Четыре театральных «золота»

,

В Москве на Новой сцене Большого театра завершилась церемония вручения 24-й российской национальной театральной премии «Золотая маска». В Екатеринбург в этот раз отправляется четыре «Маски»: две – у спектакля екатеринбургского Оперного театра «Пассажирка», одна – у оперетты Музкомедии «Микадо» и одна – у балета «Имаго-ловушка» «Провинциальных танцев». Журналисты «Областной газеты» находились на месте событий и делятся первыми впечатлениями лауреатов.

Поддержать Елизавету Боярскую, которая была номинирована в категории "Лучшая женская роль", пришёл её супруг Максим Матвеев. Фото: Наталья Шадрина

По другую сторону занавеса

Гости начали прибывать в Большой за час с лишним до начала церемонии. Одними из первых приехала звёздная супружеская параЕлизавета Боярская и Максим Матвеев, следом за ними – телеведущаяЕкатерина Андреева, не пропускающая подобных мероприятий, директор Театра на Таганке Ирина Апексимова и, конечно, президент премии «Золотая маска», народный артист РСФСР Игорь Костолевский, которыйотметил очень высокий уровень театральных работ этого года, особенно региональных театров.

​​
Игорь Костолевский. Фото: Наталья Шадрина

– В этом году очень много было номинантов в категории «Лучший режиссёр» – 29 человек – это потрясающий результат. Также было около десятка интересных драматических спектаклей большой формы. Кроме того, географическая карта фестиваля расширена, сильнее и сильнее год от года становятся нестоличные театры. Мы открываем совершенно новые для нас города – там очень интересные, продвинутые ребята работают, но при этом неизбалованные большим вниманием публики.

Для артистов и режиссёров церемония – это возможность пообщаться, покрасоваться в нарядах (куда без этого), увидеться с давними знакомыми, пересечься с которыми никак не позволяет график… Атмосфера была наэлектризована. Впрочем, конверты уже запечатаны, повлиять на результат никак нельзя… К слову, итоги держатся в строжайшем секрете. Думаем, вы знаете, что на каждой «Маске» есть именная табличка. Так вот, эту табличку к награде прикрепляют уже за кулисами, чтобы даже помощники, выносящие призы, не знали итог заранее. А именные таблички выгравированы для абсолютно всех номинантов! Лишние потом уничтожают.

Таблички гравируют для всех номинантов, чтобы никто раньше времени не узнал имён настоящих победителе. Фото: Яна Белоцерковская

Церемония началась с задержкой на 20 минут. «Всего-то», – удивляются театралы. Обычно творческую публику очень сложно собрать в зале. Ещё бы: они редко находятся по эту сторону занавеса, но сегодня занимают места в зрительном зале.

Будущее и настоящее

Сама церемония была посвящена теме будущего, поэтому ведущим помогала «нано-помощница» – Нулина. Тема будущего организаторами предполагалась, судя по оформлению сцены, скорее как разговор о новых технологиях и прогрессе. Но об этом говорили мало, в основном речь шла о тревоге за настоящее. Начала тему директор фестиваляМария Ревякина – оназатронула вопросы свободы в искусстве, упомянув о Кирилле Серебренникове, который был представлен в нескольких номинациях.

В этом году тема фестиваля – «Будущее», поэтому награды «Золотой маски» на сцену выносили нано-помощницы. Фото: Яна Белоцерковская

… О Серебренникове с Новой сцены и в кулуарах Большого скажут в этот вечер ещё не раз. О непростой ситуации для театра говорил почти каждый лауреат. Кстати, сам Серебренников получил «Маску» как лучший режиссёр в опере за постановку «Чаадский». Разговор о громких арестах театральных деятелей неминуемо затрагивал ещё одну тему – свободы самовыражения, без которого театра будущего не будет.

– Я рада, что на протяжении нескольких лет награды здесь получают молодые артисты и режиссёры – это прекрасно, – сказала народная артистка РСФСР Алла Демидова, которую отметили за лучшую женскую роль. – Я всё-таки принадлежу к другому поколению, я ещё помню, как начинал Иннокентий Смоктуновский, и много чего другого. И сегодня я хочу сказать не очень радостные вещи – театр изменился. Есть эстрада – «это я, здравствуйте. Я к вам». А есть театр – наоборот, «Вы ко мне». И вот это мы забыли. И стали всё больше и больше спрашивать – чего изволите? Удерживать уже других зрителей – содержанием иностранных пьес, яркостью шоу. И в Интернете нас называют клоунами, скоморохами – это мы виноваты. Потому что в этом большом доме нас опустили в детскую – мол, играйте в свои игры, давайте друг другу премии. Но если вы начинаете бузить, то – в угол. А сейчас это называется домашний арест. Давайте выкарабкиваться из этого. И у нас, мне кажется, только один ключ в эту закрытую пока дверь русского искусства, о котором в своё время сказал Пушкин: «Духовной жаждою томим». И только так мы можем победить.

Алла Демидова стала лучшей актрисой в драматическом театре. Зал приветствовал её стоя. Фото: Яна Белоцерковская

«Микадо» и «Имаго»

Впервые за несколько лет на «Золотую маску» был номинирован спектакль Свердловского театра музыкальной комедии «Микадо, или город Титипу».

Здесь надо сказать о сво­е­образном втором дыхании театра, которое открылось во многом благодаря московскому режиссёру Алексею Франдетти. Сначала он поставил в Музкоме очень любопытный мюзикл «Бернарда Альба», теперь музыкальную сказку «Микадо» – её экспертный совет заметил сразу в шести номинациях.

Удивительно, что в главных номинациях в своём направлении Франдетти боролся в основном сам с собой, но предсказуемо эти награды ушли его спектаклю «Суини Тодд», поставленному в Театре на Таганке.

Но как при этом ценно, что «Маска» в номинации «Лучшая женская роль в оперетте» всё-таки отправилась в Екатеринбург – вместе с молодой актрисой Анастасией Ермолаевой.

Конечно, большие надежды у нас были на балет – из 33 номинаций свердловских театров 17 – «балетные». Но совсем без призов остались оба балета Екатеринбургского театра оперы и балета – и «Снежная королева», и «Наяда и рыбак». «Маску» в этой категории получили только «Провинциальные танцы», но в главной номинации: лучшим спектаклем в современном балете признан «Имаго-ловушка».

Такой значок - уменьшенную копию «маски» -получает каждый лауреат. Фото Яна Белоцерковская

Лучше Анны Нетребко

Опера «Пассажирка» Екатеринбургского театра оперы и балета получила сразу две «Маски». Этот спектакль был неоднозначно воспринят и критиками, и зрителями, но заставил говорить о себе и уж точно выбивался из общей оперной программы.

В номинации «Лучший дирижёр музыкального театра» победителем стал Оливер фон Донаньи.

– Я люблю работать в России, мне очень нравится это, – сказал он уже после выхода из зала. – Здесь не боятся экспериментов. «Сатьяграха», «Пассажирка» – всё это смело и не­обычно, всё это вызывает неоднозначные оценки! Но это и есть искусство.

Надежда Бабинцева. «Лучшая женская роль в музыкальном театре» опера «Пассажирка», Екатеринбургский театр оперы и балета. Фото: Наталья Шадрина

Ещё одну «Маску» получила Надежда Бабинцева в номинации «Лучшая женская роль в музыкальном театре». Надежда обошла в этой номинации саму Анну Нетребко!

– Я четвёртый раз была номинирована на «Маску», – рассказала Надежда «ОГ». – Быть номинантом очень приятно, но очень тяжело из года в год не получать саму награду. А ведь «Маска» – это не просто премия. Не просто приз, который вешают на стенку. Это оценка «своих», оценка самого творческого и театрального сообщества страны – то есть это честная и сложная оценка. Поэтому так ценна эта премия. Любому творческому человеку важна оценка – не верьте тем, кто говорит, будто им всё равно. Артист ради этого и выходит на сцену. Сегодня я вышла на сцену за такой долгожданной «Маской». Я думаю, с «Пассажиркой» мы попали «в десятку». Попали прежде всего темой… Сейчас на Россию со всех сторон нападают, сейчас такое непростое положение, такая острая ситуация в мире. Что нам может помочь сплотиться и выстоять? Я думаю, историческая память. Этим спектаклем мы задеваем те струны в душе, которые есть у каждого россиянина. Я столько раз видела слёзы у зрителей… Я думала, что будет «Маска» – не именно у меня, но у спектакля, тем более, что он представлен в нескольких номинациях. Такая мощная работа не могла пройти незамеченной. Спектакль действительно нетривиальный, непростой, но тем и интересный.

Юрий Бутусов получил «Маску» как лучший режиссёр в драматическом театре. На церемонии он пошутил, что победы в этой категории у него уже были, а вот награды за лучший спектакль все время получают другие... Этот год не стал исключением. Фото: Яна Белоцерковская

Слово Жюри

О результатах свердловских театров на «Золотой маске-2018» мы поговорили с членом экспертного совета этого года Олегом Лоевским.

– Олег Семёнович, первый вопрос посвящён Серовскому театру драмы – они попадают в номинанты премии уже второй раз, но пока «Масок» ещё не случилось. Чего им не хватает до призов?

– Понимаете, институт номинантов так же важен, как и институт лауреатов. А тем, кому вдруг кажется, что если ты не получил «Маску», то ты – лузер, я хочу сказать, что если ты сюда приехал – ты уже победитель. Только вдумайтесь – из 600 театров в России они входят в десятку. Это, конечно, очень круто. Но соревноваться за приз с тем же Львом Додиным – это всё равно что школьнику с отборной шпаной.

– Но так хочется, чтобы призы всё же пришли…

– Ну что значит – хочется. Надо просто поддержать этот театр, который бодается в чужом здании, ведёт себя по-геройски, осваивает новую драматургию и приглашает таких режиссёров. И где это видано, чтобы сразу два спектакля за два года были в конкурсе «Маски». Где, например, Свердловский театр драмы, где екатеринбургский ТЮЗ?

– О том и речь. Что такого удивительного там, в Серове, что цепляет экспертов и театральных критиков?

– Там жизнь. Жизнь, которая привлекает. И они, правда, на равных участвовали здесь. Но очень трудно тому же режиссёру Петру Шерешевскому соперничать с Юрием Бутусовым, Львом Додиным, рядом с Андреем Могучим – сложно.

– Вы немного сказали о других театрах, почему, кроме Серова, в драматическом направлении из свердловских театров вообще никто не борется за попадание на «Золотую маску»?

– Это неправда. Например, как старается изо всех сил театр Каменска-Уральского.

– А где же Екатеринбург? Повторяем ваш же вопрос.

– Екатеринбургскую оперу вы сегодня на сцене видели, Театр музыкальной комедии вы видели. А драма… Мне кажется, что Алексей Бадаев прилагает сегодня огромные усилия, огромные. Он приглашает прекрасных режиссёров, берёт интересную драматургию. Но… не везёт. Есть такая серьёзная категория в театре – нет «фраерского счастья». Он позвал Владимира Панкова, позвал Владимира Мирзоева, ставит Праудина. Но вот удачи нет, то есть она есть, но другого порядка. Екатеринбургский ТЮЗ сейчас на переломе – закончился один этап, начинается другой. Я верю в свой театр, я его обожаю, люблю. Несмотря на то, что ругают труппу – труппа нормальная, там всё в порядке. Пока идёт переходный период, но он скоро закончится, и мы своё ещё получим.

Лев Додин получил самую престижную «Маску» – за лучший драматический спектакль большой формы. Фото: Наталья Шадрина

Поздравления

Евгений Куйвашев поздравил театры Свердловской области, завоевавшие премию «Золотая маска». Глава региона поблагодарил артистов за весомый вклад в развитие театрального искусства и культуры Свердловской области, укрепление славы региона как признанного культурного центра России.

Кроме того, свои поздравления руководителям театров направила и председатель Заксобрания Людмила Бабушкина.

  • Опубликовано в №066 от 17.04.2018
Областная газета Свердловской области