — и помещают в белые ножны, сиросая. А сиросая ещё используют для записи информации о клинке, который в них хранится…

Мне очень по душе японская эстетика, традиции, но представляете, каким безумием было бы пытаться копировать. Копия требует огромных знаний и точности. Нет, мы не делаем «слепок с Японии», у нас «сочинение по поводу». Тем более что само театральное действие, сам жанр — мюзикл-комикс, требовали, чтобы у нас были «развязаны руки», ведь рядом с традиционным предметным миром Японии присутствует и современный — айфон, плееры, очки, самокаты.

И тем не менее… При том, что японским искусством я интересовался и раньше (у меня много книг об этом), потребовались дополнительные знания. Встречался с представителями екатеринбургского центра «Япония», снимал размеры с традиционных кимоно. Специально изучал японские головные уборы — названий сейчас не воспроизведу (улыбается), но различия, этикет использования знаю. А японский веер, который даже в повседневной жизни обладает тремя предназначениями, — вообще, история энциклопедического масштаба. Японский веер — это даже не то, что китайский. Он отличается от прочих восточных по количеству и ширине палочек, фиксирующих основное полотно. У него и «щечки» — крайние палочки — особые, и пружинистость. Изготовить хороший веер — целая индустрия. По-этому, дабы понять, «что это такое», первые три веера были специально привезены для спектакля из Японии.

  • Опубликовано в №71 от 22.04.2017 
Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области

РЕКЛАМА