Темы дня

Подсказки для изобретателей

Иллюстратор «Красной бурды» Максим Смагин изобретения фантастов представил себе именно так. Быть может, изобретениями и рисунками вдохновятся инженеры и вскоре воплотят задуманное?

Иллюстратор «Красной бурды» Максим Смагин изобретения фантастов представил себе именно так. Быть может, изобретениями и рисунками вдохновятся инженеры и вскоре воплотят задуманное?

  • Опубликовано в №094 от 28.05.2016

Премия «Гиперболоид» — одна из самых молодых номинаций на фестивале фантастики «Аэлита». Вручается она с 2013 года за оригинальные новаторские идеи в фантастических произведениях. Мы решили вспомнить, кого и за какие изобретения наградили за четыре года существования этой номинации.

Суперструнник

В 2013 году премию «Гиперболоид» присудили писателю Владимиру Головачёву. Он закончил Рязанский радиотехнический институт. Отсюда и необычайно интересные изобретения, которые то и дело появляются в его книгах. И премию «Гиперболоид» писателю дали за совокупность нескольких изобретений, об одном из которых он написал в романе «Посторонним вход воспрещён».

Вот как сам Владимир рассказывает об изобретении: «Мне не хватает метро. Такого, чтобы зашёл в кабинку и через пару миллионов километров вышел. Ни машины, ни самолёты мне не годятся! В своих фантастических романах я называю этот способ суперструнным переходом. Это очень востребовано в науке. Сейчас в основном этим занимаются астрофизики».

Так называемый Суперструнник — суперструнный генератор — люди построили между орбитами Марса и Земли, чтобы преодолевать огромные космические расстояния за как можно меньшее время. Цитата из романа: «C расстояния в тысячу километров сооружение и впрямь напоминало линейку с нанесёнными на неё делениями, концы которой терялись в тёмной пустоте космоса. Но уже вблизи, с расстояния в два километра, «линейка» Суперструнника превратилась в красивую ажурную консоль, пронизанную по центру блестящей гофрированной трубой. По ней кое-где ползали мигающие огоньки, вспыхивали и гасли облачка и струйки дыма, и было видно, что это огромная серьёзная конструкция, созданная для великой цели».

Коэмы

Иллюстрация: Максим Смагин

В 2015 году премия «Гиперболоид» была вручена одному из известнейших фантастов Урала, журналисту Исаю Давыдову. Настоящее имя писателя — Давид Шейнберг. В 1951 году он окончил редакционно-издательский факультет Московского полиграфического института. Космическую робинзонаду «Я вернусь через 1000 лет» о судьбе земной колонии на далёкой планете автор написал ещё в 1969 году. А в 2014-м в издательстве «Аэлита» вышли дополненная первая часть, а также продолжение романа. После этого жюри фестиваля решило наградить писателя премией «Гиперболоид» за все изобретения, которые есть в нескольких частях романа. Мы расскажем об одном из самых интересных из них. Это устройство для записи эмоциональной памяти — так называемые «коэмы». Они предназначены для записи мозговых волн и их визуализации: переживания человека можно записывать, а потом использовать в нужных конкретному человеку целях.

Цитата из романа: «В коробочках — коэмах — аккумулировались биотоки мозга тех людей, которые способны творить. Это были записи виденного, пережитого, выдуманного. […] Законченные записи обсуждались среди специалистов — писателей, историков, филологов, путешественников. Если её одобряли, то размножали за счёт государства. […] Коэмы сделали литературное творчество слишком доступным. Стало ненужным мастерство, накопленное годами, упорная работа над стилем. Достаточно полёта фантазии, умения строить диалог, запаса ярких впечатлений и свежих мыслей. […] Они заполнили свою нишу: не вместо, а рядом. Кино не убило театр. Телевидение не убило кино. Радио не убило газет. Интернет не убил ни радио, ни телевидение, ни книги. Все живы! Но всем пришлось потесниться».

Сценарная плоскость

Иллюстрация: Максим Смагин

В этом году премию «Гиперболоид» получил автор из Великого Новгорода Сергей Казакевич. Он закончил Новгородский политехнический институт. Идею, за которую Сергей награждён, он описал в романе «Барон ВВВ».

По сюжету книги военные изучают случайно открытую сценарную плоскость и привлекают для её подробного изучения главного героя — Барона. Сценарная плоскость является мостом, по которому Барона отправляют то наблюдателем на маковое поле по пути в Изумрудный город, то на встречу с Золушкой. Плоскость — это своего рода сцена.

Сергей Казакевич: «Постепенно учёные познают свойства плоскости, благодаря которой Барон может проникать в эпизоды сказок и общаться с персонажами. Экспериментаторы осознают, что сами могут писать сценарии для плоскости, и уходят от сказок. В собственных сценариях учёные просто пишут «ноль» для времени перемещения предмета или живого существа в пространстве. Это означает, что для космического корабля, движущегося в сценарной плоскости, и скорость света не помеха! А необходимые действия в условиях отсутствия воздуха либо при наличии жёстких космических излучений выполняют придуманные, словно в сказках, персонажи.

Сценарная плоскость бесконечна, пронизывает множество вселенных, сочетает в себе набор областей знаний, таких, как психология, драматургия, и человеческих качеств — ранимость, чувствительность. Грамотно написанный сценарий оживляет её, а неразумные действия людей (войны, подлые поступки) заставляют её искривляться, превращаться в шар, что становится препятствием на пути к звёздам».

Сюжет

«Энергия слова»: литературная полоса
Знакомим с мнением и творчеством уральских поэтов и писателей.

Областная газета Свердловской области