Темы дня

Максим Куликов: «Авторское кино надо заслужить»

Фото из личного архива Максима Куликова/ кадры из фильмов, реж. М. Куликов/коллаж: Геннадий Богатырёв

Фото из личного архива Максима Куликова/ кадры из фильмов, реж. М. Куликов/коллаж: Геннадий Богатырёв

8 апреля отмечается День российской анимации, огромный вклад в которую внесли легендарные режиссёры Свердловской киностудии. Алексей КАРАЕВ, Владимир ПЕТКЕВИЧ, Оксана ЧЕРКАСОВА, Сергей АЙНУТДИНОВ, Дмитрий ГЕЛЛЕР и много других знаковых имён. Здесь, на Урале, будущий оскароносец Александр ПЕТРОВ работал над картиной «Корова» (тоже, кстати, номинированной на эту премию). Но важно, что уральская анимация имеет продолжение – сегодня уже поколение учеников тех, великих, развивает это искусство и побеждает на главных фестивалях страны.

Накануне профессионального праздника мультипликаторов мы побеседовали с режиссёром Максимом КУЛИКОВЫМ. Он является ведущим автором екатеринбургской студии «Светлые истории», которая за последние годы стала одной из главных «фабрик» прикладной анимации. За репутацию студии говорят в первую очередь её заказчики, среди которых – «Яндекс», «Сбер», «Майкрософт», Высшая Школа Экономики, Банк России, «Контур», Государственный Эрмитаж, центр «Эрмитаж-Урал» и другие. А главное, что благодаря прикладной анимации у режиссёров «Светлых историй» появляется возможность зарабатывать на свои, авторские картины.

«Выбрал кафедру, где проще экзамены»

– Максим, вы родились и жили в Перми, но высшее образование поехали получать в Екатеринбург. Почему?

– Все очень просто. Сюда меня отправили родители. Я всегда рисовал, учился в художественной школе, но в какой-то момент решил стать журналистом. Мне казалось, что очень интересно общаться с людьми, узнавать истории. Но родители настояли на художественном образовании. Я давно знал, что в Екатеринбурге существует Арх (Уральский государственный архитектурно-художественный университет. – Прим. «ОГ») и что отсюда вышло много талантливых ребят, дизайнеров. Приехал, выбрал направление, где экзамены проще, как мне казалось, – это была кафедра графики и анимации. Сейчас точно могу сказать, что это лучшее, что со мной могло случиться. И за это я очень благодарен своей семье.

– Насколько знаю, вашим преподавателем был один из самых известных уральских анимационных режиссёров Алексей Караев?

– Да, я бы даже сказал, что он мой мастер. В Архе ведь тоже есть мастерские, как во ВГИКе, только у нас всего два мастера — Оксана Черкасова и Алексей Караев. Он меня не выбирал, я его не выбирал, просто так сложилось, что наша группа работала с ним. И Алексей Борисович оказал на меня очень сильное влияние — что в отношении профессии, что в человеческом отношении. Он очень тонкий человек, с ним можно говорить о любви, о смерти, о дружбе – обо всём. И во многом благодаря ему на данном этапе жизни я такой, какой есть.

– Алексей Караев сотрудничает с кинокомпанией «СНЕГА», и вы свои первые фильмы тоже делали на этой студии.

– Верно. Как выпускник я должен был представить дипломный фильм. Минкульт может поддержать дебютантов, выделить средства на картину. Но в России так устроено, что одному получить финансирование невозможно, заявку должна подать студия, которая уже работает с Минкультом. В 2015 году состоялся питчинг на фестивале «Кинопроба», где я презентовал идею своего первого фильма – «Кнопка». Ко мне подошёл продюсер от компании «СНЕГА», предложил сотрудничать. После на этой студии я сделал ещё одну картину – «Тише», а потом взял творческую паузу.

Фото: кадр из фильма "Тише", режиссёр Максим Куликов

- Я прекрасно помню эти два мультфильма, они попадали в конкурс очень престижных фестивалей. Тогда почему решили, что нужна пауза? Могу предположить, что дело в финансах?

– Нет, не в финансах. Понимаете, снимать фильмы нон-стоп очень сложно. Эмоционально, психологически. Творческие личности всегда сильно переживают за то, что делают. И на каждый фильм мы, особенно в студенчестве или после выпуска, возлагаем очень большие надежды — речь в первую очередь о победах на фестивалях. И мало кто задумывается о том, чтобы получать удовольствие от самого процесса создания картины.

Над двумя фильмами я работал три года подряд, а после осталось ощущение, что они сделаны не так, как мне бы хотелось. Что это не я. А ведь фильм должен полностью отражать режиссёра, как зеркало. Мне захотелось понять себя – какое кино должен делать я.

Фото: кадр из фильма "Кнопка", режиссёр Максим Куликов

– Мне как зрителю сложно в это поверить, потому что обе картины очень личные — про семью, детство. Кажется, снять такое кино отстраненно невозможно…

– Это так, и я в первую очередь говорю не о выборе темы, а о языке повествования. «Кнопка» – сборный фильм о моих воспоминаниях, воспоминаниях моих близких, о школьных годах, первой любви. А «Тише» — вообще история моей жены, о её бабушке и дедушке, о потере близкого человека. И когда она мне ее рассказала, подумал – это стоит сделать, потому что многие люди подобное переживали.

Но сейчас точно знаю, что мне интересно делать фильмы, связанные с юмором. И в коммерческом кино, и в авторском в частности. Как раз сейчас заканчиваю картину «Уважаемые пассажиры» – копродукция «Союзмультфильма» и «Светлых историй». Я уже на финальной стадии, думаю, к осени фильм будет готов. Это комедия, я бы даже сказал, сатира.

Досье «ОГ»:

Максим КУЛИКОВ родился 16 сентября 1992 года в Перми. В 2016 году окончил УрГАХУ по специальности «художник графики и компьютерной анимации».

Режиссёр: «Кнопка» (2016), «Тише» (2017), «LIVEFEST-2018», «ВШЭ не только Э» (2019), «Банк России» (2020), «Двадцать восемь» (2020), «Левайс» (2021), «До темноты» (2021) и др.

Номинация «лучший анимационный фильм», премия «Золотой орёл» (2018)

Главный приз Студенческого жюри XIV Международного фестиваля-практикума киношкол «Кинопроба»

Приз Суздальского фестиваля в категории «Лучшая работа в прикладной анимации», «Левайс» (2022)

Фото: из личного архива Максима Куликова

«Бешеный московский ритм уральским аниматорам не подходит»

– Как в вашей творческой биографии появился «Союзмультфильм»?

– Как вы понимаете, просто так уйти в поиски себя нельзя, надо было чем-то заниматься. Этим чем-то стала реклама – как раз в тот период мы познакомились с Иваном Вторых и Павлом Погудиным, создавшими студию «Светлые истории». И параллельно я решил, что в творческом плане буду пробовать всё, чтобы понять, где я. Во-первых, стал заниматься сериальным производством. Начал с работы на московской студии «Паровоз», удалённо – режиссировал эпизоды сериала «Лео и Тиг». Потом меня позвали на «Союзмультфильм» режиссёром эпизодов сериала «Зебра в клеточку», и постепенно я стал выпускающим режиссёром студии.

– Тоже удалённо?

– Да, сейчас вообще анимация не требует твоего личного присутствия. Есть CRM-системы, чаты, Zoom. Поэтому всё комфортно координируется удалённо.

– То есть в Москву уехать не хотели? Всё-таки «Союзмультфильм» – самая известная студия страны…

– А зачем? Пока я полезен тут, это здорово. В Екатеринбурге я работаю, тут моё окружение, друзья. Рядом – кафедра анимации, молодые ребята, энергия. Иногда мы ездим в Москву, но только чтобы пообщаться с коллегами. Зовут, конечно, но переезд не имеет смысла ни с финансовой, ни с эмоциональной точки зрения. А пандемия только ещё больше меня в этом убедила. И потом, бешеный московский ритм не всем уральским аниматорам подходит.

– «Светлые истории» сейчас тоже известны на всю Россию. И это не преувеличение, каждый год вас особенно выделяют на фестивале в Суздале, и с точки зрения прикладной анимации с вами работают самые крупные компании – вроде «Майкрософта» и «Сбера». Как организована ваша студия?

– Суть «Светлых историй» в том, чтобы собрать аниматоров в одной точке и совместно делать проекты. У нас нет вертикальной структуры, просто есть ряд задач, которые решают разные люди. Продюсер — Иван Вторых – отвечает за бизнес-вопросы, творческие — на нас с Павлом Погудиным. Также мы привлекаем ребят, наших друзей, студентов. Это очень удобно, такая бесконечная, проектная модель. Смотрим, кто в каких техниках работает, как сейчас рисует — и приглашаем конкретного аниматора под конкретный проект.

– Как вы выходите на таких крупных заказчиков как «Яндекс», «ИКЕА», «Контур», «Эрмитаж»?

– Специально никакие проекты мы не ищем. Таргетированная реклама в этой сфере не работает, тем более мы не звоним сами и не предлагаем сотрудничество, из этого тоже никогда ничего хорошего не выходит. Срабатывает «сарафанное радио». Мы участвуем в фестивалях, куда приезжают представители разных рекламных компаний. Что-то видят в Интернете, если ролик хорошо репостится – компании видят и хотят так же. И это, как мне кажется, тоже показатель профессионализма нашей команды. Когда клиент к тебе приходит сам, это безусловно, уже другой разговор – общение на равных, и это классно.

«Анимация гибче, это одна из причин её популярности в рекламе»

– Глядя на длинный список ваших проектов, можно сделать вывод, что сейчас пришла мода на прикладную анимацию. Вы сами с чем это связываете?

– Во-первых, анимация – один из самых живучих видов киноиндустрии. Когда наступила пандемия, мы не заметили изменений. Как будто в профессии ничего не произошло. Нам не нужно выезжать на локации, не нужно хорошее освещение. Мы всё делаем на компьютере, сидя дома, это очень удобно.

Во-вторых, на восприятие современного человека сильно повлияли социальные сети – информация должна быть подана коротко, ёмко. Через анимацию, при желании, идею можно донести за десять секунд. В видеоформате за то же время что-то рассказать, да ещё и прорекламировать, гораздо сложнее. Это одна из причин её популярности в рекламе.

Мне вообще очень сложно представить нас без работы. За последние пять лет не было ни одного дня, чтобы я сидел и думал: чем бы мне заняться. Хотя сейчас мы постепенно отходим от рекламы, начинаем заниматься личными анимационными проектами, но когда приходит какой-то классный рекламный проект, включаемся.

– Получается, утверждение, что коммерческими проектами вы занимаетесь, чтобы потом вложиться в авторское кино, верно?

– Да, в этом есть правда. Я сейчас на таком этапе жизни, что считаю – авторскую картину надо заслужить. Заслужить перед самим собой. Есть много ребят, которые делают каждый год по фильму. Я так не могу, мне кажется, что сначала надо поработать, набить руку, заработать какие-то средства для себя, для студии, в которой ты работаешь.

Если говорить про финансирование, то авторский фильм дорогой не только для студии, но и для самого режиссёра. Это сложно с чем-то совмещать, тебе надо всё время сосредотачиваться на картине. Конечно, нужны деньги, возможность в этот период ничего другого больше не делать. Анимация вообще дорогая штука сама по себе. И для компаний, и для производителей, поэтому авторское кино хочется делать редко, но метко.

На форуме "Таврида" представители студии "Светлые истории" - кураторы анимационного блока. Фото: из архива студии "Светлые истории"

– Несколько лет назад мы разговаривали с режиссёром из Екатеринбурга Анной Будановой, которая с первыми анимационными работами выиграла награды на крупных фестивалях. На призовые она смогла себе позволить спокойной жить и работать. Но такие случаи, так понимаю, единичны и не без везения?

– Сложно загадывать про призы, и ориентируясь на это как-то планировать свою жизнь. А я все-таки люблю иметь план на всё. Есть ответственность перед близкими, перед семьей. И фильм, который делаю сейчас, для зрителей. Будет здорово, если зал посмеется. Ни один приз не даст тебе такого заряда, как эмоции зрителя. Они дороже.

– Но эмоции зрителя режиссерам анимационного кино не так-то легко получить. Нет проката, нет системного показа на телевидении, да и на онлайн-платформах тоже.

– Это так. Есть платформа «Авторское кино», куда кое-что выкладывают. Она неплохо сделана, но о ней мало кто знает. Вопрос ведь еще и в том, что не все фильмы зритель будет смотреть. Чем больше слежу за программами фестивалей, тем больше понимаю, что авторская анимация сегодня замыкается на себе. Далеко не каждому зрителю она понятна. Но, конечно же, есть и исключения. Взять, например, фильмы Антона Дьякова, о котором вдруг узнала вся Россия, он номинировался на «Оскар». Антону удаётся делать кино, которое понятно всем – например, фильмы «Горю!», «Боксбалет», «Виват, Мушкетёры». Это очень высокий уровень профессионализма, когда ты можешь делать авторские картины, при этом понятные и искусствоведу, и режиссеру, и таксисту. Я стараюсь в этом направлении работать тоже.

Фото: Кадр из фильма "Боксбалет", режиссёр Антон Дьяков

Если мы вспомним советских режиссеров – того же Фёдора Савельевича Хитрука – его мультфильмы брали призы по всему миру, принимались профессионалами, но при этом мы с детства их смотрели, смеялись, нам они нравились. Или «Жил был пёс» Эдуарда Назарова, мультфильм который знают все. Но это авторское кино, где сам режиссёр очень выразителен. Я боюсь, что именно такое отношение к режиссуре уходит. Конечно, должны быть экспериментальные вещи, они двигают искусство. Но когда экспериментальная анимация становится подавляющим большинством, мы теряем связь со зрителем.

От "Оскара" до "Свинки Пеппы"

– Единственной площадкой для встречи со зрителем остаются фестивали. В Суздале в этом году вы выиграли приз как лучший режиссёр прикладной анимации, но на фестиваль не поехали, почему?

– Это смешная история. В прошлом году в Суздале нашей команде вручали статуэтку за лучший сериал («Зебра в клеточку». – Прим. «ОГ»), а я настолько не ожидал, что меня и в зале-то не было. Соответственно, за призом я не вышел. В этот раз я и не думал, что мой прикладной проект может взять приз. Кроме того, когда заканчиваешь работу над собственным фильмом, опасно смотреть другую анимацию, она может тебя сбить. И я не поехал, а оказалось, что зря… Но ничего, от нашей студии на фестиваль всегда едет большая программа прикладной анимации. Надеюсь, так и дальше будет.

– Ваша студия в категории «прикладная анимация» вообще выглядит как монополист, если честно.

– Наверное (смеётся). Список наших фильмов в программе действительно каждый год всё удлиняется. Мы надеемся, что на это обратят внимание организаторы и начнут давать нам аккредитацию. Потому что пока мы приезжаем самостоятельно, видимо, считают, что раз присутствует слово «коммерческая», то должны заработать сами. Хотя вся анимация так или иначе делается за деньги — просто кто-то работает при поддержке Минкульта или кого-то ещё.

– Кроме Суздаля где-то еще есть отдельная номинация для прикладной анимации?

– По миру – да. У нас есть небольшие фестивали. Но так, чтобы собраться всем, кто делает прикладную анимацию, нет. Только в Суздале. Да и в принципе прикладная анимация в профессиональных кругах стоит довольно обособленно. От авторского кино, полного метра и сериалов.

– Подождите, до сих пор?

– Странно, но да. В то время как в Европе и в Америке прикладной конкурс всегда большой, причем отдельно клипы, отдельно реклама. В России в этой сфере пока не так много режиссеров работает. Но если посчитать, то в России прикладная анимация не так давно и существует – пожалуй, с клипов 1990-х годов. Если говорить о классных проектах сегодня, то мы пофамильно знаем этих ребят, да и студии все наперечет. Не таких, задача которых сделать в месяц как можно больше проектов и неважно, какого качества, а тех, кто делает действительно штучные вещи. И те, кто работает в прикладной анимации, на самом деле – мультистаночники. Каждый месяц мы делаем проекты в разных технологиях, в разном ритме, с разными задачами. Ты учишься быстро придумывать и реализовывать свою идею. И после этого сделать авторский фильм тебе уже не кажется такой большой сложностью.

– Вы сказали, что не смотрите другую анимацию, пока делаете свой фильм. Но в другое время наверняка кем-то вдохновляетесь?

– Референс есть у любого творческого человека. Я очень люблю режиссёра Гила Алкабеца - у него смешные остроумные фильмы, рекомендую смотреть все, что найдете в Интернете. У меня есть канал в соцсетях, где я делаю маленькие анимационные зарисовки. Стараюсь каждый месяц что-то короткое выкладывать, и эту идею как раз подсмотрел у него. Гил Алкабец преподает, и у него есть классная практика – односекундный фильм. Представляете, рассмешить можно за одну секунду?!

 – Это вообще как?

– Это большое умение и мастерство. Я последние пару лет этим занимаюсь, бывает, получается. Ну односекундные не делаю – но по 10,15, 20 секунд – да. Это мое хобби. Еще есть мультипликатор Марк Бэйкер, для меня это в принципе пример пути режиссера. Его фильмы «Ферма на холме», «Деревня», «Весёлый Роджер» номинировались на «Оскар», прекрасные картины. И этот же режиссер придумал «Свинку Пеппу» – сериальный проект, завоевавший весь мир.

Фото: кадр из фильма "Ферма на холме", режиссёр Марк Бэйкер
  • Опубликовано в №61 от 08.04.2022 
Областная газета Свердловской области