Темы дня

В чем счастье, брат? В российском прокате документальный фильм «Руками»

фильм "Руками"

Один из героев музыкального эпизода фильма «Руками». После проката в кинотеатрах картину можно будет увидеть на онлайн-платформе ivi.ru. Кадр из фильма «Руками», режиссер Е.Григорьев

В российский прокат вышел документальный фильм «Руками» свердловского режиссера Евгения Григорьева. Полнометражная картина состоит из нескольких новелл, посвященных людям, которые своими руками создают то, без чего не могут прожить другие. Так сложилось, что большая часть этих героев – из нашей области.

От фермера-американца в Сибири до врача-священника

История создания фильма «Руками» началась с музыкального видео Евгения Григорьева на песню «Вечность встанет с нами рядом» Сергея Бобунца и Олега Гененфельда. Скорее так: клип стал поводом для большого высказывания о людях дела. С этой идеей Евгений Григорьев обратился к своим коллегам-документалистам из разных регионов страны и предложил им поучаствовать в создании кино. Всего получилось десять эпизодов от режиссеров из Екатеринбурга, Иркутска, Омска и Томска.

Режиссер фильма «Руками» Евгений ГРИГОРЬЕВ:

- В фокусе нашего внимания оказались люди, которые делают этот мир осязаемым. Результатом их работы являются не как у меня – новый кадр или страница текста, или как у кого-то – строчка программного кода либо законопроект. А буханка хлеба, коробка молока, гвоздь, в конце концов.

Я вообще уверен, что каждого человека можно открыть как бутылку шампанского. Каждый может быть героем. Просто красота в глазах смотрящего. И я рад, что мои коллеги так внимательно и так осмысленно подошли к тому, что они делали. Надеюсь, зрителям фильм тоже придется по сердцу.

Фото: Полина Зиновьева

Большинство из этих историй достойны того, чтобы сделать про них отдельные картины. Впрочем, некоторые документалисты так и поступили. Например, Андрей Ананин развил новеллу про фермера-американцаДжастаса Уолкера до картины «Дым отечества». В фильме «Руками» Джастас вместе с семьей строит большое фермерское хозяйство в Сибири, и дело в его руках спорится, но до определенного момента. Уолкера кусает клещ и заражает его боррелиозом. Однако Джастас, которого в народе еще называют «веселым молочником», даже в этой ситуации не унывает. И обязательно продолжит дело, хотя жизнь его, конечно, изменится.

Еще один режиссер фильма Владимир Головнёв обратил внимание зрителей на анестезиолога-реаниматолога. Появление этого героя в таком фильме вполне логично, даже где-то предсказуемо. Но чуть позже зритель узнает и о его исключительности. Профессию врача он совмещает со служением Богу, являясь еще и священником. Для многих эти ипостаси несовместимы, даже для коллег врача. А он ни с кем не спорит, не переубеждает. Просто продолжает делать свое дело.

Фото: кадр из фильма

Герой Юлии Бывшевой уже 38 лет работает на Иркутском авиационном заводе. Пошел туда за романтикой, чтобы строить большие самолеты. По факту каждый день, все 38 лет, Николай Мартынов делает каркасную дугу, которая находится под обшивкой самолета. А попасть в кабину, сеть в кресло командира – так и остается его несбыточной мечтой. «У меня даже пропуска в этот цех нет. Самолет, кабина не для меня», – смирившись говорит он. И только благодаря съемкам фильма давнее желание исполняется. Фотографии об этом памятном событии герой покажет всей семье, кажется, он абсолютно счастлив. А как немного ему для этого было нужно.

«Войти в кадр – стало настоящим вызовом»

Источники счастья людей, работающих руками, искала и режиссер из Екатеринбурга Мария Васенина. Ее часть в фильме так и называется – «Компоненты счастья», куда вошло сразу пять новелл – по сути, это половина картины. Мария Васенина на момент съемок фильма уже несколько лет работала на Уралмашзаводе (специалистом по связям с общественностью) и героев, конечно, начала искать там. Одна из них – Вера Нацибулина, газорезчица со стажем больше 40 лет (сейчас уже 47 лет, она продолжает работать). Также среди участников фильма – сталевар с Уралхиммаша, машинист-экскаваторщик с Качканарского горно-обогатительного комбината и другие. Но любопытно то, что и сама Мария в какой-то момент невольно стала героем картины – вошла в кадр и поделилась уже своей историей. Об этом и о том, как кино изменило судьбы героев мы побеседовали с режиссером.

Фото: из архива

– Мария, фильм задумывался еще десять лет назад, и тогда было совсем немного картин о людях дела. Какие установки вам дал режиссер Евгений Григорьев, как вы должны были представить своих героев?

– Мы должны были найти интересных людей, которые руками создают что-то осязаемое. И была поставлена четкая задача в плане того, как подойти к герою. У всех авторов картины был перечень обязательных вопросов, философских вопросов. Их было 15 – о смысле жизни, о счастье, о чем они жалеют и так далее. А дальше мы отбирали людей, которые резонируют лично с нами. Короткие зарисовки о них мы отправляли на согласование Евгению Григорьеву, которому предстояло всех их собрать в единый фильм.

– С точки зрения привычного нам документального кино выбранные вами герои довольно неоднозначны – кто-то по своей натуре немногословен, кто-то вообще отказывается дальше сниматься. К примеру, история c Александром Сергеевичем Пушкиным, экскаваторщиком из Качканара. В фильме вы делитесь, что он не стал сотрудничать, потому что его жене не понравилось, что вы слишком часто ему звоните…

– И такое бывает (улыбается). Это же документальное кино. В данном случае мы были к такому повороту готовы, потому что о съемках договаривались через пресс-службу завода. То есть Саша не сам принял решение сниматься. Нам его предложили, сказали – вот какое у него замечательное имя, молодой, перспективный. Но он не очень был расположен к съемкам, темперамент такой. Суровый уральский парень. Эпизод с ним нам пришлось делать всего лишь за одну смену. При этом в фильме есть его противоположность – сталевар с Уралхиммаша Дима Москвин, про которого, на мой взгляд, получилась самая классная новелла. Он хотел уйти с завода и начать разводить рыбу. Мы до сих пор общаемся, после премьеры обсудили, что надо продолжать снимать, у него интересно развивается жизнь. Дима готов говорить о себе, делится своими проблемами, вопросами. Он хорошо смотрится в кадре, готов раскрываться, и главное – не боится быть смешным.

– Для меня ваша часть в фильме – в первую очередь о поиске героя в документальном кино. В ироничной форме вы показываете, как это иногда бывает непросто. Более того, сами становитесь героем картины. Кто придумал такой ход?

– Изначально был другой замысел, но, посмотрев мои кинозарисовки, Женя Григорьев решил немного переформатировать идею. Действительно, на первый план вышло то, как я – начинающий режиссер – искала своего героя. На этом выстроена драматургия моей части фильма. Женя сказал мне поснимать себя на телефон, зафиксировать свои впечатления о героях. Это уже элемент режиссуры. И думаю, будут те, кто скажет, что это уже не совсем документальный прием.

– На самом деле селфи-фильмов в документальном кино в последнее время появилось очень много, но далеко не всегда этот прием оправдан. Ваш случай как раз исключительный, получилось очень органично.

– Это приятно слышать. Но для меня это тоже было настоящим вызовом. Поначалу я точно не была в восторге от этой идеи, но Женя Григорьев вот так меня увидел.

–  Поиск героя в том числе заводил вас в неожиданные для зрителя места – к примеру, после заводов вы оказываетесь в эмбриологической лаборатории.

– Сначала мне пришла мысль, что от людей, делающих что-то для повышения уровня качества жизни других, нужно сделать еще один шаг – перейти к людям, которые делают части других людей. Так я отправилась на протезное предприятие в Екатеринбурге, на Луначарского. А через какое-то время случилось еще более крутое открытие: я поняла, что нужно снимать о том, что люди руками научились делать других людей. Я обратилась с просьбой снимать в ОММ, в отделении ЭКО. Там нашла героя Дмитрия Селеврова, новелла про которого также вошла в финальную версию картины. Мы с ним размышляли о том, насколько это спорно и сложно – делать других людей.

– Более того, после посещения лаборатории, через какое-то время, в фильме вы сообщаете зрителям, что тоже ждете ребенка. И с этой точки мы уже следим за вашей личной историей, появлением на свет вашей дочки.

– На самом деле лично я не воспользовалась процедурой ЭКО, хотя в фильме есть намек, будто бы это случилось. Это момент, над которым мы с Женей Григорьевым очень долго спорили. Сошлись на том, что риск необходимости прибегнуть к ЭКО на самом деле есть у каждой женщины, а значит, моя история в таком виде имеет право существования на экране. Но в жизни было так – я узнала о том, что жду ребенка, уже во время съемок. Так в фильме появился кинопортрет нашей семьи – меня, мужа и нашей новорожденной дочки. Эта история помогла поддержать основной замысел фильма – то, с чего он начался, как строчка из фильма «Вечность встанет с нами рядом».

– Получается, ваша жизнь во время съемок изменилась кардинально. А у ваших героев?

– Я их пригласила на премьерный показ, мы с большой теплотой встретились, рады были друг друга видеть. Стараемся поддерживать связь. И кино, как мне кажется, в чем-то изменило их взгляд на жизнь. Хотя, возможно, они сами этого не осознают. В принципе же, Вера Нацибулина продолжает работать на заводе, Саша Пушкин по-прежнему на Качканарском ГОКе. Я надеялась, что эмбриолог Дима Селевров за время, что прошло после съемок, обрел семью, детей, но нет – он до сих пор один. Работа так же занимает все его время. Я, как еще один герой фильма – начинающий документалист, спустя почти пять лет после съемок иду по тому же пути, делаю кино. В следующем году планирую приступить к полнометражному фильму на Свердловской киностудии.

***

На премьерном показе героев новелл Марии Васениной спросили – какой же главный компонент счастья. Немного подумав, Дмитрий Москвин ответил за всех: «…А просто жить».

  • Опубликовано в №202 от 02.11.2022
Областная газета Свердловской области