Темы дня

Реновация, биткойн и хайп…

Экспертный совет при Центре творческого развития русского языка выбрал словом 2017 года «реновацию». Об этом сообщается на сайте «Год литературы». Как отмечается в сообщении, в рейтинге топ-10 на втором месте стоит «биткойн», а на третьем — «хайп».

Все три слова крайне любопытны и действительно символизируют уходящий год. Редкий случай, когда нет большого желания поспорить с получившимся рейтингом. Разве что «реновация» — слово, актуальное, в первую очередь, для Москвы, где градоначальник затеял её вторую волну.

Русский язык (да и, наверное, любой другой) — это очень чуткий инструмент, который реагирует на разные явления нашей жизни. Например, можно было бы сказать что-то типа «снос домов в центре города, выселение жильцов к чёрту на рога и строительство на этом месте элитной недвижимости». Но во-первых, это действительно слишком длинно, а во-вторых, излишне откровенно. «Реновация» гораздо короче и не так цинично.

От биткойна сошёл с ума весь мир, а не только жители столицы. Как долго это слово задержится в нашем лексиконе — время покажет. Когда-то и к векселю, придуманному тамплиерами, и к пластиковым картам относились с недоверием, и бумажные деньги не особо жаловали. Что такое биткойн — очередная мировая афера или новый инструмент, родившийся благодаря современным технологиям? Ответ на этот вопрос мы скоро узнаем, тогда и получит слово «биткойн» окончательную формулировку в словарях.

Что же касается хайпа, то он не менее интересен, чем два предыдущих слова. Заимствования чаще приходят в язык вместе с новыми предметами, явлениями. Хотя не всегда и не везде язык с готовностью прогибается под обстоятельства. Называют же, к примеру, футбол в Польше «пилка ножна», а в Словении «ногомет». Хайп никакого нового явления не обозначает и, по сути, является банальным языковым сорняком, вышедшим в широкие массы из жаргона интернет-пользователей.

Раньше такого рода словечки привносили в русский язык обитатели Брайтона. Но у них хотя бы была уважительная причина — вдали от Родины язык начинал забываться. Были ещё различные молодёжные субкультуры, ориентированные на далёкую и загадочную Америку. Подражание, правда, иногда оказывалось сильно запоздалым — стиляги среди советской золотой молодёжи появились лет через двадцать после того, как в Америке они уже окончательно вымерли.

По какой причине мы начинаем забывать родной язык прямо здесь — для меня большая загадка. Объяснение нахожу пока только одно, и оно не очень радует. Возможно, всё дело в том, что все разговоры про возросший в геометрической прогрессии патриотизм и вскормленная с кока-колой и бургерами ненависть к «пиндосам», гордость величием своей страны — это на самом деле большое преувеличение. В глубине души мы так и предпочитаем выражаться на смеси французского… хотя нет, теперь уже английского с нижегородским. Зато действительно знающих иностранные языки едва ли не меньше, чем в какой-нибудь африканской стране.

Кстати

«Слова года» предыдущих пяти лет:

2016: брекзит, дно (экономики, кризиса), покемоны.

2015: беженцы, санкции, война

2014: крымнаш, санкции, бандеровцы

 2013: госдура, евромайдан, креакл

2012:  Болотная, оккупай, религархия

  • Опубликовано в №242 от 28.12.2017 
Областная газета Свердловской области