Темы дня

Актриса Тамара Зимина отмечает юбилей

Удивительно, но она никогда не устаёт от театра и продолжает оставаться актрисой даже во время обычной читки пьесы... Фото Елены Герцевич.

Удивительно, но она никогда не устаёт от театра и продолжает оставаться актрисой даже во время обычной читки пьесы... Фото Елены Герцевич.

Впервые я увидел на сцене Тамару Зимину в далеком 1973 году в спектакле свердловского театра драмы «Ночной переполох». Было это ещё в «старой» драме на Вайнера, 10. Сколько воды утекло, а появление Тамары в этом спектакле до сих пор помню.

На сцене — огромная декорация, обрамлённая с двух сторон крутыми лестницами. И в какой-то момент с одной из лестниц сверху вниз обрушилось нечто — будто шаровая молния. Это «нечто» кидалось со счастливым воплем на Леонида Давидовича Охлупина — он играл отца. Тамара Зимина была по пьесе его дочерью, и мы видели счастливую девчонку-подростка: она повисала на отце, обхватив его ногами, кричала что-то, целовала его. В этом было что-то невозможно заразительное, яркое — уже в самом первом появлении её героини...

Тамара очень долго играла в театре подростков — Красных Шапочек и Белоснежек. Хотя в то время ей было тридцать, она была мамой двух сыновей. Но как-то не старило её ничто. Она всегда прекрасно выглядит.

Потом были большие и серьёзные роли в спектаклях «Орфей спускается в ад», «Такси в течение получаса», «А зори здесь тихие», «Мещане». И везде она была живчик, красивая женщина, одетая с невероятным вкусом (она в советское время подрабатывала манекенщицей!), всегда в туфлях на высоченных шпильках — любо-дорого посмотреть! Но уж если надо было совсем наоборот, что называется, «мордой в грязь», то и это она умела. В «Ромео и Джульетте» она играла очень важную, хотя и безмолвную роль Хора — весь спектакль на сцене, и весь спектакль была вываляна в муке, воде, свёкле. Как образ нашего Детства — вечно шалящего, неумытого, счастливого. Это она в финале высыпала из кулька конфеты на гроб Ромео и Джульетты и, обнимая влюблённых, вместе с ними засыпала навеки. Было это невозможно пронзительно.

Десять лет я работал с ней как режиссёр на сцене академического театра драмы, где она играла в «Корабле дураков», в «Уйди-уйди», в «Канотье», в «Куриной слепоте».

А потом Тамара стала работать в «Коляда-Театре», где сегодня играет огромное множество ролей (главные роли в спектаклях «Ревизор», «Всеобъемлюще», «Амиго», «Женитьба», «Нежность»), и играет прекрасно — это подтвердят вам все зрители.

Сегодня, в день своего юбилея (С ума сойти! Кто даст Тамаре семьдесят?!), она будет играть спектакль «Нежность». Её героиня, несмотря на возраст, всё ищет любовь, счастье, мечтает о принце на белом коне и, хотя мир разрушает её мечты, не перестает верить. Как это похоже на судьбу самой актрисы!

У Зиминой нет почётного звания — слишком непокладистый характер. Чего стоит, скажем, эта история в академическом театре драмы. Однажды в день Пасхи в советское время она на сцене играла школьницу, которая должна была предложить учительнице (её играла Умпелева) яблочко. Зимина с чего-то достала из парты крашеное яйцо и на весь зал громко: «Хотите яичко?». Что началось за кулисами! Какой ор! Скандал был немыслимый. Партбюро собралось. Тамару «пропесочили». Хотели вообще за «антисоветскую пропаганду» выгнать из театра. В тот раз, правда, всё обошлось.

Но звание ей не светило. Да ей и не надо было этого. Никогда.

Зачем хорошей актрисе звание? Сегодня оно каждому второму даётся, что называется, «за выслугу лет». А вот любовь зрителей — не купишь. Нет, не купишь. С юбилеем, Томочка Васильевна!

Областная газета Свердловской области