Мелодия «Битлз» для патриарха

Писатели-фронтовики были особым племенем в писательском сообществе Урала. Слева направо: Л. Шкавро, Ю. Левин, Н. Петропавловский, Б. Шмерлинг. Фото: Вадим Долганин

Писатели-фронтовики были особым племенем в писательском сообществе Урала. Слева направо: Л. Шкавро, Ю. Левин, Н. Петропавловский, Б. Шмерлинг. Фото: Вадим Долганин

Сегодня — 100 лет со дня рождения Юрия Левина, известного уральского писателя и журналиста. Он много сотрудничал с «ОГ», и самые возрастные журналисты «Областной» (так же, как и коллеги-писатели) вполне могли называть его патриархом в профессии. Но он отмахивался. Не считал правильной «табель о рангах», в том числе возрастную, среди коллег. А однажды и вовсе удивил, когда, будучи уже в весьма солидных годах, на литературном междусобойчике вдруг начал молодо пританцовывать под мелодию «Битлз».

… Его первое стихотворение опубликовала газета «Пионер Белоруссии». Сразу после школы был принят в редакцию газеты «Стяг коллективизации». Перед войной окончил Высшие курсы газетных работников Красной армии. А в годы войны был корреспондентом газет «На врага», «Сталинское знамя», «Фронтовик». В основном на личном и пережитом основаны его книги «Комбат», «Я вернусь, мама!», «Оглянись», «Эхо сороковых», «Генералиада»… Но, удивительное дело, из почти 20 книг Юрия Левина все непременно вспоминают «Автографы» — своеобразный лирический репортаж о книгах, которые в разные годы были подарены Юрию Абрамовичу писателями-коллегами. Среди авторов-дарителей — Виктор Астафьев, Константин Ваншенкин, Алексей Решетов, Николай Никонов, Юрий Трифонов, Геннадий Бокарев и имена чуть менее «корифеистые». 117 книг. «Они рядом, на книжных полках, — писал Ю. Левин. — Греют душу. Когда мне одиноко и неуютно, рука тянется к книге — и пропадает тоска…»

Помню, как по выходу «Автографов» в 2007-м (десять лет назад!) мы все, кто так или иначе работает с газетным или художественным словом, оценили гениальную простоту придуманного Левиным жанра: «Поступаю просто — протягиваю руку к книжной полке, любой томик беру, и меня приветствует друг-даритель, очень знакомый, а порой малознакомый…» Просто вроде бы. Без литературных изысков. Сначала — автограф, следом — рассказ об авторе.

И вот тут — самое важное. «Хочу, чтобы о моих друзьях знал не только я, но и другие люди — мои читатели. Авторы дарёных мне книг личности талантливые, их творения значимы. А талант не может быть в забвении. Пусть он дойдёт до каждого…»

Если принять во внимание, что под обложкой одного из подаренных поэтических сборников 80 имён, то Ю. Левин в своих «Автографах» рассказал таким образом почти о 200 литераторах. Кстати, некоторые из них видели Юрия Абрамовича на том давнем литературном капустнике в составе импровизированной четвёрки «Битлз». В парике. С гитарой. Не скрывают сегодня: были изумлены. Формой. Но человечески, по сути, он оставался в своём жанре. В популярнейшей битловской «With a little help from my friends» поётся о великой силе дружеской поддержки. В писательском сообществе Юрий Левин именно так ощущал свой долг.

Не только о литературе

Владимир БЛИНОВ, писатель, член высшего творческого совета Союза писателей России:

— Сегодня много спорят о том, какими должны быть учебники истории, откуда черпать правду, например, о войне. От очевидцев! А Юрий Левин был не только очевидцем — участником. Однажды он рассказывал: будучи собкором фронтовой газеты, должен был срочно доставить в редакцию материал с передовой, из Сталинграда. Переплывали Волгу на лодке. По ним, не зная, кто там в ночной тьме, лупили из орудий с обеих сторон. «Очень страшно было», — признавался, вспоминая, Юрий Абрамович. Но — материал был доставлен в срок.

В отличие от Юрия Абрамовича, я был дитя войны. На 21 год младше. Но этот интеллигентный человек всегда обращался ко мне, пацану, с высоты его возраста, на «Вы». И не только ко мне — ко всем, кто составлял младшее поколение нашего писательского Союза. А ещё мы знали: напечатаешь стишок в журнале или рассказ — Левин обязательно позвонит. В отличие от иных, он умел замечать не только собственные успехи.

Говорят, дети мало читают сегодня. Что — дети?! Писатели друг друга не читают. Левин же и его сверстники задавали иной тон взаимоотношений в писательском братстве.

Валентин ЛУКЬЯНИН, литератор, политолог, в 1980–1999 гг. — главный редактор журнала «Урал»:

— Однажды дома у нас встретились Юрий Абрамович Левин и Василий Ефимович Субботин, два участника штурма рейхстага, два свидетеля этого крупнейшего события ХХ века. На столе стояла бутылка коньяка. Но они даже не притронулись к ней. А мы с женой ходили мимо на цыпочках, понимая, как дорог для них этот разговор.

Для меня военный журналист Юрий Левин был человеком, к которому можно было обращаться с самыми сложными вопросами по войне. В их числе однажды оказалась кампания по сбору тёплых вещей для фронта в сентябре 1941-го. По документам Госпарт-архива, их было собрано много. Но что с ними сталось? Куда были отправлены? Следы терялись. Спросил у Левина. И он мне, по сути, открыл глаза на пропагандистский смысл этой истории. Армия одевалась согласно Уставу. Исключением в качестве «подарка бойцу» могли стать разве что кисет, варежки, носки. А всё, что собиралось в тылу с надрывом (вплоть до женских жакетов и панталон — и такие истории прочёл я в партархиве), к фронту не имело никакого отношения. «Всё — для фронта, всё — для победы!», — святой призыв, но не стоило принижать его глупой кампанейщиной. Словом, Юрий Абрамович не только знал правду о войне, но и развенчивал лжепафос.

  • Опубликовано в №174 от 20.09.2017 

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области