Темы дня

В Екатеринбурге стартовал V Международный фестиваль меццо-тинто

меццо-тинто Дебора Чапман «Секреты раскрыты»

Работа обладателя Гран-при пятого фестиваля Деборы Чапман «Секреты раскрыты». Фото: Предоставлено ЕМИИ

В столице Урала сразу на двух площадках – в Екатеринбургском музее изобразительных искусств (ЕМИИ) и Международном центре искусств «Главный проспект» – стартовал V Международный фестиваль меццо-тинто. Масштаб действительно поражает: 112 художников из 31 страны мира, персональные выставки, большая параллельная программа.

Екатеринбург уже стал настоящей Меккой меццо-тинто (по-итальянски – «чёрная манера»). Дело тут не только в общем количестве работ, а скорее в том, что нигде в мире таких фестивалей просто нет. Для художников, которые творят в этой сложной технике гравюры, это отличная возможность встретиться, представить свои работы, обсудить насущные проблемы. Так, в этом году гостей приехало почти 70 человек.

– В целом фестивальному движению уже больше десяти лет, – пояснил директор ЕМИИ и руководитель Международного фестиваля меццо-тинто Никита Корытин. – Мы занимаемся продвижением этой техники с 2007 года. На нынешнем фестивале, на трёх площадках (ещё одна – Ельцин Центр. «ОГ» писала о выставке «Blackout» в номере от 07.08.2019. – Прим. «ОГ») нам удалось собрать около 1 000 работ. Больше в мире такое нигде посмотреть невозможно.

Конкурсная часть выставки расположилась в галерее «Главный проспект». Три зала поделены по географическому признаку – Азия, Европа и Америка (Южная и Северная). В музее Изобразительных искусств – параллельная программа. Там же располагаются выставки победителей прошлых лет, историческая экспозиция, кураторские проекты.

– Это полновесный форум для людей, которые занимаются одной техникой гравюры, – добавляет Никита Корытин. – Но фестиваль также продвигает печатную графику. И хотя наш проект посвящён одной из, наверное, самых экзотических и редких техник, конечно, в целом наша миссия – это внимание к печатной графике, к её красоте, к её доступности, к ремесленному мастерству.

Да, в сложнейшей технике меццо-тинто в мире творят всего около 500 художников. Такая кропотливая работа подходит далеко не всем: на зернение медной пластины, «выглаживание» светлых мест порой уходит несколько месяцев. И речь иногда идёт о работе размером с карманный календарик. Зато итоговым результатом можно наслаждаться бесконечно: удивительное богатство полутонов, мягко перетекающих один в другой. При этом реалистичность такая, будто рассматриваешь старые снимки, сделанные на плёнку.

– Меццо-тинто, пожалуй, обладает наиболее мощными эмоциональными и образными возможностями, чем любая другая графическая техника, – рассказал американский художник Арт Вергер, лауреат самого первого фестиваля в столице Урала, член жюри. – Такие художественные возможности часто недостижимы для других направлений. Например – работа со светом. И хоть техника довольно старая – берёт начало с XVII века – здесь всегда есть пространство для экспериментов.

География у фестиваля просто огромная – от Канады до Японии. В этом году свои работы также представили художники из довольно экзотических (по меркам меццо-тинто) стран – Индии, Ирана, Австралии.

В минувшие выходные жюри подвело итоги конкурсной программы. Гран-при фестиваля досталось Деборе Чапман из Аргентины. Премия за конгениальность техники и образного решения – Аморну Тонгпайонгу (Таиланд). Премия за верность традиции и совершенство графического мастерства – Сара Гиллеспи (Великобритания). Премия за оригинальность авторской версии и преодоление классических стереотипов – Линде Уитни (США). Через два года, в рамках следующего фестиваля, победители покажут свои персональные выставки в Екатеринбурге. Кроме того, каждый участник конкурса передаст одну из работ, которые демонстрировались на фестивале, в коллекцию музея.

Выставка в ЕМИИ продлится до 27 октября. В «Главном проспекте» – до 29 сентября.

меццо-тинто Сара Гиллеспи Отсутствие
Сара Гиллеспи (Великобритания, работа «Отсутствие»). Она была удостоена приза за верность традиции и совершенство графического мастерства. Фото: Предоставлено ЕМИИ
меццо-тинто Линда Уитни Танец на траве
Линда Уитни (США), работа "Микисив - Танец на траве". Фото: Предоставлено ЕМИИ

В этом году председателем жюри был канадский художник Ги ЛАНЖЕВЕН. Кроме того, он также представил в Екатеринбурге свою выставку «Метаморфозы тела» и передал в дар музею часть своих работ. «Областная газета» поговорила с Ланжевеном о фестивале и технике меццо-тинто.

– Это очень серьёзный ивент (событие, мероприятие – пер. с англ.) для художников, – рассказал Ланжевен. – Мне важно быть здесь, потому что это такое событие – единственное в своём роде. Я не был на первом фестивале, но со второго – регулярно приезжаю. Здесь очень достойная организация. После такого сотрудничества я решил подарить часть своей коллекции музею.

– В мире всего около 500 человек творят в технике меццо-тинто. Сколько в Канаде?

– Это не очень популярная техника в мире. В Канаде, например, на серьёзном уровне этим занимаются пять-шесть художников. И, наверное, многим она не очень понятна. Но это только на первый взгляд. Сейчас в это направление приходит больше молодых художников.

– Почему всё же так мало людей берётся за это?

– Потому что всё делается руками. Всё. И самое главное – нет права на ошибку. Перед тобой медная пластина. Ты делаешь на ней зазубрины, зернишь её. Вот, например, висит моя небольшая работа. Только две недели я делал фон. Одно неправильное движение, лишняя царапина – всё идёт в мусорную корзину. Не всем дано так долго сидеть над работой, не у всех такое терпение.

– А что именно вас привлекает в этой технике?

– Свет. Когда я только начинал рисовать, меня привлекали две вещи: графика и фотография. А в меццо-тинто ты можешь это совместить. Ты словно можешь нарисовать фотографию. Ты зубришь поверхность, а потом разглаживаешь где нужно. Этим и достигается эффект фотографии. Из-за такого разглаживания образуются точки, будто зернистость плёнки. Это же просто великолепно! А ещё мне очень нравится сам процесс, когда ты работаешь с тонами, с цветом.

– Плюс огромный полёт фантазии? Хотя, казалось бы, работаешь только с двумя цветами.

– Техника позволяет воплощать любые темы. За ней всегда видишь самого человека. Вот смотришь на работы Мики Ватанабе и понимаешь, какие они нежные. А вот работы Томаша Винярски – жёсткие, суровые. Мы работаем на одних станках, используем одни и те же инструменты, пластины, но у каждого художника всегда проявится его «я». Можно посмотреть на картину, закрыть подпись автора, но ты всё равно узнаешь его. Даже по штрихам.

  • Опубликовано в №148 от 20.08.2019 под заголовком «Чёрные» гравюры и мощные эмоции»
Областная газета Свердловской области