Темы дня

«Россия»: «Дальний план» и ближний

Главный приз увезёт в Москву оператор фильма «Дальний план» – Никита Аниськин. Фото: Галина Соловьёва

Главный приз увезёт в Москву оператор фильма «Дальний план» – Никита Аниськин. Фото: Галина Соловьёва

В столице Урала подвели итоги 32-го фестиваля документального кино «Россия». Главный приз совместным решением жюри документального и телевизионного конкурса присудило картине «Дальний план» Владимира Головнёва. Лучшим полнометражным фильмом признана работа екатеринбургского режиссёра Марины Чувайловой «Чемпионки», лучшей телевизионной картиной – «Агафья» московского автора Павла Селина.

«Дальний план», получивший главный приз, это три новеллы – три истории небольших посёлков (Тёплое, Тульской области; Воргашор, Коми; Москаленки, Омской области), где только-только по программе Фонда кино открылись новые залы. Комфортные кресла, современное оборудование, свежий ремонт, а на показах в лучшем случае… два человека. Слоган картины «Кино меняет жизнь»: Владимир Головнёв со своей командой решили понять, по-прежнему ли кино – важнейшее из искусств.

Владимир не смог приехать на фестиваль, но мы связались с ним уже после того, как стало известно, что «Дальний план» победил.

«В Фонде кино фильм приняли»

– Владимир, мы вас поздравляем. Наверное, вы сами не ожидали, что первая же ваша полнометражная картина возьмёт на «России» главный приз?

– Безусловно, неожиданно. Хотя этот фестиваль я знаю давно, в прошлом году работал в жюри. Да и участвовал не один раз. В 2009-м, когда я ещё был начинающим документалистом, мне вручили приз «За лучший короткометражный фильм» («Занавес» – картина об Ирбитском театре драмы. – Прим. «ОГ»). Позже были ещё призы, и тоже за короткий метр. Мне всегда казалось (и отчасти сейчас тоже), что в принципе короткометражная форма для документального кино более предпочтительна. Короткий метр зрителю проще воспринимать. А тут просто попалась тема, которая требовала большего размаха. Нужно было показать Россию в её многообразии.

– Как раз о теме. На фестивале прозвучала версия, что фильм был заказан Фондом кино. Но ведь вы, скорее, вскрываете проблемы программы кинофикации в малых населённых пунктах. Как-то не сходится…

– Фонд кино об этой картине узнал недавно. Идея появилась из узкопрофессиональных разговоров о том, есть ли сегодня вообще польза от кино. Действует ли оно, меняет ли оно сегодня что-то как явление. А если меняет – то как это измерить, как это почувствовать. Я узнал, что есть программа кинофикации, и благодаря ей можно чётко увидеть эту границу было/стало. Не было кинематографа 30 лет – и вдруг он пришёл. Когда я был на кинофестивале в Омске, организаторы мне предложили прокатиться с моим фильмом (кажется, это был «Летсплей») по сельским кинотеатрам. Мы сели в какую-то служебную «Газель» и проехали два или три кинотеатра. И вот тут родилась мысль сделать об этом документальный фильм.

Фонд кино – и руководство и сотрудники – приняли «Дальний план». После мы честно поговорили о проблемах, о путях их решения. У них свой большой опыт и знания об этой ситуации, а у нас свои наблюдения – потому что, пока искали героев для фильма, проехали 40 с лишним кинотеатров по всей стране.

Также фильм "Дальний план" был отмечен Призом имени Леонида Гуревича «За поиск оригинального драматургического решения». Фото: Галина Соловьёва

«Людям не хватает обратной связи»

– Мы об этой программе Фонда кино пишем не один год. В нашей области (как и везде) тоже первое время радовались возможности модернизации кинозалов. Но потом неизбежно встал вопрос – придёт ли туда зритель? Насколько знаем, после премьеры «Дальнего плана» у вас была встреча с министром культуры Ольгой Любимовой?

– Да, после того как фильм показали на фестивале «Докер». На встрече в Минкульте я ни в коем случае не выступал как эксперт, а лишь делился своими размышлениями о том, что происходит, и что, на мой взгляд, необходимо доделать, чтобы программа заработала. Ведь инициатива действительно хороша. Разговор с министром получился очень конструктивный. Предложения были с интересом восприняты, ведь по большому счёту это уже доработки огромного дела.

– Если коротко – в чём суть ваших предложений? Думаю, тем, кто занимается программой в регионах, будет очень полезно узнать.

– Первое касается форм поддержки в малых населённых пунктах. Одна из них – «Земский работник культуры» – когда миллион рублей или два (в зависимости от региона) даются человеку, который едет работать в сельскую территорию. Так вот в этой программе нет ничего связанного с кино. Человек может работать в Доме культуры, ещё где-то, но не в кино. А между тем одна из самых недостающих в кинопрокате профессий – это модератор кинозала. Это есть в Перми, но нигде больше. Нужны люди, которые бы приезжали в село со знанием кино и модерировали работу зала. Ведь чего не хватает сельскому зрителю? Обратной связи. Мы проводили эксперимент – говорили, что будет обсуждение, и набирался полный зал! Люди хотят общаться. Потому что без обсуждения они могут посмотреть кино дома, в Интернете. А когда есть возможность встретиться, это совсем по-другому воспринимается.

Поэтому модератор кинозала – одна из очень важных структур, она даст новый толчок развитию кинотеатрального просмотра. Ведь его не было 30 лет. Люди отвыкли ходить в кино.

А второй момент заключается в том, что Минкульт ежегодно поддерживает много разных фильмов. И большинство из них не имеет возможности выйти в прокат, где оказываются, как правило, только блокбастеры. Как же остальные? Вот выиграла картина «Кинотавр» – и всё равно она не выйдет в прокат. При том, что есть целая сеть из более чем 1 000 кинозалов, которые также поддержаны государством. Нужно просто «подружить» две идеи – чтобы одно поддержало другое.

Поверьте, порой названия, которые крутятся в удалённых территориях, страшно читать. Прокатчики ведь тоже разные, и не все из них порядочные…

«Одни говорили заказуха, другие – чернуха»

– В фильме «Дальний план» затрагиваются ещё несколько больших проблем глубинки, да и не только глубинки – страны. Женщины в посёлке Воргашор (Коми) между собой рассуждают: «кинотеатр-то открыли, а больницу, наоборот, закрыли». У одной из них к мужу не приехала скорая. Вы сразу понимали, что фильм будет шире, чем просто история о новых кинозалах?

– Фильм в первую очередь про людей, и про то, о чём они переживают. Когда мы начинали снимать, у картины действительно была очень слабая драматургическая пружина. Ну открывается кинотеатр – и что? Некоторые говорили: «ну понятно, заказуха, сейчас будут делать пиар-фильм». Другие: «чернуха. А чего вы там в деревне наснимаете?» Третьи отговаривали: «о чём ты будешь снимать? Это ведь не театр, где есть артисты, режиссёр. Тут только киномеханик – включил-выключил».

Но когда мы поехали – поняли, что всё упирается в людей. Когда находишь человека, который кинематографичен, который интересен, вдруг всё обретает смысл, энергию. И у него, естественно, есть проблемы. И эти проблемы – часть жизни, и как следствие – часть кино.

– На фестивале «Окно в Европу» вам дали приз «За сохранение жанра документальной комедии».

– Я сам удивился.

– Да? А мне как раз показалась, что особенно первая часть «Дальнего плана» – про киномеханика дядю Сашу в посёлке Москалёнки – комедия, сделанная в лучших жанрах документального кино. Чего стоит сцена, где его коллеги, которые должны запускать в зал зрителей, в отсутствие таковых, вяжут и лениво хлопают мух. Или то, как они на большом экране (опять не пришли зрители) смотрят трансляцию московских митингов. Или то, как односельчанка отчитывает за что-то дядю Сашу, который абсолютно бесплатно пришёл ей чинить антенну…

– Мы задумали кино как роуд-муви (фильм-путешествие), потому что в дороге может быть всё что угодно. Но и комедия тут неслучайно. Всё-таки этот жанр лучше всего подходит для того, чтобы снимать о проблеме. Говорить грустно и о грустном – слишком прямо. Нужен максимально лёгкий язык, живость. Хотя специально комедию никто из нас не монтировал. Но меньше всего хотелось, чтобы это была тоска про тоску. Да, ситуация тяжёлая, но люди стараются что-то делать, менять. Как умеют. Они готовы здесь жить и будут здесь жить. Они счастливы, им по-своему интересно. В этом много оптимизма, несмотря на то, что действительно есть большие трудности.

Фильмы, достойные государственного хранения

И если говорить о ближнем (а правильнее крупном) плане – фильмах-портретах, герои которых не оставляют равнодушными никого, то это две картины о Чеченской войне. Да, казалось бы, есть более актуальные темы, проблемы сегодняшнего дня. Но не будь этих фильмов в программе нынешнего фестиваля – пазл бы не сложился, а зритель лишился бы возможности испытать очень сильные эмоции и узнать о тех событиях чуть больше. В подтверждение скажем, что обе картины по итогам смотра попали в пятёрку рейтинга зрительских симпатий.

Первый кинопортрет – картина студии «Новой газеты» «В лысого не стрелять» режиссёра Анны Артемьевой. Это история майора Вячеслава Измайлова. В начале Чеченской войны он отказался работать в военкомате и посылать 18-летних парней на верную смерть. Измайлов ушёл на войну сам. Но ушёл, как оказалось, не убивать, а спасать. Вячеслав Измайлов вытащил из чеченского плена как минимум 174 человека.

В редакции «Новой газеты» есть даже Измайловский парк – небольшой кабинетик, почти до потолка уставленный коробками с письмами. Это письма матерей, которые до сих пор ищут сыновей или хотя бы их останки, и они до сих пор пишут, что кроме Измайлова надеяться им не на кого.

Подробнее останавливаться на этой картине не будем, но лишь потому, что её уже можно посмотреть в Интернете. Поверье, она стоит вашего внимания.

Второй фильм-портрет – «Ученик Гиппократа» снял блестящий оператор Евгений Кокусев. Он работал со многими мэтрами документального кино – к примеру, в 2017 году на «России» победил фильм "Последний парад "БеззаветногоТатьяны Скабард, эту работу снимал как раз Евгений Александрович.

На этот раз он решил высказаться как режиссёр. Евгений Кокусев рассказал, что со своим героем Хасаном Баиевым познакомился на съёмках телешоу «Я стесняюсь своего тела», где этот пластический хирург оперировал одну из участниц. Его специальность – челюстно-лицевая хирургия, в 1989 году он сделал первую в Чечено-Ингушетии круговую подтяжку лица. Сегодня к нему в Грозный по-прежнему едут знаменитости, по праву считая его одним из лучших специалистов в стране. Вот и на первом кадре в фильме Баиев проводит экскурсию по своей уже частной клинке, которая откроется в скором времени.

А дальше… дальше мы узнаем, что в 90-е подающий большие надежды молодой хирург, работавший в Москве, бросил всё и поехал в родную Чечню, когда там начиналась война. В фильме мы видим уникальную хронику – Хасан Баиев спасает очередного раненного, за день до этого больница была обстреляна, после чего был разворован и без того скудный инструмент. Для ампутаций ему приходилось использовать ножовку по металлу, для трепанации – ручную дрель. Его помощник в операциях – стоматолог из этого же села. В холодной больнице, где нет даже электричества, идёт борьба за жизнь, а фоном – автоматная очередь. За полтора года первой чеченской кампании Баиев прооперирует более 4 600 человек.

Беда Хасана Баиева оказалась в том, что он как истинный врач, служащий делу до конца, спасал всех – и мирных жителей, и российских солдат, и боевиков. Это ему придётся ампутировать ногу Шамилю Басаеву, после чего Хасана будут долго искать, желая расправы. Но ни один житель села его не выдал, потому что он спасал их родственников, и больше надеться им было не на кого. Позже, уже в конце второй чеченской войны, Баиева тайно вывезут в США, чтобы просто сохранить ему жизнь.

Удивительно, но на пресс-клубе фестиваля один из зрителей произнёс слово «предатель». Чеченская тема так и не отболела в нашей стране. Озлобленность, категоричность, убеждённость в том, что на войне ты обязан сделать выбор, даже если ты врач, даже если давал клятву Гиппократа.

Сейчас Хасан Баиев активный участник акции «Операция 'Улыбка'» – он вместе с лучшими хирургами России и мира бесплатно помогает пациентам с диагнозом «заячья губа», «волчья пасть» и другими. Но обращаются к Баиеву не только с пластикой. Последний кадр фильма – мама привела к нему дочь с онкозаболеванием, речь шла об ампутации руки. И этот прошедший две войны хирург, видевший столько ужаса, сам дважды находившийся в нескольких минутах от расстрела, видит рентгентовские снимки и начинает плакать. Навзрыд. Плакать от бессилия, от того, что в этот раз спасти не сможет.

Фильм «Ученик Гиппократа» на «России» только начал свой путь к зрителю. Если кто-то не успел его посмотреть, вероятно, в будущем у вас ещё будет эта возможность. Тем более что на фестивале Евгению Кокусеву вручили приз Российского государственного архива кинофотодокументов «За фильм, достойный государственного хранения».

Евгению Кокусеву вручают приз Российского госархива кинофотодокументов «За фильм, достойный государственного хранения». Фото: Галина Соловьёва

Марина Чувайлова удостоена приза "За лучший полнометражный фильм". Её картина "Чемпионки" - о екатеринбургской команде по синхронному фигурному катанию "Юность". Фото: Галина Соловьёва

Фото: Галина Соловьёва
Фото: Галина Соловьёва
Фото: Галина Соловьёва
Фото: Галина Соловьёва
Фото: Галина Соловьёва
Фото: Галина Соловьёва

Фото: Галина Соловьёва
Фото: Галина Соловьёва
Фото: Галина Соловьёва

Гран-при

"Дальний план", режиссёр Владимир Головнёв, Москва. 

Конкурс документальных фильмов

«Лучший полнометражный фильм»: "Чемпионки", режиссёр Марина Чувайлова, Екатеринбург

«Лучший короткометражный фильм»: "Реанимация жизни", режиссёр Владимир Захаров, Луганск

«Операторское мастерство»: "Тени твоего детства", режиссёр Михаил Горобчук, Москва

«Лучший дебют»: "Молитва", режиссёр Даниил Лепёшин, Москва

Специальный приз жюри: "Призраки. Солдаты забытой войны", режиссёр Максим Фадеев, Донецк

Приз зрительских симпатий: "Человек неунывающий", режиссёр Андрей Кончаловский, Москва

Приз Российского государственного архива кинофотодокументов «За фильм, достойный государственного хранения»: "Ученик Гиппократа", режиссёр Евгений Кокусев, Москва. 

Приз уполномоченного по правам человека: "Ноев ковчег", режиссёр Григорий Курдяев, Москва.

Конкурс телевизионных фильмов

«Лучший телевизионный документальный фильм»: "Агафья", режиссёр. Павел Селин, Москва

Специальный приз жюри «За честное и разностороннее освещение горячей темы»: "Идущие в огонь", режиссёр Алёна Смирнова, Москва

Специальный приз жюри «За открытие новой грани Русского севера»: "Русскоустьинцы. Под солнцем Арктики", режиссёр Алексей Прописцов, Москва

Приз зрительских симпатий: "Последний адмирал Советского Союза", режиссёр Геннадий Каюмов, Москва

Фото: Галина Соловьёва

  • Опубликовано в №197 от 22.10.2021
Областная газета Свердловской области