Темы дня

Литературный проект. А. Шорин, Е. Шефер, А. Дзержинский

Екатерина Шефер Автор , Александр Дзержинский Автор

Александр Шорин. «Любовь и не-любовь»

Он вспорхнул из-за столика как испуганная птица: фалды его пиджака дымились. На миг ему показалось, что он видит в ее руке дуло дымящегося пистолета.

Пистолета в ее руке не было, зато в ней быстро появилась смоченная в воде салфетка, с помощью которой неприятность быстро устранили.

Он еще какое-то время хватал губами воздух, как рыба, лишенная воды. Она смотрела смущенно.

Через некоторое время оба начали думать. Он — разыскивая рациональное объяснение странному происшествию, она — о том, почему его не любит.

Все другие посетители кафе были заняты своими разговорами: их всех это происшествие никак не касалось.

Впрочем, вру: не всех. Юноша, одиноко сидящий за столиком в углу, время от времени поглядывал в их сторону.

Нет, снова вру: не в ИХ сторону, а в ЕЕ строну.

Что-то толкнуло ее поймать взгляд этого юноши: совсем ненадолго, но этого было достаточно для того, чтобы меж этими взглядами проскочила дуга высокого напряжения. Впрочем, кроме этих двоих, этого никто не заметил.

Еще через несколько минут спутник девушки извинился и вышел в мужскую комнату, где пробыл совсем недолго, пытаясь почистить пиджак и холодной водой смыть странный туман, омрачивший его сознание. Под ледяными струями засела в его мозгу одна мысль: «Сейчас или никогда!». Он твердо решил, что опоздать не имеет права: сейчас он выйдет и немедленно, в ту же секунду, сделает ей предложение.

Он опоздал: девушки за столиком уже не было. В остальном кафе выглядело также, как и до его ухода. Он не заметил того, что юноша за столиком в углу тоже исчез… Он подозвал официанта и заказал водки.

А за окном в это время кружились снежинки, переливаясь под солнцем маленькими радугами. Двое, взявшись за руки, бежали куда-то совершенно бездумно. Падали, смеясь, в сугробы и лопотали что-то на языке влюбленных, только им одним понятное. Прохожие шарахались от них, как голуби от диких котов.

. . .

По осени, когда она уже ждала двойню, ее мужчина принес в дом какой-то небывалый трофей. Смеясь, он помогала прибивать его на стену, как шкуру диковинного зверя.

Вы, конечно, догадались: это был опаленный с краев пиджак.

Екатерина Шефер. Ангелы.

Ангелы, спускаются с небес и гладят наши усталые души теплыми ладошками. Смеются, улыбаются нашей радости, обнимают ласковыми крыльями. Защищают, от тех, что плохие, от того, что больно. Проходит усталость, жизнь, любовь, грусть, все… переворачивается мир, как песочные часы и по новой: грусть, усталость, любовь, тоска. Тоска по теплому песку на ступнях, по мокрому снегу на ладонях, как вы там? Лишь один раз в год, маленькой компанией спускаетесь обратно и представляете себя живыми, горячими, умеющими смеяться и бегать, раскинув руки по полю с влажной от росы травой. А ведь и правда, счастье, может быть, и есть, но знаете… кто-то не проснется завтра.

Александр Дзержинский. «Дождь»

Было жарко. Жарко и душно. Мы сидели рядом, совсем близко. Но были далеки друг от друга как никогда.

— Я ухожу к маме, — сказала ты и отвела взгляд.

— Да, — ответил я.

— Я больше так не могу.

— Я понимаю.

…Окна открыты настежь. Но жарко. Жарко как никогда. Жарко и душно.

Потом ты собирала свои вещи. А я тупо сидел на полу, и смотрел, как ты укладываешь чемодан. И ждал. Ждал, что вот сейчас… Вот сейчас произойдёт… Должно произойти что-то такое… Что-то такое, что всё переменится. Всё это… Эта жара, духота, это отчуждение… Всё уйдет.

Фото Александра Дзержинского

— Я провожу тебя.

— Не надо.

— Я провожу.

…Я вдохнул расскалённый воздух улицы и ступил на размякший от жары асфальт. Мы сели в разогретую как банная печь машину. Кондиционер давно не работал.

— Как жарко, — сказала ты.

— Да.

И я подумал, что сегодня, наверное, так же жарко как в тот день, когда мы познакомились. У реки. Ты играла в волейбол с друзьями. А я смотрел на тебя. Я любовался тобой. И мечтал о том, чтобы мяч отлетел в мою сторону и тогда… Долго ждал, и когда устал от ожидания, закрыл глаза. И едва я их закрыл, как мяч ударил меня по лицу. Было больно, из разбитого носа потекла кровь. А ты… Ты склонилась надо мной, говорила что то, извинялась. Потом принесла воды.

— После того, что вы со мной сделали, вы просто обязаны выйти за меня замуж, — сказал я тогда.

— Давайте не сегодня, — ответила ты.

Ты и твои друзья проводили меня до машины, потому что с разбитым носом в такую жару лучше сидеть дома. А я нашел в машине карандаш и записал свой телефон.

Но сегодня, пожалуй, было еще жарче.

— Отвези чемодан маме, — сказала ты. — А я пойду пешком.

Было жарко. Жарко и душно. Ты была рядом. Но так далеко. И я понимал, что если ты сейчас уйдёшь… Если ты уйдёшь…! И если сейчас, в эту самую минуту, ничего не случится, то…

И вдруг… Вдруг пошёл дождь.

Аудиоверсия рассказа. Текст читает Александр Дзержинский, музыка Эда Макса.

Областная газета Свердловской области
.