Темы дня

«Разжимая кулаки»: исключительно фестивальное кино?

  Иннокентий Лаврёнов
Кадр из фильма "Разжимая кулаки"

Кадр из фильма "Разжимая кулаки"

На стриминговых сервисах вышла вторая полнометражная картина Киры Коваленко – «Разжимая кулаки». До этого фильм получил награду на Каннском кинофестивале, а совсем недавно его выдвинули на соискание премии «Оскар» от России. Делимся впечатлениями от просмотра и рассуждаем о том, получилось ли у молодого режиссёра снять «оскаровское» кино.

Северная Осетия. После теракта в Беслане семья Заура (Алик Караев) переезжает в небольшой шахтёрский городок Мизур, расположенный между горными склонами. Семья – это сам Заур, дочка Ада (Милана Агузарова), младший сын Дакко (Хетаг Бибилов) и старший Аким (Сослан Хугаев). В результате трагедии мать семейства скончалась, отец остался с детьми один. Из развлечений в Мизуре только шашлыки, дрифт на отечественных машинах, да бросание в стену дома старых патронов. Впрочем, Аким смог вырваться на «большую землю», в Ростов, и теперь Ада ждёт, когда он вернётся и заберёт её с собой.

У обоих веская причина бежать – боясь потерять ещё и детей, отец контролирует каждый их шаг: закрывает дверь на ключ, «чтобы не бегали» погулять, не пускает Дакко в школу, ведь «чему его там научат, пусть лучше работает». Для Ады всё ещё хуже. Отец запрещает ей отращивать волосы, использовать косметику и духи. Вдобавок ко всему он отобрал у неё паспорт после одной из попыток побега. Что это такое? Патриархальная отцовская забота, гиперопека или абьюзивные отношения, как сейчас бы сказали? Какой бы ни был вопрос, Кира Коваленко даёт на него однозначный ответ – это ненормально.

Вообще нарушением личных границ здесь занимаются буквально все, начиная от ухажёра главной героини Тамика (Арсен Хетагуров) и заканчивая младшим братом Дакко. Если первый просто не знает, как правильно добиваться расположения понравившейся девушки, то второй видит в Аде погибшую мать. Даже в сцене на школьной дискотеке, изрядно выпивший Дакко обращается к сестре: «Мама!».

Характерно, что для героев этой истории Ада не та, кто она есть на самом деле. Для отца она всё ещё маленькая беззащитная девочка, которая носит подгузники. Для Тамика – всего лишь местная «коряжка», единственный вариант, потому что «с другими не получается». Для младшего брата Ада – заменитель матери, а для старшего – просто ненормальная. И все они «душат» Аду своим присутствием. Выбраться из Мизура непросто. Непросто из-за традиций, векового уклада жизни, собственных страхов и… любви. Дети Заура при всём своём желании сбежать любят отца и заботятся о нём. Когда того разбивает паралич, дети преодолевают соблазн бежать и везут отца в больницу.

Удивительное российское кино. Для его создания использованы приёмы западного, но наложены они на местную специфику. Вот к примеру: при первом появлении отца в кадре, вся сцена залита красным цветом, цветом опасности. Но отец при всей его строгости отнюдь не злодей, не домашний тиран. Его строгий контроль продиктован страхом за потомство и верностью традициям. Или взять, например, операторскую работу Павла Фоминцева. Модная нынче съёмка с рук конкретно в этой картине, скорее, мешает. При общей неспешности сценария и полном отсутствии динамики решительно непонятно, зачем заставлять оператора бегать за героями.

В целом в фильме много визуальных находок, без которых он смотрелся бы неполно. Начиная от особого «кавказского» цветокора и заканчивая акцентом на сумку с подгузниками, которую в финале героиня выбрасывает, расставаясь с прошлой жизнью. Визуальные метафоры – однозначно сильная сторона картины.

Отдельно стоит упомянуть, что в картине снялись только два профессиональных актёра – Алик Караев и Милана Агузарова. Все остальные – местные жители. Впрочем, все они играют убедительно, за что следует отдать должное режиссёру.

Необходимо понимать, что это – сугубо фестивальное кино. Западные кинокритики, безусловно, !поставят галочку! режиссёру за затронутые в произведении проблемы нацменьшинств, «токсичных» отношений и даже, при ближайшем рассмотрении, феминистическую повестку. Для участия в «Оскаре» этого может и хватить. Но оценит ли такое кино широкий зритель?

Да, фильм поднимает острые темы, авторы рассуждают о семье, любви и свободе. Но многие из этих рассуждений остаются за кадром, их нужно читать между строк. Можно ли рекомендовать «Разжимая кулаки» к просмотру? Чтобы быть в курсе событий российского кинематографа – да, обязательно. Но и только… Когда пошли титры, осталось ощущение незавершённости, как будто Кира Коваленко вырвала из контекста один-единственный день и никак его не обработала: сюжетные арки обрываются, персонажи пропадают, и их дальнейшая судьба под вопросом. Нет, лёгкая недосказанность в кино это прекрасно, но только когда она снабжена мощным бэкграундом. Здесь же недосказанность, скорее, строится на недосказанности.

Областная газета Свердловской области