Темы дня

Та ещё змейка

Обложка книги Анны Матвеевой "Горожане. Удивительные истории из жизни людей города Е."

Обложка книги Анны Матвеевой "Горожане. Удивительные истории из жизни людей города Е."

Специально для «Областной газеты» Евгений Зашихин, главный редактор издательства Уральского университета, кандидат филологических наук, о новой книге Анны Матвеевой «Горожане. Удивительные истории из жизни людей города Е.»

Ещё сказывают, будто голубая змейка человеком …прикидывается, только узнать её всё-таки можно… из правого рукава золотая струя бежит, из левого — чёрная пыль сыплется.

П.П. Бажов. «Голубая змейка»

Лауреатом Бажовской премии 2017 года в номинации «проза» Анна Матвеева стала за книгу «Горожане». Новинку в декабре представляли на 18-й Московской ярмарке интеллектуальной литературы non/fictio№. В ней — совсем как у Плутарха в «Сравнительных жизнеописаниях», где мифические и реальные герои Древней Греции и Рима сведены в пары (общий «нерв» в разных людях передавал идею переменчивости людских судеб), — рассказано о 18 знаковых фигурах «города Е.»

Впрочем, есть и «одиночный» 19-й персонаж. Не явленый фабульно (разве что девочкой, босиком идущей по Белореченской, плюс ещё в ряде сцен), но видный в оценках, он также выступает в книге действующим лицом. А разве можно представить трио Волович-Брусиловский-Метелёв на известной скульптуре А.Г. Антонова с тем же названием «Горожане» без самого Андрея Геннадьевича, пусть и виртуального?

«Обратная перспектива»

Матвеева «рифмует» чужие биографии, играя и со словом (объём не позволяет выписывать стилистические «вкусности», но они здесь на каждой странице), и с фактами. И её реалити-шоу не только объективная данность — она и результат своего рода «обратной перспективы», итог сочинительства. В нём Анна предстаёт кукловодом, искусно меняющим маски персонажей — по типу политтехнолога, что находит «двойника» для избирательных списков популярного политика (и подобно Юдифи демонстрирует голову очередного Олоферна).

Объединяющее начало книги — в пристрастном взгляде на фигурантов художественного исследования. Там есть, разумеется, ссылки на чужие мнения, только надо ли им доверять. Ведь город-то у нас — чего скрывать? — ещё тот. Вот довоенный Свердловск — «выцветший дагеротип». Да и в годы хрущёвской оттепели наш областной центр «был местом серым и мрачным». И в 90-е, и в «нулевые» прогресс прошёл как-то мимо: «Всё меняется, но выглядит по-прежнему серым — как в бракованном калейдоскопе, куда по ошибке вложили обычные стёкла». И горожане у нас — ещё те. Ну а любой субъективизм в таких вот «конспектах судеб», созданных на документальном материале, даёт большую убедительность.

«Золотой обруч» змейки

При этом Анна Матвеева ещё и своего рода «змейка» из бажовского сказа, которая — тех, кто приятен — отделяла «золотым обручем» от всего чёрного. Эффект «обруча» здесь — изначально доброе отношение автора к своим героям.

Непростая судьба знаменитого свердловского баритона середины ХХ века Яна Вутираса соотносится с эпизодом несостоявшейся певческой «карьеры» Виталия Воловича.

«Автобиографическую» часть этой фабулы прославленный график подробно расписал в своей книге «Мастерская». Так что в нынешнем варианте сюжета видишь как бы уточнение легенды: в контексте «двойного» жизнеописания выглядит где-то даже рельефнее.

В главке про полевой поиск профессоров Матвеевых (минералога Константина Константиновича — в геологических партиях, филолога Александра Константиновича — в топонимических экспедициях) ведётся своего рода генетическая «перекличка», которая даёт Анне Александровне повод к оглядке на «корни»: ведь речь идёт о её деде и отце.

История о шашечной партии «в поддавки», что игралась ноябрьской ночью 1948-го между лауреатом Сталинской премии (за «Малахитовую шкатулку») Павлом Бажовым и опальным у Сталина маршалом Георгием Жуковым, выглядит едва ли не мистификацией. Если бы не точность психологического портретирования участников этого своеобразного диспута о неотличимости да знакомая интонация: «Было оно взаправду или нет — теперь уж и не узнаешь. Но у нас сказывают, было».

«Дорогу в небо» — каждый по-своему! — прокладывают пилот-испытатель Георгий Бахчиванджи и несостоявшийся лётчик Эдуард Россель. Главка об этих персонажах, в исполнении А. Матвеевой, — ответ на вопрос, как мы, с оглядкой на «того, кто выше, в небесах», выбираем судьбу, а та выбирает нас… И уже в этом очерке альтернативой небу оказывается яма: Эдуарду Росселю по причине «не той» национальности не дали поступить в авиационный вуз — пошёл учиться на шахтостроителя...

Яма — многозначный символ и в главке «Дом, который…», где идёт сшибка дедовского «человек не крот, ему не нужно рыть сто ям — лучше всю жизнь копай в одном месте, там и найдёшь своё счастье» и правды молодости — «как узнаешь, в том ли месте копать, если не пробовать одно за другим?». Здесь знаменитый подвал «расстрельного дома» Романовых навечно связывал имена инженера Николая Ипатьева и его коллеги Бориса Ельцина.

Герои вопреки

Тема истории объединила и ещё одну пару из разных эпох — «отца-основателя» города Василия Татищева и «героя вопреки», «уральского Бэтмена» Евгения Ройзмана. При том, что у Анны нет иллюзий относительно каждого из своих персонажей: «кажется, это не один человек, их в нём множество — какой стороной к тебе повернётся, Бог весть».

Среди обоймы других узнаваемых персонажей — Евгений Малахов (Старик Букашкин) и Николай Коляда, Белла Дижур и Эрнст Неизвестный, «песняр» Владимир Мулявин и «чайф» Владимир Шахрин...

Анна Матвеева умеет обрести художество в пространстве non-fiction. Что она, впрочем, уже доказала как-то своим «Перевалом Дятлова». Книга «Горожане» — новая удача писательницы — выполнена уверенной рукою: в том, что прозаик Анна Матвеева сейчас на подходе к обретению творческой зрелости, у меня сомнений нет. Ей, автору изящному в слоге и серьёзному по мысли, посильно многое, если говорить о «человековедении».

  • Опубликовано в №40 от 10.03.2017 

Сюжет

«Энергия слова»: литературная полоса
Знакомим с мнением и творчеством уральских поэтов и писателей.

Областная газета Свердловской области