Темы дня

Литературный проект. А. Шорин, "Банановый рай"

Рисунок Инны ВАСФИЛОВОЙ.

Рисунок Инны ВАСФИЛОВОЙ.

Люди у нас в массе своей мрачны и неулыбчивы. Вообще-то это не очень заметно, потому что привыкаешь, ведь сам — один из них...

И тем сильнее был контраст, когда я вдруг встретил парочку, которая улыбалась так счастливо, что хотелось обернуться и проследить взглядом. Или даже догнать, чтобы взглянуть на неё ещё раз... Так они меня поразили, что я не сразу сообразил: вышли-то они именно из той двери, которую я искал. Скромной такой двери светло-зелёного цвета, с небольшой табличкой: «Банановый рай».

Внутри, впрочем, меня встретил обычный мужик — явно из «наших»: с лицом коммерсанта средней руки, заезженного ежедневными проблемами. Этакий экс-качок, который в девяностые носил золотую цепь и спортивный костюм, в тысячные — малиновый пиджак, а сейчас ничем не выделялся, но носить новую одежду так и не научился. Глубоко посаженные глаза смотрели на меня настороженно.

— Вы звонили? — спросил он тоном вышибалы.

Я кивнул:

— Мне Михаила Борисовича.

— А... Пиарщик, что ли?

Я снова кивнул, и его лицо вдруг обмякло, глаза перестали быть настороженными, а манеры стали почти заискивающими. Так бывает с людьми, которые приглашают специалиста не совсем понятного им профиля.

— Проходите, проходите. Александр, да? Как вас там по батюшке?

— Просто Александр, — ответил я и наконец зашёл внутрь.

Больше всего помещение напоминало стандартный массажный салон: холл с евроремонтом, крашеная блондинка за стойкой...

Михаил Борисович пулей пролетел этот холл и затащил меня в кабинет — опять же стандартный, директорский — и тут, видимо, почувствовав себя в привычной обстановке, протянул руку куда-то вниз и вынул бутылку коньяка.

— Употребляете?

— Не днём, — отмахнулся я. — За рулём.

Тот набулькал себе, отточенным движением опрокинул.

Я решил, что пора переходить к делу.

—Вам нужен рекламный текст: универсальный, который подошёл бы и для журналов, и для сайтов — я правильно понимаю?

Михаил Борисович кивнул: именно об этом мы и говорили по телефону. Я ожидал, что сейчас он начнёт рассказывать, может быть, даже проведёт экскурсию, но он смотрел на меня с видом человека, который решается на какой-то серьёзный шаг, но всё никак не сподобится.

— Александр, можно к тебе на «ты»? — спросил он наконец.

— Конечно, — кивнул я выжидательно.

—Ты человек опытный, может, сам подскажешь, что к чему, — начал он наконец. — Вообще-то это, — он сделал рукой неопределённый жест, — массажный клуб с сауной. Для братвы делал, ну, ты понимаешь.

Я, естественно, вновь кивнул — на этот раз с видом человека, который прекрасно всё понимает, хотя мне совершенно неясно было, к чему это он клонит.

—Ну, так всё и было, — продолжал он. — Массажистки, парилка, спортзал небольшой... До тех пор, пока хозяин (он выразительно показал пальцем вверх) не привез массажистку из Таиланда. Тайку натуральную, понимаешь?

Он перевел дух, налил ещё и продолжил.

—Пожилая такая тайка, улыбчивая. По-нашему — ни бум-бум. Ну, я обрадовался, конечно: настоящий тайский массаж, все дела. А в итоге... Понимаешь, как только она здесь появилась, так первым делом попросила нашего хозяина перевести ей название нашего заведения. Ну, он ей и говорит по-ихнему: «Банановый рай». Она что-то полопотала и... И с тех пор у нас тут... рай, понимаешь?

Я осторожно помотал головой: «Не понимаю».

Он вдруг энергично махнул рукой. Видимо, решил: рассказывать так рассказывать.

—Ну, представь, приходит ко мне наша компашка с Уралмаша. Наши ребята с охранного предприятия, понимаешь? Ну, и ко мне: «Где тут твоя тайка?». Ну, я им: «Вот она». Она работает. А они после её массажа выходят... счастливые такие. И понимаешь, на работу уже не возвращаются: один сидит дома и... музыку пишет, другой... вообще в священники ушёл.

Он выдержал паузу, глядя на меня.

—И так каждый раз! Потом они в себя приходят, конечно. Не сразу — кто через месяцок, кто через два. И такие — сразу ко мне. С претензиями, понятно...

Он невольно поёжился.

— А другие... массажистки? — спросил я.

—Во! Я поначалу тоже так подумал: надо просто их к другим массажисткам отправлять, а не к ней. Оказалось — бесполезно, потому что и там началось то же самое: словно она всех их подменила. Даже меня...

И тут он вдруг стукнул себя кулаком по голове, как боксёр перед рингом.

—Короче, теряю клиентов, получаю претензии. И сам... раскисаю: думал ведь уволить её, обратно отправить... Представь: не могу. Не могу — и всё тут!

Мне показалось, что вот сейчас он расплачется. И в то же время страшно стало: когда тебе вот так вот вдруг душу изливают такие вот люди, то ведь это и боком выйти может...

— И чем я... Чем я могу помочь? — поинтересовался я аккуратно.

—Как это чем? — взвился он. — Да на тебя только вся надежда! Ясно чем. Мне надо... это... Во! Сменить целевую аудиторию! Братве-то такой массаж — только зло одно... А другим-то ведь... Другим-то ведь наоборот!

— Понятно, — протянул я медленно.

—Да чего это я всё говорю да говорю, — спохватился он вдруг, вскакивая. — Надо, чтоб ты на себе опробовал. Смог описать...

И тут я вспомнил лица той парочки, которую встретил на входе. И представил себя здесь, на Урале, с таким же вот, как у них, лицом...

Жестом я усадил его обратно на стул и сказал твёрдо:

— Спасибо, не надо! Я на работе. Так какая вас интересует целевая аудитория?..

Аудиоверсия рассказа. Читает Владимир ВЛАСОВ.

Областная газета Свердловской области
.