Темы дня

«Вы хотите, чтобы поэты собирали стадионы?»

Юлия Подлубнова

Автор книги Юлия Подлубнова. Фото: Павел Ворожцов

В свет вышла книга «Неузнаваемый воздух» филолога, литературного критика, поэта Юлии ПОДЛУБНОВОЙ. Что интересно, это не книга размышлений или бенефис конкретного поэта, а масштабное исследование о срезе уральской литературы конца XX — начала XXI века.

Хотя работа Юлии дополняет созданные ранее исследования других авторов, но явно отлична от них по стилистике: энциклопедические статьи и научные выкладки гармонично сочетаются с обычными рецензиями. Выходит, книга, написанная как бы для «своих» (в литературных кругах она активно обсуждается), в то же время будет интересна и массовому читателю.

— Юлия, вы в своей книге ушли от понятия «феномен» при определении такого явления, как уральская поэтическая школа, почему?

— Вообще, феномен поэтических школ существует, но, во-первых, они более локальны, во-вторых, центрируются вокруг фигуры учителя. То, что Виталий Кальпидиназывает уральской поэтической школой — это не феномен, а явление совсем другого порядка. Он это определяет как культурный проект, что я считаю правильным. По сути, такая модель уральской поэзии — его авторский проект: он собрал целый ряд поэтов, которых считает репрезентативными в рамках своей концепции, и представил как некое поэтическое движение, отразив его в своих антологиях (вышло 3 тома), энциклопедии. Это около 150 имён, что очень много. Кого-то он принципиально обошёл вниманием, кого-то выделил, но при всём этом и дальше продолжает привлекать к своему проекту новых поэтов. Другими словами, школы как таковой нет: какой-то системы, сконцентрированной вокруг учителя. Есть движение и есть мощный культуртрегер Виталий Кальпиди, которого поддерживает издатель (можно сказать — продюсер) Марина Волкова. То, что они делают — интересно, но школой не является.

— Если поэтической уральской школы нет, тогда с чем мы имеем дело?

— Скорее, можно говорить о бешеной поэтической активности уральцев. Не случайно поэт и критик Валерий Шубинскийнедавно заметил: «Урал в последнее время стал одним из главных центров русской поэзии…».

— Почему, имея такую активность, поэзия остаётся закрытой средой?

— Вы хотите, чтобы поэты собирали стадионы? Для этого нужно другое время, иные условия: другой воздух, смена культурной политики в стране. Поэзия расцветает во времена свободы. Вспомните, был Серебряный век, а потом в 1921 году как отрубило — наступила иная эпоха. Или «Оттепель», когда поэтическое слово ценили на вес золота. Русская культура имеет свои циклы. Подождите, посмотрим, что ещё будет.

— Недавно я была на фестивале толстых литературных журналов «Толстяки на Урале» и наблюдала такую картину. Меня удивило, что на презентацию книги молодого драматурга Ярославы Пулинович «Победила я» собралась возрастная аудитория. Вообще, на литературные встречи приходит немного человек, и чаще всего это люди одного круга…

— А зачем поэту большая аудитория? Да и у драматурга — а Ярослава — безумно талантливый драматург — есть другие формы для взаимодействия с публикой: собственно театральные. В случае поэтов важно индивидуальное восприятие зала: кто-то считает, что должен читать стихи перед большой аудиторией, кому-то достаточно узкого круга ценителей. Сам же диалог с публикой у уральских поэтов есть.

— Как нужно писать о поэзии, чтобы ею заинтересовались?

— Давайте сконструируем воображаемого читателя. Массовый? Но ни я, ни другие уральские критики — приходит на ум, скажем, Константин Комаров— не пишем для широких масс. У нас так называемый толстожурнальный формат. Наверно, нужно иметь несколько дилетантский взгляд, чтобы писать для всех и каждого. И ещё, многое зависит от издания, где публикуешься, от его запроса на простоту или сложность. На самом деле за простотой не надо гнаться, зачем? Культура — вещь сложная.

— Для какой аудитории писалась книга «Неузнаваемый воздух»?

— С одной стороны, для специалистов, которые находятся в курсе развития современной поэзии, следят за публикациями в литературных и научных журналах. С другой — в книге имеется целый ряд рецензий (они были созданы для разных изданий, в том числе специально и для этой книги), написанных максимально просто. Обратите внимание на жанр: не сборник статей, эссе или рецензий — это просто книга, и она варьирует подходы и языки. Она для разной аудитории, и именно это я пыталась показать в книге на примере поэтов, которые разные: у каждого свой подход к жизни, свои способы работы со словом.

Обложка книги  «Неузнаваемый воздух»

Обложка книги

Структура книги

Первый раздел — статьи обобщающего характера. Конечно, невозможно рассмотреть исчерпывающе все аспекты уральской поэзии, но автор попыталась понять некоторые важные вещи: какова поколенческая стратификация в рамках современной уральской поэзии, какое место в современной уральской поэзии занимает уральская школа как проект, альтернативные проекты и проч. Второй раздел — персоналии. Тут и Екатерина Симонова, и Алексей Сальников, и Виталий Кальпиди, и Наталья Стародубцева. Наконец, третий — рецензии на поэтические книги последних шести лет.

  • Опубликовано в №234 от 15.12.2017 

Сюжет

«Энергия слова»: литературная полоса
Знакомим с мнением и творчеством уральских поэтов и писателей.

Областная газета Свердловской области