Темы дня

Доверена главная роль – министра

Светлана Учайкина и Николай Цискаридзе

Светлана Учайкина и Николай Цискаридзе – в Год театра Урал принимает эстафету Всероссийского театрального марафона (апрель 2019 г.). Фото: Павел Ворожцов

Не поверите: решение встретиться с министром культуры для большого разговора созрело на заседании… Союза малого и среднего бизнеса. Уральские предприниматели заговорили о культуре бизнеса! Что – времена изменились? И то, что испокон веку было «по остаточному принципу», становится определяющим для всех сфер жизни?

– Светлана Николаевна, для начала: должность обязывает быть на всех значимых культурных событиях?

– И попробуй-ка их совместить! Нынче только начался театральный сезон, как наряду с фестивалем «Реальный театр» – премьера в Оперном, премьера в «Провинциальных танцах».  Кстати, год от года убеждаюсь: «Реальный театр», название которого «приблазнилось» Олегу Лоевскому, действительно отражает панораму современного театра. В спектаклях, которые собирает фестиваль, акцент не на звёздности актёров или режиссёров, а на том, что стало событием. Со знаком плюс или минус – неважно, но это взорвало город, театральную среду. А у «Провинциальных танцев» ещё и юбилейный сезон – значит, надо не только увидеть премьеру, но и как-то помочь. Вот с директором «провинциалов» обсуждали это на днях.

– Если на премьере не всё понравилось, что больше включается – дипломатия или правда?

–  Фраза «Художника обидеть может каждый» не случайна. Команда, которая работала над спектаклем, не собиралась поставить его плохо. Но, что делать, бывает. Случается, дирижёр ставит свой спектакль, режиссёр – свой. Не договорились. Помню: посмотрела премьеру «Дон Кихота» в Театре кукол и говорю директору: «Пётр Степанович, мне показалось: художник спектакля значительно ярче, чем режиссёр. Визуальный сюр отсылает к Сервантесу, превалирует, а вот с концепцией режиссёра…» Стражников смотрит и улыбается. Оказалось: режиссёр и художник спектакля – один человек. Прекрасная работа театра в целом, но смотрите: какая тонкая грань…

«Есть вакансия худрука». И в 16 лет это стало первой записью в трудовой книжке...

Светлана Учайкина
1975 г. Последние дни в школе. Светлана – слева Фото: Из личного архива Светланы Учайкиной

– О министерском кресле  вряд ли кто мечтает «на заре туманной юности». Но уж если оказались министром культуры, а не металлургии – рискну предположить: мечтали всё­таки о художественной стезе? Артисткой небось хотели стать?

– Совсем нет. Отец у меня пограничник, поэтому мы жили в глухой провинции. И многое в моей жизни – любовь к книгам, поэзии, к людям – заложила моя первая учительница Валентина Константиновна. Понимая, как многого мы лишены, она пыталась компенсировать это. Вместе гуляли, рассматривали цветочки­листочки, читали. Она учила  нас видеть красоту мира – как он неповторим и хрупок… Её отношение к профессии, нам, детям, и стало определяющим. После школы поступала в Хабаровский педагогический. С подружкой. Первый экзамен я сдала, она завалила. Из чувства солидарности я не пошла на второй – писать сочинение. Когда позвонила домой: вот, мол, не написала – тут же, хотя Хабаровск был неблизко, примчались родители разбираться с конфликтной комиссией: не могла их дочь, которая читала запоем и писала лучшие в школе сочинения, провалиться. Уж на троечку­то написала бы. Комиссия открыла им глаза…

Драматизм ситуации можно понять, зная предысторию. Я пошла в школу рано, в шесть лет (все подружки пошли, и я за компанию – Валентина Константиновна не возражала: пусть сидит). А к декабрю приняли в первый класс официально. Кстати (смеётся)…Поехали с мамой покупать форму. Мама спрашивает 28­й размер, а продавец ей: «Мамочка, формы начинаются с 32­го». Поэтому форма, которую мне купили, была зашита складочками, и я её носила класса до пятого.

Соответственно, и окончила я школу раньше. Проявлением дружбы я поставила себя в трудное положение: куда идти, если нет шестнадцати? Даже паспорта нет. В сельском Доме культуры было две вакансии – директор и худрук. Так как материально ответственной я быть не могла, директором, конечно, не назначили. А назначили художественным руководителем. В 16 лет. Первая запись в трудовой книжке! А поработав год, организовывая праздникивстречи­конкурсы, я поняла – как мне это всё нравится! И поехала поступать в институт культуры…

Досье «Облгазеты»

Фото: Алексей Кунилов

Светлана Николаевна УЧАЙКИНА

  • Родилась в с. Высокое Ахтырского района Сумской области.
  • 1981 г. – окончила Хабаровский институт культуры.
  • С 1982 г. работала во Дворце культуры металлургов ВИЗа в г. Свердловске, с 1987 г. – в культурно­массовом отделе обкома Свердловского профсоюза рабочих металлургической промышленности.
  • Опыт муниципальной службы приобрела в администрации Верх-­Исетского района Екатеринбурга (1992­2005 гг.)
  • 2005-­2010 гг. ­ директор Екатеринбургского театра кукол.
  • С 2010 г. возглавляла Екатеринбургский театр юного зрителя.
  • На должность министра культуры, члена правительства Свердловской области назначена 1 декабря 2016 г. указом губернатора.

Не потеряли ни один спектакль...

– Есть предложения в нашей жизни, от которых мы, даже если до этого ни сном — ни духом, не можем отказаться. Предложение стать министром было из таких?

– Нет. Я долго отказывалась. К тому времени мы сТЮЗом пережили труднейшие времена, когда театр был на ремонте. Работали на восьми площадках Екатеринбурга. Где-то надо было хранить декорации, костюмы. В любом театре масса вещей, которые сегодня не нужны, завтра не нужны, а послезавтра понадобились. Очень выручали школы, Свердловская музкомедия, Дворец культуры железнодорожников, Театр драмы… Почти два года скитались, но не потеряли ни один спектакль, ни один человек из труппы не ушёл. И вот когда вернулись в свой дом (появилась малая сцена, площадь с амфитеатром, паркинг), когда стали понятны перспективы по премьерам, гастролям – мне не хотелось никаких перемен. Само предложение поначалу ничего, кроме недоумения, не вызвало. Я не могла просто так оставить труппу, которую нежно любила. Но Евгений Владимирович, наш губернатор, умеет быть убедительным…

– Есть наблюдение: когда человек из этой же сферы поднимается на одну или пять ступенек выше, прежние дружеские связи мешают. Люди не сразу оценивают субординацию. И тому, кто поднялся выше, надо включать металл в голосе…

– Не было такой необходимости. У нас были партнёрские отношения, но не панибратские. Меня вообще не впечатляют ситуации, когда надо «включать металл». Предпочитаю договариваться. Чтобы даже оппонент в итоге становился союзником.

Смятение поначалу, конечно, присутствовало. Но я не с небес прилетела и не из другого региона. Знала сферу, людей,  трудности. Участвовала в днях министерства в территориях. Возглавляла Ассоциацию театров Урала. Много лет – член правления Свердловского отделения СТД… Знание изнутри помогает не бояться проблем. И когда сегодня приглашают куда-то, но с оговоркой «Ой, да у нас тут такое» – отвечаю: «Бывает и похуже. А у вас не всё так плохо, как вы себе напридумывали…» Мне комфортно с людьми, и это даёт силы. Отношения профессиональные-то не изменились…

Светлана Учайкина
Пора студенческая, песенная... Светлана – крайняя слева. Фото: Из личного архива Светланы Учайкиной

...И село в 64 жителя говорит: «Хотим клуб»

– Будучи человеком театра, вы не покинули родную сферу, став министром. Но горизонт расширился неимоверно. Пальцев рук не хватит пересчитать: библиотеки, клубы, музеи… Вот и бизнес заговорил о культуре. В громадье планов как министр определяет приоритеты?

– 60 процентов населения Свердловской области – жители малых городов. Здесь учреждения культуры многофункциональны, призваны раскрывать творческий потенциал людей. Но в них самих должны быть созданы условия. Если в клубе холодно – дети в балетный кружок не пойдут. Поэтому материально-техническое обеспечение учреждений культуры – один из главных приоритетов. Сегодня мы с министерством строительства меняем методику расчёта в отношении учреждений культуры на селе. Задача – отремонтировать те, которые в этом нуждаются. Построить новые там, где они необходимы.

А люди хотят и просят. Например, из села в 64 жителя поступила заявка: «Хотим клуб». Все жители пожилого возраста, молодёжи нет, детей нет. Ну, построим, вложим миллионы. Потом клуб ещё содержать надо. А как часто в него будут ходить? Сами жители на это отвечают неуверенно. Меж тем они не должны быть обделены культурой. Значит, в маленькие населённые пункты важно доставить её автотранспортом – артистов, новые книги.

Увы, по нацпроекту «Культура» мы не получили автотранспорта. Сегодня в области всего десять автоклубов, процент износа – 100 процентов. Их давно-давно приобретали. Поэтому одна из задач – автоклубы, библиобусы. В каких-то местах очень выручают виртуальные концертные залы. Их уже больше 70. В этом году откроется ещё девять: шесть – за счёт федерального бюджета, три – за счёт областного. Великая возможность – находясь за тыщу вёрст, увидеть прямо из Свердловской филармонии, в реальном времени, концерты Спивакова с «Виртуозами Москвы», Гергиева, Мацуева.

Важнейшая тема – кадры. Дорогого стоит, если позиция главы муниципалитета – создать условия для талантливого ребёнка, помочь ему получить образование и  чтобы он вернулся на малую родину уже специалистом. А задача министерства – поддержать. Недавно внесены изменения в программу поддержки молодых специалистов. Раньше помощь на обустройство, приобретение хозяйства была в городе 35 тысяч рублей, на селе – 50, а с 2019 года – 100 тысяч рублей и 150. Это наша областная программа! После окончания вуза с молодым специалистом заключается договор: работодатель обязуется обеспечить работой, мы – сделать выплаты, а молодой специалист – отработать три года. Не отрабатывает – деньги должен вернуть в бюджет области. Но первое место его работы – его малая родина. Вы даже не представляете, какое это великое дело! Когда я работала директором театра, мы заключали с актёром договор на год. А здесь – на три!

Но кадры поддерживаем не только в начале их пути. По нацпроекту «Культура» нынче повышают квалификацию 388 уральцев: настройщики музыкальных инструментов, педагоги по речи, звукооператоры, световики в театре, мастера спецэффектов… Люди незаметных, но столь необходимых в сфере культуры профессий. Пока в России только семь центров для их переподготовки. Очень хлопочем, чтобы когда-то в этом смысле начали использоваться возможности нашего Театрального института, консерватории, Архитектурной академии. Посылать в Москву – дороговато… Стараемся на опережение, в условиях областного и муниципального софинансирования, работать по обеспечению территорий музыкальными инструментами. Москва звонит: «Есть возможность взять? » – «Берём!» И оперативно выручаем муниципалитеты, которые должны свою копеечку заплатить.

Не говорю уж о многом другом. После провальных десятилетий, когда кинотеатры закрывались и в них открывались магазины, восстанавливается российское кино – лоббируем интересы муниципалитетов перед Фондом кино. Кинопремьеры одновременно идут в больших и малых городах! А ситуация по модельным библиотекам?! Пять наших библиотек получили по пять миллионов рублей. Но это же заявки на конкурс, масса бумаг…

– Когда заканчивается рабочий день министра, в этот момент для вас «стакан наполовину пуст или наполовину полон»?

– Наполовину полон, конечно! Всё время фиксирую, что ещё не сделано. Для «напоминалки» – календарь в телефоне. А ещё на прикроватной тумбочке всегда – блокнот и карандаш: могу и ночью что-нибудь вспомнить. Написанная мысль оставляет на время в покое. Иначе она будет донимать до утра.

А проблемы, которые требуют твоего участия, меняются, но их не становится меньше. Например, состоялось заседание комиссии по грантам губернатора. Сумма не менялась с 2014 года. Мы столкнулись с тем, что наши лидеры, наши бренды не получают гранты. Комиссия оценивает многих соискателей и по многим параметрам: перспективность проекта, решение социальных задач, эксклюзивность. А когда с проектом заявляется новая территория, она, к сожалению, может не получить поддержки. Надо пересматривать положение. Будем выходить на губернатора с инициативой.

Зато недавно состоялось первое заседание попечительского совета в Белинке, которая нынче отмечает 120-летие. Она ведь родилась по инициативе граждан, ею управлял попечительский совет. Через 120 лет мы возобновляем традицию меценатства. Более того, в преддверии встречи губернатора с Союзом промышленников и предпринимателей нас попросили подготовить информацию о попечительском совете. Возможно, инициатива будет применена не только в Белинке. И не только в Екатеринбурге. Это драйверы роста и для муниципалитетов…

Погружаешься в проблемы. Сомневаешься. Себя изводишь… А потом вдруг с отрадой вспомнишь: «Екатерина Великая», спектакль нашей Музкомедии, открывала в мае «Русские сезоны» в Берлине. Русские сезоны! И с таким успехом! А сейчас рассматривается возможность участия театра с этим спектаклем в 2020 году на открытии «Русских сезонов» во Франции…

«Мы отчитываемся не количеством гвоздей»

– Спектаклю десять лет, а он продолжает собирать аншлаги не только из-за художественных достоинств мюзикла, но и личности главной героини. Недавно узнала: кредо Екатерины II было «доверять людям, которые перечат». Но большинство-то руководителей требуют «делай, как я сказал». А вы из каких?

– Не люблю человека-функцию. «Я сказала – ты делай». Мы обычно обсуждаем результат, который нам нужен, а если человек идёт к нему своим путём – только приветствую. Спорим? А как же! Если иная точка зрения убедительна – приму. У меня нет комплексов: любой ценой – «делай, как я сказал». У нас ведь сфера какая? Мы не отчитываемся количеством выпущенных гвоздей или километрами уложенного асфальта. Мы, как хирурги, работаем с душой. Только они со скальпелем, а мы – без. Гармония отношений – это немаловажно…

– Какие редкие слова вы произносите…

– Я в этом убеждена! В обстановке стресса невозможно создавать эксклюзивные вещи. У меня был опыт работы с завпостом, который считал, что криком можно добиться послушания-исполнения. «Всё не туда, не в ту сторону!» Один он – безгрешен. Доказывала ему: вы наорали и ушли, а швея шить не может… В нашем деле так нельзя. Люди – не винтики. Каждый уникален в своих достоинствах и недостатках. Медлителен? Подожди, сделает. Не понимает, как? Подскажи. Методом бесконечного встряхивания невозможно добиться, чтобы в театре, например, «задышал спектакль».

Если необходима критика – могу позволить её себе один на один. Самовыражение художника – деликатная сфера. Не все спектакли – шедевры, но бить наотмашь – нельзя… У министра культуры в подчинении люди разные. Порой весьма ершистые. Нежно люблю их и поддерживаю. Сегодня невозможно представить нашу филармонию без Александра Колотурского, а Свердловскую музкомедию – без Михаила Сафронова. У каждого и своё мнение, и свой характер. И слава Богу! Яркие личности – тоже бренд области.

Розы в «Снежной королеве»

– Светлана Николаевна, на ваш профессиональный взгляд – общество всё-таки изменило отношение к культуре?

– Меняет... Как и во все времена, многое зависит от людей. В том числе от людей культуры. Вот Лоевский придумал на Урале фестиваль «Реальный театр», который мгновенно стал событием не местечковым, а федерального значения. А на федеральном телеканале создали сериал «Реальные пацаны» из жизни гопников и затёрли слово приблатнённым контекстом. Слово одно, интонация другая. Чувствуете? И, стало быть, месседж – разный. Но вот вы рассказываете, что бизнес – думающий прежде всего о прибыли! – заговорил о культуре. Это радует...

– Режиссёр, актёр, композитор реализуют себя талантливой постановкой, ролью, симфонией. А министр? Веером расходуется время, усилия, нервы – и что?

– Да, на посту министра с этим сложнее. Часто задача – объединить усилия тысяч людей. Может быть удовлетворение от этого? Конечно! От того, что грандиозный проект в том числе и твоими маленькими  усилиями движется. Да, иногда долго занимаемся какими-то проектами. Да, бесконечная работа забирает много энергии. Одно закончил, на очереди – второе, пятое, тридцать пятое. Но в этом и самый большой интерес. Осуществили в Алапаевске проект с Напольной школой, создали музей памяти представителей императорского дома. Сейчас занимаемся подготовкой открытия центра «Эрмитаж-Урал». Много усилий, чтобы наше хореографическое училище, существующее уже четыре года, получило-таки своё помещение.  Другая амбициозная цель – музей Виталия Воловича. Его наследие – и творческое, и философское – очень важны. Медленно, но упорно продвигаем идею музея, где были бы размещены работы художника, была его мемориальная комната, а в ней – его кисти, синий халат, в котором он работал в мастерской.

– В культуре много моментов, что называется, отложенного действия...

– Да, приведу пример из Театра кукол. Он в принципе – самый сложный. Артист в ТЮЗе, драме, опере – сам инструмент, а тут – кукла. И, может, механика куклы неудачна. Она, например, тяжела. Центр тяжести заваливается. А через неё надо посылать эмоцию. И актёр до последнего с этой куклой «договаривается». Так вот, помню случай: завтра спектаклем «Снежная королева» мы должны запускать новогоднюю кампанию. Но никак не получались розы, которые распускаются. Никак! Если распускались – тут же ломались. Коллеги мучаются с розами. А мне надо быть вечером в «Космосе». Уехала, телефон разрывается – душа не на месте. После мероприятия заехала в магазин, купила хлеба, колбасы и поехала в театр – потому что люди не могли уйти, не сделав дела. И никто не ушёл.  Так хоть поесть на ходу...

– Но розы-то?

– Раскрылись! А спектакль идёт до сих пор.

Светлана Учайкина, Андрей Соболев, кулинарный мастер-класс
Статус обязывает иногда принимать участие в мероприятиях публичных и неожиданных. Ну и что, что «на кухне» (2017 г., рядом – Андрей Соболев, на тот момент министр международных и внешнеэкономических связей Свердловской области). И здесь надо показать класс! Фото: Алексей Кунилов

Блиц-опрос

– Вы на необитаемом острове – три предмета, которые помогут выжить?

– Книга (например, – О Генри, могу читать его в любое время с любой страницы), спички и хорошо, если бы, как у Робинзона Крузо, в кармане оказалось несколько зернышек (смеётся).

– Книга сегодня на ночь?

– «Несвятые святые» митрополита Русской православной церкви Тихона (Шевкунова).

– Любимое время суток – и почему?

– Утро. Ожидание дня! Поэтому, в какое бы время не легла, вернувшись, например, из дальней командировки, встаю очень рано.

– Фильмы, которые можете пересматривать много раз?

– Все старые советские фильмы. Это история той страны, которой сегодня нет и с исчезновением которой мы что-то утратили. В том же кино – высочайший профессионализм: культуру речи, мастерство кадра, костюмов… Всё это было качеством повыше, чем нынешние сериалы.

– Любимая и нелюбимая работа по дому?

– Очень люблю готовить, гладить. А окна мыть – ненавижу.

– Устали. Кто-то смертельно испортил настроение… Как приводите себя в чувство?

– Переключаюсь на другую тему. Звоню человеку, с которым приятно общаться, могу поговорить с коллегами о новом проекте. Не надо зацикливаться на конфликте, перекручивая эмоции раз за разом – это разрушает. Уныние, депрессия… Нет, долой. Я заточена на созидание. Если проблему надо решить – вернусь к ней позже.

– Поступок, который не можете себе простить?

– У меня внезапно умер отец, но я в тот же день, после похорон, улетела, оставив маму – здесь было важное и срочное дело. Я его сделала, а когда назавтра принесла папку своему руководителю, он, не открывая, убрал её в сторону. И я поняла: ничего бы не случилось, если бы я это сделала через два дня. Что поделать: синдром отличницы! Он сохраняется до сих пор. Иногда просто заставляю себя отпустить ситуацию – хотя бы на день. Этот день подскажет варианты, в том числе и тот, который изначально даже в голову не приходил…

– Если речь о том, чтобы получить удовольствие от еды – что сразу представляете себе на столе?

– Мамины пирожки с капустой! Её прекрасное воздушное тесто, вкуснющая начинка. Мама живёт с нами, и вот вечером возвращаешься домой, дверь открыл – а аромат пирогов по всей квартире…

– Любимое место в Екатеринбурге и… не только?

– Плотина городского пруда со стороны «Космоса». Дивная картина – закат солнца, отражающийся в воде. Рядом с водой мне комфортно… Очень люблю Санкт-Петербург. Есть выражение «Архитектура – застывшая музыка». Так вот он для меня – музыка. Могу бесконечно гулять по городу, кататься на лодочке по Неве. В любое время – зимой, промозглой осенью или, как нынче летом в отпуске. Мы никогда не видели Питер таким солнечным. Для меня это место силы.

– Будучи профессионалом, владея профессией, чему хотели бы ещё научиться?

– Когда-то думала, что никогда не смогу водить машину. Но лет 15 назад окончила курсы. Вожу. Получаю огромное удовольствие за рулём и думаю: почему же я раньше боялась? Теперь мне хочется, чтобы английский, которым я занимаюсь время от времени (с преподавателем или в машине), стал совершеннее. Это же ни с чем не сравнимая свобода в чтении, путешествиях. Тут самое главное – не останавливаться. Я и из командировок всегда привожу литературу – даже если это проспект об отеле.

Светлана Учайкина
Фото: Из личного архива Светланы Учайкиной

– Если на телефоне пропущен звонок из дома и деловой – кому перезвоните в первую очередь?

– У меня дома мама, поэтому звонок из дома – сразу беспокойство: всё ли в порядке?.. Что касается деловых звонков: пока мы с вами говорим, их было несколько – обязательно перезвоню всем.

– Человечество делится на физиков и лириков. Мы с вами точно лирики. Но из «другой» сферы что вам любопытно?

– Астрономия. Одна моя знакомая – астроном, есть даже звезда, которая носит её имя. Её так интересно слушать, а потом что-то ещё почитать об этом…

– «Коня на скаку, в горящую избу…» – это…

– … про меня.

– Тупиковая ситуация, когда вы чувствуете своё бессилие. Что может поддержать?

– Даже в беспросветной ситуации вспоминаю: «Самое тёмное время суток – перед рассветом».

Опубликовано в №171 от 20.09.2019 

Сюжет

Персона
"Областная газета" рассказывает о жизни замечательных людей Свердловской области.

Областная газета Свердловской области