Темы дня

Губительнее, чем пуля Мартынова…

Вчера впервые в своей истории «Урал» провёл театрализованную презентацию нового номера. «Лермонтова…» читали актёры Екатеринбурга.

Вчера впервые в своей истории «Урал» провёл театрализованную презентацию нового номера. «Лермонтова…» читали актёры Екатеринбурга.

«Урал» № 11 читаем с литературным критиком, профессором УрФУ Леонидом Быковым.

– Леонид Петрович, редко кто, даже самый дотошный, читает журнал от корки до корки…

– …хотя, между прочим, польза во фронтальном чтении есть. В этом случае ты подобен человеку, который получил прописку в многоквартирном доме и хочет познакомиться: а кто же рядом? Возможны очень приятные знакомства.

–Зная ваши предпочтения, предполагаю: захотите представить прежде всего поэзию? Поэтический блок?

– Я бы даже так сказал – материалы, написанные поэтами. Вообще среди литературных «толстяков» конкурентом «Урала» по количеству публикуемых стихов может быть (исключая специализированные журналы «Орион» и «Воздух») только «Знамя». В советское время стихи в «Урале» были своего рода «прослойкой» между большими жанрами прозы. Нынче они – журналообразующее начало. В каждом номере – три-четыре поэта. В ноябрьском – пять. И сразу обратил бы внимание на редко печатающегося, но очень хорошего автора Николая Предеина. Он скульптор и график, но это тот случай, когда ты постоянно ощущаешь: «поэт ворочается в человеке». Стихотворные миниатюры Предеина – это, я бы сказал, поэтическая гомеопатия о вечном. Самым простым слогом – о самом сложном. Такие строки рождаются на выдохе… Родственны этой поэтике стихи Евгении Извариной с её минимализмом, а также стихи Сергея Ивкина, которые вроде бы – поток сознания. Но меня именно этот «поток сознания» убеждает: человек – существо не только телесное, но и словесное. «Я живу, пока себя озвучиваю».

– Говоря о своих предпочтениях, вы подчеркнули – не только поэзия, но материалы, написанные поэтами. Имели в виду, что…

– … что разговоры о стихах не менее интересны, чем сами стихи. Например, из номера в номер рубрику «Слово и культура» ведёт один из лучших поэтов Урала Юрий Казарин. Его стихи лишены привычного для многих авторов лирического героя. Есть поэтический мир, а кто пишет – не всегда объективно скажешь. Зато в монологах «Слово и культура» он переходит на исповедальность. В ноябрьском номере у Казарина – пронзительные строки о его учителях, товарищах. Единственное резануло: в повествовании о сердечных вещах вдруг – именно вдруг! – появляются слова «трансгрессия», «когнитивная тавтология»… Речь доктора филологических наук! Понятно: для Юрия Казарина она естественна, но это же другой стилистический регистр. А поэт должен чувствовать совместимость одного пласта с другим. В данном случае – несовместимость.

Интересны для меня и «Диалоги о поэзии», которые тоже из номера в номер ведет с молодыми коллегами поэт Наталья Санникова. Поэзия XXI века не всегда создаётся по законам XIX и XX веков. Координаты жанра другие… В «Диалогах…» собеседники Натальи Санниковой (и она сама своими вопросами) пытаются объяснить стратегию и тактику новой поэзии. «Не повторить хочу – продолжить». И эти страницы в «Урале» очень притягательны.

– В номере опубликована пьеса главного редактора «Урала» Олега Богаева «Лермонтов нашего времени». Грех не заметить попутно: «Урал», кажется, один из немногих «толстяков», что печатает драматургические тексты…

– Единственный! (Если не считать опять же специализированных журналов «Современная драматургия» или «Театр»). Публикация пьесы при­урочена к 200-летию со дня рождения Лермонтова, а надо сказать: Михаилу Юрьевичу фантастически не везло с юбилеями – ни в 1914-м, ни в 1941 годах. Да и в 2014-м Отечеству оказалось как-то не до поэтов. А тут Лермонтов крупным планом, да ещё и с провокативным названием пьесы.

Современников поэта поражала разница между небесной чистотой, ясностью, 100-процентной гуманностью стихов Лермонтова и тем, что в жизни он был человеком желчным, язвительным. Пьеса тоже удивляет: она одновременно проста и сложна. Героиня, школьная учительница – фанатичная ревнительница духовности, но её защита настолько бесцеремонна, что вызывает отторжение и от самой учительницы, и от того, что она защищает. А защищает она Лермонтова…

«Уснувший вечным сном уверен, что проснётся, когда его коснётся наш разговор о нём…» – очень точная фраза другого поэта, нашего земляка Романа Тягунова (которую Богаев цитирует в пьесе). Сама пьеса – попытка напомнить о Лермонтове не как о хрестоматийном авторе, а как о живом человеке, достойном сочувствия. Увы, мы иногда монополизируем поэтов, адаптируем классиков под себя. «Я бы вас защитила от смерти», – говорит учительница в своём воображаемом диалоге с Лермонтовым, но «защита» её не менее губительна для поэта, чем пуля Мартынова. В пьесе так очевиден контраст между словом поэтическим, лермонтовским и словом демагогическим…

– С удивлением увидела в номере продолжение романа Арсена Титова о Первой мировой войне. Вот же парадокс: роман ещё печатается, но автор уже получил престижнейшую всероссийскую премию «Ясная Поляна».

– Да, эта романная трилогия печатается в «Урале» на протяжении уже более десяти лет. «Ясная Поляна» делает имя автора акцентированным в российском литературном пространстве, потому что эта премия – не «одна из…». Она присуждается не веером – пяти-шести авторам, а штучно. «Классика XXI века» – знаковый титул.

Роман интересен самим материалом. При огромном количестве произведений о Второй мировой войне Первая мировая оказалась заслонена войной гражданской и революцией.

К сожалению, «Тень Бехистунга» – не очень удачное название трилогии. Не вспомнить и не выговорить. Хотя понимаю: упоминание этого географического названия важно автору, потому что именно в Бехистунге – стена с барельефом-предупреждением против раздора и распрей человеческих. Надпись древнейшая, но и в XXI веке человечество не внемлет предупреждению. Более того, раздор между странами и народами превращается в размежевание соотечественников.

Первую мировую мы обычно представляем по фронтам на европейском плацдарме, а у Арсена Титова – родовой интерес к Кавказу. В той части трилогии, что в ноябрьском номере, действие вообще перебрасывается на родину главного героя, к нам в Екатеринбург...

– Знаменательно: 11-й номер «Урала» как бы не сам по себе, а предтеча чего-то. Впереди в декабрьском «Урале» – окончание трилогии Арсена Титова. Впереди же (выход ноябрьского номера совпал с этим решением) – встреча на Урале редакторов толстых литературных журналов России…

– И от принимающей стороны потребуются не только материальные, организационные усилия, но и творческие. У столичных журналов – очевидные преимущества и неизбежный взгляд на провинцию свысока. Надо соответствовать. Благо «Урал» уже сегодня мотивирует свою толщину в журнальном мире не только бумажно-печатным объёмом. Он провинциальный только по прописке…

Сюжет

Читаем с пристрастием
Представляем очередной номер журнала «Урал» с участием известных уральских литераторов.

Областная газета Свердловской области