Культура 17 апреля 2018, 20:31

Данила Козловский: «Сказал Абрамовичу: «Мне нужен ваш клуб»

Данила Козловский: «Я рассказал историю как хотел. Не буду анализировать, что получилось, а что нет». Фото: Павел Ворожцов

Данила Козловский: «Я рассказал историю как хотел. Не буду анализировать, что получилось, а что нет». Фото: Павел Ворожцов

В четверг в широкий прокат выходит фильм «Тренер». Не думаю, что большим преувеличением будет сказать, что режиссёрский дебют ДанилыКозловского — один из самых ожидаемых (а равно и обсуждаемых) российских фильмов 2018 года. За несколько дней до премьеры актёр показал свою работу свердловским зрителям и получил массу восторженных откликов. Перед показом нам удалось пообщаться с теперь уже режиссёром Данилой КОЗЛОВСКИМ.

Для начала пара слов о самом фильме. «Тренер» — история новороссийской команды «Метеор», которую со дна первого футбольного дивизиона поднимает молодой тренер Юрий Столешников (Данила Козловский). Столешников — недавний капитан и нападающий сборной России, но он не забивает решающий пенальти в игре с Румынией. Дальше он срывается, получает карточку, нападает на болельщика и его карьера стремительно падает вниз. Юрий Столешников завязывает с футболом, уезжает в провинциальный город тренировать «Метеор». А дальше — движение вверх.

Данила Козловский

Данила Козловский: «У меня уже есть несколько сценариев в разработке. Главное, что мне самому это жутко интересно». Фото: Павел Ворожцов

— Данила, первый вопрос, который, наверное, возник у многих: зачем вам, успешному и востребованному актёру, режиссура?

— Понимаю ваш скепсис. Он вполне заслуженный и понятный. Человек, который не снял ни одного фильма до «Тренера», даже короткометражки, сразу берётся за сложный жанр спортивной драмы. Масштабный и дорогостоящий проект. Но этот шаг был подготовлен мной заранее. Во-первых, я закончил актёрско-режиссёрский курс Льва Додина. Во-вторых, сделал несколько картин как продюсер. Мне интересно быть рассказчиком не только как артисту, но и как режиссёру. У меня есть своя школа и своё видение.

— Тему для дебюта, вы, надо сказать, выбрали противоречивую…

— Мы прекрасно понимали, с чем столкнёмся. Отношение к футболу у нас в России непростое. Но я принадлежу к тем миллионам (а я уверен, что нас миллионы), кто верит и в российский футбол, и в нашу национальную команду, и в наш чемпионат. У нас есть свои сложности и проблемы, но футбол развивается. И всё зависит не только от игроков, но и от болельщиков. Должно быть встречное движение. Нельзя всё время только ожидать и находиться в позиции: «Ну давайте, побеждайте». Я это в фильме хотел показать.

— Почему вдруг фильм про тренера? Вы как-то говорили, что желание сыграть такого героя у вас было давно.

— Ещё два года назад я гулял по Москве и рассказывал режиссёру Паше Руминову, с которым делал свою первую продюсерскую картину — «Статус: Свободен», что хочу сыграть тренера. Помню, что мы шли по Москве и пили кофе из пластиковых стаканчиков. Прошло два года. Я сижу перед вами, показал свою картину и рассказываю о ней. Это чудо.

— Почему такое простое название — «Тренер»?

— Это было временное название проекта. Чтобы он хоть как-то назывался. Но, как говорится, нет ничего более постоянного, чем временное. Также, кстати, возникло и название команды «Метеор». Идея принадлежит Сергею Агину — художнику картины. Он это название использовал как условное. Рисовал все эскизы в стиле советского авангардизма. И вот он мне как-то сказал: «Даня, такое название должно быть, ну какой-нибудь «Метеор».

Данила Козловский

Данила Козловский: «Снимали мы в Новороссийске. Это потрясающий город. Очень красивый! И я не понимаю, почему там люди не снимают кино. При этом, мы там вообще ничего не меняли. Просто брали и снимали». Фото: Павел Ворожцов

— История, конечно, немного типичная: тренер поднимает команду с самого дна. Однако ваш герой получился весьма самобытным. Вы закладывали в свой образ реального тренера или спортсмена?

— Реального прототипа не было. Но практически каждый драматургический перелом основан на реальных событиях. К примеру, я до сих пор помню не забитый пенальти Роберто Баджо в финале ЧМ-1994. Или гол, пропущенный Александром Филимоновым от Андрея Шевченко в матче с Украиной. И таких примеров много. Это всё очень кинематографические вещи. Более того, кино — визуальное искусство. Мне хотелось, чтобы люди узнавали топ-тренеров — Пепа Гвардиолу, и Антонио Конте, и Юргена Клоппа.

— Вас поддерживало много человек из мира футбола. Например, вы консультировались с Леонидом Слуцким. Какие тренеры вам ещё помогли создавать картину?

— Да, Леонид Викторович Слуцкий очень поддерживал нас на начальном этапе. Также мы общались с тренерами, может, меньшего калибра, но тоже профессионалами своего дела. Например, с Андреем Талалаевым из «Тамбова». Хочу сказать, что «Тамбов» нам очень помог. На стадии написания сценария нам нужен был клуб, из которого мы бы черпали информацию. В этом смысле «Тамбов» во многом повторяет историю нашего «Метеора».

Данила Козловский

В фильме «Тренер» Козловский и режиссёр, и главный актёр, и продюсер. Фото: Павел Ворожцов

— Мне кажется, что с футбольной точки зрения ваш фильм получился очень похожим на реальные футбольные матчи, в том числе благодаря участию в проекте бывших или действующих футболистов — Дмитрия Сычёва, Евгения Савина, Алана Гатагова, а также и комментаторов — и Генича, и Журавеля, и Дементьева.

— Они все согласились на съёмки невероятно легко. Даже подозрительно (смеётся). И Дима Сычёв, и Женя Савин, и Нобель Арустамян, и Костя Генич, и Тимур Журавель и многие другие. Они работали по 11–12 часов на площадке. Всё вытерпели. А ребята футболисты были моими главными консультантами во время съёмок. Когда меня что-то смущало, я спрашивал: «Пацаны, а так можно? А такое бывает?».

— Вы как-то сказали, что, если вас будут пытать и попросят сказать что-то хорошее про свой фильм, вы ответите — люди.

— Каждый артист — это бриллиант. Они влюбились в эту историю. Я лично пробовал всех актёров. Но как пробовал. Мы репетировали, что-то снимали. Поймите, как я могу пробовать таких людей, как Владимир Ильин или Андрей Смоляков, или Виктор Вержбицкий. Это большие русские артисты. Нам было достаточно поговорить с ними, встретиться. У нас произошла какая-то настройка совместная. Также я благодарен людям, которых мы нашли для съёмок в Новороссийске. Я вот сейчас это говорю вам, а у меня ком в горле. С какой страстью они работали, отдавались делу!

Данила Козловский

Данила Козловский большое внимание уделяет общению с прессой. Фото: Павел Ворожцов

— Каким вы были режиссёром на площадке?

— Режиссёр — главный человек на площадке. И никто другой. У него должен быть тотальный контроль всех департаментов. Наверное, кто-то скажет, что это жёсткий диктат. Пожалуйста. Это не хамство и не высокомерие. Кино — работа команды. Каждый человек на площадке помогает реализовать твои местечковые фантазии. А кто сказал, что они великие? Кроме тебя, пока никто. Поэтому ты должен благодарить каждого человека — от главной звезды до рабочего и буфетчицы. Все они помогают создавать твою историю.

— Если вернуться к фильму, то у вас там очень лиричная линия — отец и сын. Вкладывали личный опыт?

— (после паузы)… Для меня это очень важная линия. Часто у нас с нашими близкими, дорогими людьми бывают сложные периоды. Эта линия во многом основана на отношениях с моим отцом. Мой папа, слава богу, жив, и сейчас у нас с ним замечательные отношения. Но бывали и сложные периоды. История взаимоотношений тренера и его отца- это история о зависимости и невозможности жить друг без друга. Замечательно сказал Андрей Смоляков: «Это история человека, покидающего эту жизнь, и человека, эту жизнь проживающего». Для меня она является столпом, на котором всё держится.

Данила Козловский в Екатеринбурге. Встреча со зрителями

Свердловским зрителям «Тренер» понравился. К слову, Данила посетил наш город впервые. Фото: Павел Ворожцов

— Да, вы как-то сказали, что фильм не только про футбол, но и про любовь.

— Для меня он в первую очередь про любовь. Во всём её многообразии и величии. И про страсть, и про веру. Всё в этой жизни зависит только от нас. И никто не в праве говорить, как проживать эту жизнь. Один человек имеет способность поменять мир вокруг себя, просто занимаясь своим делом с преданностью и страстью. И он способен аккумулировать вокруг себя эту энергию и заставлять людей совершать невозможное. Эта команда, эти болельщики в начале истории представляют собой какой-то серый отряд, а в конце они превращаются в команду, болельщики поют хором и побеждают гранда не за счёт класса, а за счёт того, что за ними стоит весь край.

— В конце фильма у вас настоящая вишенка на торте — стадион «Челси», и вы выходите против великого тренера Антонио Конте. Как удалось договориться с главным лондонским клубом?

— Я попросил встречи с Романом Аркадьевичем Абрамовичем (владелец «Челси». — Прим. «Облгазеты»), рассказал ему свои идеи. Говорю: «Мне нужен ваш клуб». Шутка, конечно, но он помог. С Антонио Конте я не общался для фильма. Он тренер, мягко говоря, другого уровня. Но мы поговорили. Он очень эмоциональный человек, очень светлый и приветливый. Гораздо больше мы разговаривали с Эденом Азаром, Тьемуэ Бакайоко, Давидом Луисом. Мы показали картину, посидели душевно. Скажу, что я очень благодарен Роману Абрамовичу, Марине Грановской — директору «Челси». Знаете, как трудно снять сцену на «Стэмфорд Бридж»? Это беспрецедентная история. Нужно получить огромное количество прав, заключить договор с Английской лигой.

Опубликовано в №67 от 18.04.2018

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области