Темы дня

Булгакова, Шолохова, Куприна – в изоляцию

Роман "Отцы и дети" Ивана Тургенева в нескольких издательствах тоже имеет маркировку "18+". Ну что ж, здесь всё понятно - главный герой действительно сначала отрицал многие принятые в обществе ценности, в том числе и семейные. Фото: Павел Ворожцов

Роман "Отцы и дети" Ивана Тургенева в нескольких издательствах тоже имеет маркировку "18+". Ну что ж, здесь всё понятно - главный герой действительно сначала отрицал многие принятые в обществе ценности, в том числе и семейные. Фото: Павел Ворожцов

На днях в силу вступил приказ Министерства культуры РФ, обязывающий библиотеки соблюдать «пространственную изоляцию» детской литературы от взрослой. Теперь произведения с цензом «18+» должны находиться либо в отдельном зале, «закрываемом на ключ», либо в закрытом шкафу. Приказ издан в соответствии с Федеральным законом «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», подписан он ещё министром культуры Владимиром Мединским в декабре 2019 года. И вот, спустя более чем полгода, становится руководством к действию.

В библиотеке нельзя, в школе можно 

Прошло уже восемь лет с тех пор, как вышел закон о возрастных маркировках, а споры не утихают до сих пор. С одной стороны, от некоторых произведений литературы и кино несовершеннолетних, наверное, действительно лучше уберечь, дать возможность «переварить» информацию уже в более-менее взрослом возрасте. К примеру, с цензом «18+» выходит большинство современных авторов: тот же Алексей Сальников с нашумевшим триллером «Петровы в гриппе», несколько романов Алексея Иванова, включая «Географ глобус пропил», Прилепин, Пелевин, Толстая… До таких писателей во всех смыслах лучше дорасти.

Но с другой стороны, ограничения порой принимают абсурдный характер. Особенно когда в список неразрешённых для юной аудитории попадают книги из школьной программы. Так, сборник Бунина «Тёмные аллеи» проходят ещё в девятом классе – у одних издателей он обозначен маркировкой «16+», у других «18+». Та же история с «Тихим Доном» Шолохова - ценз варьируется от «12+» до «18+», это произведение обязательно к прочтению для 11-го класса, что уж говорить о Куприне и его сборнике «Гранатовый браслет», куда входит повесть «Суламифь», хотя с ней школьники тоже должны познакомиться в последнем классе. Конечно, некоторым одиннадцатиклассникам успевает исполнится 18 лет, но не всем, и не обязательно в начале учебного года.

А судьи кто? 

Однако закон есть закон, и в библиотеках ему следуют беспрекословно. Правда, выделить отдельный зал для «взрослой» литературы вряд ли подъёмная задача, особенно для учреждений в небольших городах. Впрочем, как нам рассказали библиотекари, они давно уже просто не выставляют «запрещёнку» в зал.

– Книг «18+» у нас уже давно нет в открытом доступе – как только вышел закон, мы сразу же убрали произведения с этим возрастным цензом из зала. Если человек запрашивает такую книгу, и ему есть 18 лет, мы её выносим. Мы обязаны действовать в правовом поле, – рассказывает Марина Коваль, заместитель директора Муниципального объединения библиотек Екатеринбурга. – А сейчас из-за коронавируса в любом случае библиотеки работают только по предварительным заявкам читателей. Что касается отдельных залов для взрослой литературы, то это не всегда возможно – сами понимаете, библиотеки расположены в разных помещениях.

В Муниципальное объединение библиотек входит 36 учреждений, поэтому мы можем говорить, что описанная ситуация для Екатеринбурга типична.

Теперь пару слов о критериях, по которым определяется, что читателю до 18 лет книга выдаваться не будет: «До 18 лет запрещается информация, побуждающая к насилию над людьми или животными, причинению вреда здоровью и самоубийству, приёму наркотиков, употреблению алкоголя, занятиям проституцией, азартным играм. Запрещена литература, отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям и другим членам семьи, оправдывающая противоправное поведение, а также содержащая мат и порнографию».

Побуждение к насилию, мат и порнография – железобетонные аргументы, с ними спорить не имеет смысла. Но как определяются, скажем, произведения, отрицающие семейные ценности и формирующие неуважение к родителям? Хотелось бы понять логику комиссии, которой приходится с этими пунктами работать. Но судя по всему, определение маркировки – полномочия самих издательств. Списка Министерства культуры или других ведомств, даже в отношении классики, не существует.

– Мы ориентируемся исключительно на возрастную маркировку издателей, – уточняет Марина Коваль. – Если книга была издана раньше, чем вышел закон, мы смотрим на более поздние издания. Если говорить о классике, то один из самых распространённых запросов, на который мы отвечаем отказом – роман «Мастер и Маргарита», у него ценз «18+». Стараемся объяснить читателям, что таковы правила.

К слову, «Мастер и Маргарита» тоже входит в школьную программу.

"Три раза скажешь "не читай" - он и не захочет"

Книжных магазинов новые правила не коснулись, однако к ограничениям и там относятся строго.

– В соответствии с законодательством мы продолжим продавать книги «18+» только в закрытой упаковке, это обязательное условие, – поясняет Мария Копылова, коммерческий директор магазина «Дом книги». – И если покупателю уже исполнилось 18, и он хочет предварительно полистать книгу с возрастным цензом, мы должны ему предоставить распакованный экземпляр. Что касается больших магазинов, то, как правило, у них есть возможность книги для детей и подростков размещать в отдельных частях зала, если же помещение маленькое – тогда книги «18 +» чаще всего расположены на отдельных стеллажах. По поводу ценза «16+», «12+» и так далее – такие ограничения носят рекомендательный характер для родителей. И если они считают, что их ребёнок достаточно развит для этой книги, то, конечно, могут её приобрести.

Впрочем, отмену так называемых «промежуточных» маркировок («16+», «12+», «6+») активно продвигает Комитет по культуре Госдумы РФ. Соответствующий законопроект в январе прошёл первое чтение, но из-за коронавируса дальнейшее рассмотрение пока не состоялось. Председатель комитета Елена Ямпольская подробно рассказывала об этой идее на Уральском культурном форуме.

– Ограничения, за исключением того, что явно попадает под категорию «18 +», кажутся мне абсолютно бессмысленными, эта ситуация была доведена до абсурда. В книжных магазинах отказываются продавать то Довлатова, то Набокова, то Есенина. Нам с возмущением рассказывали, как ребёнку отказались выдавать в библиотеке «Сын полка», поскольку книга была маркирована «16+». Три раза ты скажешь ребёнку «не читай» – он и не захочет, – комментировала Ямпольская.

Подготовлено в соответствии с критериями, утверждёнными приказом Департамента информационной политики Свердловской области от 09.01.2018 №1 «Об утверждении критериев отнесения информационных материалов, публикуемых государственными учреждениями Свердловской области, в отношении которых функции и полномочия учредителя осуществляет Департамент информационной политики Свердловской области, к социально значимой информации».

  • Опубликовано в № от 12.08.2020 
Областная газета Свердловской области