Темы дня

Литературный проект. А. Шорин, "Страшная военная тайна"

Девочку звали Дора. Была у неё страшная военная тайна: уголок за забором, добраться до которого можно было только минуя заросли страшно жгучей крапивы. Там из старых досок был сооружён небольшой шалашик, в котором можно было сидеть на корточках. В этот шалашик Дора убегала, когда её кто-нибудь обижал или если ей просто хотелось побыть в одиночестве. А ещё там был тайник: бусинки блестящего жемчуга, морская раковина и кукла по имени Наташка. Раковину ей подарил Валерка, перед тем как уехать навсегда с родителями куда-то на Украину. Жемчуг был из бус, что когда-то отец привёз маме с Чёрного моря: они порвались в тот день, когда мама с папой расставались навсегда, и мама их не стала собирать. А кукла была с ней рядом с самого детства — она была немного потрёпана, но при этом самая любимая...

Случай, перевернувший жизнь Доры, начался с пустяка: как-то, вылезая из зарослей крапивы, за которой прятался шалашик, она нос к носу столкнулась с Маринкой — соседской девчонкой, которая Доре совсем не нравилась: вроде бы они и общались, но чаще ссорились — очень уж ехидный у Маринки был язычок, и нос свой она всегда любила совать туда, куда не следует. И, конечно же, та спросила:

— Чего это ты по крапиве лазишь? А?

Пришлось врать что-то наспех:

— Волю закаляю, вот чего! Крапиву рву голыми руками. Хочешь попробовать, а?

Рисунок Екатерины Исаичевой.

И, бесстрашно сорвав голой рукой самую страшную на вид крапивину, стала ею махать прямо возле голых Маринкиных ног. Сама-то она для походов в шалашик благоразумно надевала джинсы. Та, конечно, с визгом отступила и уже издалека начала крутить пальцем у виска. Ну да ничего, подумала тогда Дора, может, близко не подойдёт... Пожалуй, она Маринку недооценила.

Через пару дней один из парней из их компании, Сашка, вечером всех позвал на пустырь для запуска ракеты. А Дора опаздывала! Мать (ну как назло!) велела ей перебрать рис: с тех пор, как папа перестал появляться дома, мама всегда покупала самые дешёвые крупы, и с ними было очень много возни. В общем, когда она пришла на пустырь, там уже никого не было.

И она пошла в свой шалаш: в кармашке джинсов у неё лежала пара бусинок. Это был её главный секрет: найти все бусинки, нанизать на новую нитку, а потом подарить маме — и тогда отец обязательно вернётся. Как назло, просыпались они в самом неподходящем месте: в траве возле дома — там родители ссорились, когда отец уходил. А потом, когда он ушёл, мать шла к дому одна, сжимая в руке остатки бус, рвала их нервными пальцами и в ярости разбрасывала вокруг — будто сеяла. Было это давно, в начале лета, но Дора в свободное время терпеливо их разыскивала, надеясь успеть до осени. Как-то они вместе с мамой с помощью этих бус учились считать: на длинной нитке было ровно сто бусин. За многие дни, проведённые в этих поисках, Доре удалось разыскать 87, а сегодня (вот удача!), нашла ещё две, причём одну из них — совсем далеко от того места, где они просыпались...

...Уже подходя к зарослям, за которыми скрывался заветный шалаш, Дора почувствовала что-то неладное: крапива была смята и к шалашу вела не та еле заметная тропиночка, которой она туда обычно пробиралась, а торная дорога, протоптанная многочисленными ногами. На примятой крапиве толпились пятеро парней из компании, которая собиралась запускать ракету, и Маринка. Та стояла от остальных чуть в отдалении и о чём-то разговаривала с толстым Андрюхой. Вид у них был заговорщический.

Дору охватила злость. Она рванула к ним не чуя ног, быстро крича на ходу:

— Как вы...

Но осеклась. Возле шалаша сидел Сашка, с грустным видом разглядывая что-то, лежащее на пакете возле его ног. Когда она увидела, что там лежало, она замолкла на полуслове: там были ракеты и стабилизаторы... вернее, то, что от них осталось: какие-то бамбуковые обломки и палочки, вперемежку с землёй и остатками горючей смеси, добытой с таким трудом.

Сашка поднял на Дору грустные глаза и сказал всего три слова:

— Как ты могла?

Она... Она должна была успокоиться, взять себя в руки и попытаться всё объяснить. Или должна была раскричаться или накинуться на проклятую Маринку. Или... Но тут Андрюха, стоящий возле Маринки, повернул к ней маленькие глазки и проговорил сквозь зубы:

— Подлая воровка!

И она... просто разревелась навзрыд. Закрыла руками лицо, чтобы они все не увидели, как льются слезы из её глаз, и убежала, так и не сказав ни слова.

А назавтра стало ещё страшнее: она вроде бы собралась с силами всё объяснить ребятам и пошла к сараю, возле которого они обычно собирались. Но никто из ребят даже не повернул в её сторону голову, чтобы поздороваться. Вроде бы Сашка попытался встать, но Андрюха потянул его за рукав и тот как-то обречённо сел на прежнее место. А на её любимом месте — на небольшом бревнышке, которое обычно никто не занимал, сидела Маринка и о чём-то щебетала с самым что ни на есть беспечным видом. Дору она одарила уничтожающе-унизительным взглядом и отвернулась. Пришлось гордо пройти мимо. Что ещё оставалось?!!

Но главное испытание её ждало впереди: на месте шалаша было чёрное пепелище. С ужасом глядя на него, она заметила то, что осталось от Наташки: часть туловища и ноги. Кто-то расположил их в издевательски-неприличной позе. Но ее сейчас волновала не Наташка, а, конечно же, жемчуг! Она бросилась раскапывать место, где он был спрятан, всё еще на что-то надеясь, но нашла только немного чёрного оплавленного стекла. Зажав его в кулаке, она медленно пошла домой, не замечая, что размазывает по щекам слёзы чёрными от золы руками...

...С тех пор прошло пятнадцать лет. Девочка Дора стала взрослой девушкой: очень симпатичной, весёлой и общительной. Она очень редко вспоминала этот случай, произошедший с ней в детстве, но именно с тех пор усвоила для себя как дважды два несколько жизненных истин: не доверять женщинам, если у тех есть повод для зависти, и не доверять мужчинам, если рядом есть женщины, у которых есть повод для зависти. С течением лет это превратилось в кредо: лучше вообще никому не доверять. Истин этих она тоже никому не доверяла.

Но так как она была взрослой и современной девушкой, к тому же весьма общительной, то научилась делать вид, что умеет доверять. И достигла в этом успеха.

У взрослой девушки Доры есть только одна военная тайна, о которой, кроме неё, никто даже и не догадывается: в шкафу её спальни, в самом потаённом уголке, стоит маленькая шкатулочка в виде шалашика. А в ней — жемчужины.

Их — ровно тринадцать.

Аудиоверсия рассказа. Читает Владимир Власов.

Областная газета Свердловской области
.