Темы дня

Литературный проект. Мария Хаустова, "Максимка"

Мария Хаустова Автор
Фото из архива.

Фото из архива.

Его мать умерла при родах, всю жизнь Максимку воспитывал отец. Пока не слёг от рака. Максимкин отец стойко переносил свои мучения и даже не стонал никогда. А бразды правления в семье взяла на себя тётка — Любава.

Как-то вечером пришла знакомая медсестра тётки, которая обещала осмотреть брата. Медсестра оглядела тугой живот и зачем-то откинула одеяло с папиных ног. Все они были покрыты синяками разных размеров.

«Любава, готовься, — прошептала она тётке. — Надо бы Максимку куда-нибудь отправить. У Юры уже трупные пятна пошли...».

— Максима, к тебе тут Вовка заходил. Звал тебя в гости... — мгновенно придумала Любава.

— Да? А давно? — оживился Максимка.

— Да нет... не очень.

— Тогда я к нему побегу!

— Хорошо. Только у папы разрешения спроси сначала!

— Ладно, — сказал мальчишка и подошёл к кровати отца.

Тот лежал и смотрел в какое-то отдалённое пространство.

— Па...

— Что, сыночек?

— Па, можно я к Вовке сгоняю? Тут недалеко...

Максимкин отец еле шевелил губами, но, улыбаясь и как-то по-особому разглядывая сына, сказал: «Иди».

Максимка подбежал к Любаве и радостно воскликнул: «Отпустил!».

Входная дверь хлопнула, все вздохнули с облегчением.

Дом друга находился в одном квартале от максимкиного. Расстояние он преодолел быстро и теплой рукой, спрятанной в варежку, постучал в дверь. Долго не открывали. Тогда Максимка встал на цыпочки и позвонил в звонок. Послышались шаги, и в открытой двери появился Вовка.

— Макс! Здорово! Я тебя давно жду! Заходи — сейчас в стрелялки играть будем. Мне новую игру купили. Раздевайся, проходи.

Максимка стянул с себя шапку, куртку и валенки.

— Ну, показывай свою игруху. Что там интересного? — и какое-то непонятное чувство тревоги овладело им в тот момент. Он не мог разобраться, что происходит. Быстро вскочил с дивана, запрыгнул в валенки, накинул куртку и побежал домой. Вовка успел только крикнуть: «Здоровья твоему отцу!».

Максимка встал как вкопанный... «Здоровья твоему отцу»??? — раньше он никогда не говорил подобного. Сердце ёкнуло от этой фразы. Сломя голову он помчался домой, но в общем коридоре его остановила соседка: «Максимушка, не спеши домой, пойдём ко мне»...

Из двери Максимкиной квартиры выглянула та самая медсестра и прибавила: «Иди к Лиде, не мешай. Папа умер».

«Папа умер? Как умер? А я?» — он не мог в это поверить.

Лида поставила перед ним тарелку с супом, которая так и простояла до вечера. Максимка не притронулся. Зашла Любава.

— Максим, не плачь. У папы теперь всё хорошо. У него ничего не болит. Он теперь наш ангел.

— Как ангел? Он улетел?

— Да, милушка моя, его душа теперь на небесах.

— А как же он меня оставил? Как же я без него-то буду?

— Ты теперь будешь со мной.

— Почему ты отправила меня к Вовке? Ты же знала, что это сейчас произойдёт?!

— Мы решили, что так будет лучше.

— Он звал меня? Скажи! Звал? — не успокаивался мальчишка.

— Юра спрашивал, где ты...

— Как спрашивал? Он же сам меня к Вовке отпустил!

— Так ведь он уже в беспамятстве был почти...

Максимка плакал, а Любава просила его успокоиться. Она ушла. Максимку посадили к Лидкиному телевизору и включили какую-то программу. Шёл концерт.

Максимка смотрел в одну точку и не слышал, как в комнате появилась Любава.

— Пойдем к папе сходим.

В комнате, где он недавно смотрел вместе со своим папкой мультики, стоял гроб, обитый красной материей с чёрными рюшечками, а в нём спал отец. Или дремал... Глаза были немного приоткрыты. Максим осмотрел его с головы до ног и не мог понять, в чем дело. Разве он умер? Вон как грудь вздымается. Уши только фиолетовые почему-то...

Ранним утром разбудили Максимку какие-то тётки и сказали, что по правилам он должен сидеть сейчас у гроба.

...Отец всё так же спал. На его лбу появилась какая-то бумажка, а на руках — ленточка.

— Мальчик, подержи папу за ножки, ты его и бояться потом не станешь, — сказали Максимке женщины, стоящие у изголовья отца.

— А чего мне его бояться? Я его люблю! — быстро отрезал парнишка. Время подкатывало к обеду, когда к племяннику подошла Любава и сказала: «Иди на улицу. Жди. Сейчас выносить будут».

Он отправился к выходу. В коридоре стояла красная крышка от папиного гроба, он окинул ее взглядом и пошел дальше.

...«Бедный мальчик, — неслось откуда-то из толпы. — Ни матери, ни отца. Сиротинушка...».

Максимка нащупал у себя в кармане конфету и сунул её в руку отцу. Никто не заметил.

Когда засыпали гроб землей, Любава уговаривала племянника, чтоб и он горсточку кинул, но он не соглашался: «Зачем я буду на папу землю кидать? Ни к чему это!».

Могилу дядьки подравняли лопатами и, выпив по стопке водки, разбрелись в разные стороны. Любава пропала из виду, и он остался один.

— Папа, — сел на корточки Максимка и зашептал. — Папа, ты слышишь меня? Ты же обещал всегда быть рядом... Любава сказала, ты — мой ангел. Ты теперь будешь меня охранять? Если ты меня слышишь, подай знак!

Курлыкающая чайка села на пёстрый венок и посмотрела на мальчишку.

— Слышишь! — продолжал он. — Ты ко мне ещё придешь?

Ответом ему была тишина. Ветер разносил остатки поминальной еды и развевал черные ленточки.

— А конфету-то ты съешь, не забудь, — прошептал, всхлипывая, Максимка.

Он поднялся с колен и побрёл в сторону города.

Областная газета Свердловской области
.