Темы дня

Автандил Варсимашвили: «Россия – это не та страна, которую показывают по НТВ»

Автандил Варсимашвили в спектакле говорит со зрителями о мудрости, обретённой через испытания, о любви и сострадании. Фото: Вадим Балакин

Автандил Варсимашвили в спектакле говорит со зрителями о мудрости, обретённой через испытания, о любви и сострадании. Фото: Вадим Балакин

В Екатеринбургском театре драмы состоялись гастроли старейшего русского театра за пределами России – Тбилисского академического русского драмтеатра имени А.С. Грибоедова. Спектакль «Холстомер. История лошади» по произведению Льва Толстого в городе встретили на ура – два дня были полные залы. «ОГ» поговорила с режиссёром спектакля и художественным руководителем театра Грибоедова Автандилом ВАРСИМАШВИЛИ о том, как русскому театру живётся за границей.

– Я давно хотел приехать в Екатеринбург, – рассказывает режиссёр. – Нас тут очень хорошо принимают, отличная публика. К слову, открою вам один небольшой секрет – моя первая любовь связана с вашим городом. В «Артеке», когда я был в восьмом классе, познакомился с девочкой. И с тех пор для меня Свердловск был городом любви и счастья. У меня была тайная надежда, что когда прилечу в Екатеринбург, то эта девочка будет меня встречать в аэропорту (смеётся).

– Автандил Эдуардович, насколько важно русским театрам из других стран, к примеру, вашему, ездить с гастролями в города России?

– Наши народы связанны многовековой историей. Эта связь была и остаётся – вне зависимости от чьих-то желаний, и невозможно это игнорировать. К примеру, театру имени Грибоедова в этом году исполнилось 175 лет. Давайте я просто буду перечислять фамилии русских деятелей, которые работали в этом театре – это Михаил Щепкин, Александр Южный, Всеволод Мейерхольд. Если пойти дальше, то здесь работали Фоменко, Товстоногов, Евгений Лебедев, Арчил Гомиашвили. Это говорит о многом. Как такие связи порвать?

Эти гастроли важны и нужны как раз для того, чтобы эти связи укреплять. Это важно и для моих молодых актёров. Они должны знать Россию, они должны дружить с коллегами. Кроме того, любое выступление – это общение с народом и прямая языковая практика. Я всегда говорю, что в нашем театре только один человек имеет право говорить с акцентом – это я.

– Вы ещё отмечали, что одна из ваших целей – узнать, что такое Россия.

– Именно так. Не просто узнать, а понять. Россия – это не та страна, которую показывают по НТВ. Могу со всей ответственностью это сказать. Когда я разговариваю с обыкновенными людьми, как, например, вы, то не вижу в ваших глазах вражды. Надеюсь, что ваш театр приедет с ответным визитом, и мы начнём рушить какие-то ужасные стереотипы.

– Какую вы видите главную проблему русского театра в Грузии?

– Скажу сразу: нас никто не угнетает. Если бы грузинское правительство хотело, оно бы закрыло нас ещё 20 лет назад, но оно понимает, что мы нужны. Нам выделяют финансирование. Конечно, театр (любой) всегда хочет больше денег, но в этом плане нам грех жаловаться. Главная проблема – русскоязычные зрители. Приходит новое поколение, которое прекрасно говорит на английском языке и совсем не говорит на русском. По­этому миссия нашего театра – привлекать людей к языку. Не просто к театральному зрелищу, а действительно к языку! У нас даже есть декларация – театр ориентируется только на русскую классику.

– Несмотря на то, что кинематограф вашей страны в последнее время снова набирает популярность, интерес к театру не иссякает…

– Во всём мире кино, конечно, более популярно. Это факт. Но одно без другого развиваться не может. Это общий процесс. Я думаю, что вы правы – грузинский кинематограф начинает возрождаться. Но каждый год почти 150 раз грузинские театры выезжают на гастроли за границу. Грузинский театр – один из самых интересных в Европе.

  • Опубликовано в №195 от 19.10.2017
Областная газета Свердловской области