Культура 10 августа 2018, 20:30

Полотна Третьяковки хранились в скромной двушке в Свердловске, и теперь вернулись в город

,

В столице Урала в полностью преображённом выставочном зале Екатеринбургского музея изобразительных искусств открылась масштабная выставка «Владелица Красного коня. Дар Казимиры Басевич музеям России». Помимо главного шедевра Кузьмы Петрова-Водкина в Екатеринбурге представлен ряд других уникальных работ из Третьяковской галереи и не только.

Судьбу шедевра определил… Юрий Гагарин

Эта выставка, уверены, станет одним из главных событий этого года в культурной жизни региона. Только представьте, в Екатеринбурге можно увидеть картины таких художников, как Кустодиев, Бенуа, Рерих, Коровин, не говоря уже о самом шедевре – «Купание красного коня».

Но эта история – не только и не столько про картину, которую, безусловно, знают все. Она про судьбу трёх женщин, чьими усилиями главная работа Петрова-Водкина и другие картины стали всеобщим достоянием.

Сложно представить, что когда-то все эти шедевры русской живописи висели на стенах в квартире петербурженки Казимиры Басевич, начавшей собирать свою коллекцию с 1945 года. Она приобретала то, что нельзя было увидеть в залах больших государственных музеев. Эксперты уверены, что у Казимиры Константиновны был дар выбирать выдающиеся произведения своих современников, поскольку многие работы она покупала у художников ещё при жизни.

завещание Казимиры Басевич

В завещании Казимира Басевич писала, что больше всего не хочет, чтобы её коллекция покинула пределы отечества. Фото: из архива Р. Лотарёвой

Судьба самой большой её удачи – картины «Купание красного коня» – оказалась довольно непростой. Работа выставлялась в Швеции, в Мальмё в 1916 году и после осталась там. В СССР картина была возвращена усилиями вдовы Петрова-Водкина уже в 1950 году. И спустя три года Казимира купила её для своей коллекции, вместе с портретом самой Марии Фёдоровны Петровой-Водкиной, который также можно увидеть на выставке в ЕМИИ.

Портрет коллекционера Казимиры Басевич кисти художника Павла Кузнецова

Портрет коллекционера Казимиры Басевич кисти художника Павла Кузнецова. Фото: ГТГ

Казимира Басевич обожала свою коллекцию, любила фотографироваться на её фоне (эти снимки представлены на экспозиции), кажется, уже не представляла без неё своей жизни. И, как рассказывала её внучатая племянница Рэна Лотарёва, решение передать живопись в музей она приняла после полёта Юрия Гагарина в космос. Казимиру охватило чувство воодушевления, которым жила вся страна, и от осознания масштаба события у женщины появилось желание совершить что-то соответствующее.

Казимира Басевич со своей коллекцией в ленинградской квартире

Казимира Басевич со своей коллекцией в ленинградской квартире, 1961 год. Фото: из архива Р. Лотарёвой

Тайная квартира Рэны

Казимира Басевич при жизни передала в дар Третьяковской галерее десять работ – каждая из них (все они находятся в постоянной экспозиции Третьяковки) сейчас представлена в Екатеринбургском музее ИЗО. В отношении ещё 20 с лишним картин коллекционер написала завещание – они должны были быть переданы музею уже после её смерти.

Судьба же распорядилась так, что c 1973 года её двоюродная племянница и продолжательница дела Галина Лотарёва хранила оставшиеся работы в Свердловске. Несколько десятилетий они ждали своего часа в скромной двухкомнатной квартире.

– Этот дом, где жили Лотарёвы, располагался на углу улиц Первомайская-Бажова, окна квартиры выходили на Городок чекистов, – рассказывает Ольга Горнунг, заведующая отделом отечественного и зарубежного искусства ЕМИИ. – Удивительно, но в этом же доме этажом ниже жила предыдущий директор нашего музея ИЗО Нина Евгеньевна Ганебная, но и она не подозревала, что в её доме хранится такая коллекция. Кроме самой Рэны Лотарёвой, внучатой племянницы Казимиры Басевич, этого, похоже, не знал никто. Наши сотрудники, которые с нею общались, говорят, что картины у неё на стенах не висели. Рэна была одинокой женщиной и, возможно, опасалась за такие ценности.

Рэна Лотарёва

Рэна Лотарёва – внучатая племянница Казимиры Басевич. Фото: ЕМИИ

Более того, Рэна говорила, что не сразу узнала о том, что ещё не все работы по завещанию были переданы в Третьяковскую галерею, в архивах она обнаружила документы, подтверждающие этот факт, и обратилась в Екатеринбургский музей ИЗО, чтобы сотрудники помогли ей выйти на Третьяковку и завершить-таки дело своей бабушки.

Помимо завещанных Третьяковке шедевров, в коллекции оказался эскиз «Троица» Петрова-Водкина, выполненный для витража Троицкого собора в Сумах (Украина).

– Мы знали, что есть такой эскиз Петрова-Водкина к витражу, но видели только небольшие, очень обобщённые эскизы в коллекции Ярославского музея, – рассказывает Ольга Горнунг, – и никто не знал, что в коллекции Басевич есть большой законченный эскиз.

Эту работу, которую искусствоведы называют открытием и откровением, Рэна Михайловна подарила в коллекцию Екатеринбургского музея ИЗО.

– Рэна Михайловна не дожила до выставки всего несколько месяцев, – сказала на открытии Зельфира Трегулова, директор Государственной Третьяковской галереи. – Она жила более чем скромно, и продажей лишь одной работы могла решить все свои бытовые проблемы, но даже ни на секунду не подумала, чтобы обратить эти картины в золотую монету.

 акварель Кузьмы Петрова-Водкина «Троица»

Акварель Кузьмы Петрова-Водкина «Троица». Фото: ЕМИИ

В числе 38 произведений живописи и графики, преданных в дар из коллекции Казимиры Басевич Екатеринбургскому музею ИЗО, есть настоящая жемчужина – акварель Кузьмы Петрова-Водкина «Троица».

  • Опубликовано в №143 от 11.08.2018

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Областная газета Свердловской области