Темы дня

Увидеть Париж и удивить. Карта Франции из уральских самоцветов: ответы на вопросы

карта Франции из уральских самоцветов

Фото копии карты Франции. Предоставлено Музеем истории камнерезного и ювелирного искусства.

В прошлом выпуске рубрики «Арт и факты» мы напомнили об одном из самых любопытных экспонатов Музея истории камнерезного и ювелирного искусства – первой в мире мозаичной карте, а точнее – уникальной копии карты Франции, оригинал которой находится в музее в Компьене. В этом выпуске мы раскроем подробности создания этого предмета, а также расскажем о не менее интересной истории изготовления копии карты.

Клеили на зубной цемент

Из уральских самоцветов карту Франции изготовили мастера Императорской Екатеринбургской гранильной фабрики для Всемирной промышленной выставки в Париже в 1900 году. 

– Когда Василий Мостовенко пришел на фабрику в 1885 году, она переживала не лучшие времена. Незадолго до этого стоял даже вопрос о ее закрытии. Никто не занимался зданием, организацией труда, не совершенствовались станки. И как раз Мостовенко много сделал для того, чтобы это изменить, - рассказывает "ОГ" Юлия Ильина, директор Музея истории камнерезного и ювелирного искусства​​​​. - Начал он с улучшения быта рабочих. На фабрике стояло страшное зловоние, в воздухе летала каменная пыль, нужно было очищать и увлажнять воздух. Камнерезам опасно было подхватить простуду, потому что легкие тут же превращались в камень. Василий Васильевич поменял полы, починил стены, укрепил двор фабрики, установил фонтаны. Следил, к примеру, чтобы полировка наждаком производилась не коровьими хвостами, которые тут же гнили, а кистями из мочала и щетины. В это время также появилась школа при фабрике, лаборатория и магазин, где купцы могли купить ученические работы. И именно при директоре Мостовенко снова стало возможным задумываться о крупных заказах к выставкам.

Как мы уже писали в первой части материала, сначала Василий Мостовенко думал над картой России, но потом понял: на выставке нужно будет удивлять Париж, а для этого необходим беспроигрышный вариант. Так появилась идея создания карты Франции.

На работу ушло 25 месяцев. В артели было восемь человек, включая Данилу Зверева и братьев Татауровых. Интересный факт: Николай Татауров принимал участие в создании звезд Кремля, точнее первого варианта звезд – из рубинов. Позже их сменили на синтетические камни, поскольку они сверкали ярче.

Но не будем отвлекаться, вернемся к карте из уральских самоцветов. Кстати, о них. Всего мастера использовали 104 камня. Это разные виды яшмы, авантюрин, агат, кахолонг, лиственит и многие другие. Мы обещали ответить, почему камнерезы не стали брать для этого изделия малахит. Малахит – мягкая порода (в отличие от всех камней, что есть на карте), и при полировке взвесь других самоцветов могла поцарапать зеленый камень.

На мраморную доску площадью 1 кв. м мастера уместили 86 департаментов Франции. Чтобы было удобнее работать, Василий Мостовенко изобрел стол, наклонявшийся из стороны в сторону. Но особенно любопытно, как мастера крепили департаменты к основе карты.

– Департаменты «усаживали» на металлические штифты – или ушки – из легкоплавкого металла, на специальный клей. С оборотной стороны камней сделали углубления, внешне они были похожи на ванночки. Туда должен был заливаться клей, – поясняет Юлия Ильина. – Но тот состав, который хотели использовать изначально, никак не схватывался с металлом. Камнерезы не знали, что придумать. Выручил их зубной врач, лечивший рабочих. Он предложил вместо клея использовать зубной цемент. Так и сделали.

Карта, в отличие от других изделий, выполненных в технике флорентийской мозаики, – не гладкая, а рельефная. Сделано это было специально, авторы нанесли по краям департаментов так называемые фацеты, они и придают каждому кусочку легкую тень.

Реки и озера – из платины. В музее отмечают, что аффинажных заводов, чтобы очищать платину, еще не было, они появятся только спустя 10-11 лет. И каким образом происходила очистка металла – до сих пор секрет. К слову, эту работу заказали екатеринбургской мастерской Василия Липина, так же, как и буквы, которыми выложены названия городов, портов и департаментов. Там же занимались и огранкой драгоценных камней, ими обозначались крупные города (Париж – красным турмалином, Нант – бериллом, Гавр и Марсель – изумрудами, Руан – сапфиром и т.д.).

Для изготовления рамы выбрали относительно недавно найденную николаевскую яшму серо-зеленого цвета. И вес карты составил 33 пуда, то есть около 540 кг.

Николай II сказал: «Вы сделали себе вечный памятник»

Екатеринбургская гранильная фабрика, наряду с Петергофской, предназначались для того, чтобы украшать резиденции императорской семьи, заниматься в том числе дипломатическими подарками. Карта Франции была одним из таких даров. Поэтому, когда карта Франции была готова, руководство фабрики решило, что ее вполне можно будет преподнести в дар президенту Франции. Но перед тем как отправить карту в эту страну, император Николай II должен был оценить – действительно ли она того достойна. Василий Мостовенко лично повез изделие в Петербург.

Копия рапорта Мостовенко после приема у императора хранится в Музее истории камнерезного и ювелирного искусства. Вот что там написано: «Государь Император и Государыни Императрицы Мария Феодоровна и Александра Феодоровна и Их Императорские Высочества Государь Наследник и Великий Князь Михаил Александрович и Великая Княжна Ольга Александровна изволили два раза осматривать карту. Государь Император удостоил сказать мне следующее: «Очень хорошая вещь», «Вы сделали себе вечный памятник», «Желаю, чтобы вы доставили карту благополучно». В конце осмотра изволил добавить: «Очень благодарен!». Государыня Императрица Мария Феодоровна несколько раз отметила «Карта великолепная!»

Николай II одобрил карту в качестве подарка. В Москве для нее из красного дерева изготовили шкаф-витрину, способную удержать большой вес. Ценный груз отправился в Париж.

- Интересно, что какое-то время, пока еще не был готов Русский павильон выставки, карту хранили в конюшне князя Тенишева, обитавшего в Париже, - рассказывает Юлия Ильина. - Когда все было готово, вручали ее с помпой в Русском павильоне. Перед картой бросили шкуры белых медведей, по бокам поставили русских «матросов-адонисов». И в первый день Всемирной промышленной выставки князь Урусов от имени Николая II подарил ее президенту Франции Эмилю Лубе. За карту Василий Мостовенко был награжден командорским крестом Почетного легиона, а фабрика получила Гран-при.

Фото: Наталья Шадрина

Изделие из уральских самоцветов было передано Франции на вечное хранение. Некоторое время оно находилось в Лувре. Затем в музее решили оставить только экспонаты, датируемые не позднее чем середина XIX века, остальные предметы перевезли в загородные резиденции. Так, каменная карта отправилась во дворец в Компьень, где и находится по сей день.

Посол Франции Пьер Морель передает фото карты Франции в Музей истории камнерезного и ювелирного искусства. Фото: Наталья Шадрина

Анатолий Жуков: «Мне хотелось показать, что эта карта представляет из себя на самом деле»

Только в 1995 году свердловчане смогли увидеть, как выглядит знаменитая карта. В Екатеринбург приехал посол Франции Пьер Морель и привез цветную фотографию изделия. И в 2012 году у сотрудников музея возникла идея создать копию работы. На это ушло два года, зато теперь все желающие могут полюбоваться картой из уральских самоцветов, хранящейся в Музее истории камнерезного и ювелирного искусства.

Об истории и нюансах создания копии карты Франции, уверены, никто не расскажет лучше, чем мастер, трудившийся над ней, – художник-камнерез, кавалер ордена А.К. Денисова-Уральского Анатолий ЖУКОВ.

Не копия, а реконструкция

– Анатолий, есть разные версии, как музей решился на повторение такого сложного изделия

– У меня был разговор с директором музея Надеждой Пахомовой (с 2020 года – президент музея. - Прим. "ОГ") о том, что есть такая идея. Она ответила, что и ей приходила эта мысль – сделать копию уникальной карты. Ведь у нас в тот момент находилась лишь фотография – было как-то не очень удобно, что люди приходят и смотрят только на снимок. И потом, ясно, что далеко не каждый может позволить себе поехать в Компьень, чтобы увидеть оригинал. Второй аргумент: на тот момент я прочитал много недостоверной информации об этой карте – в Интернете и даже в книгах. Хотелось показать, что она представляет из себя на самом деле.

– И вы даже отправились во Францию, чтобы как следует изучить оригинал?

– В 2012 году мы с супругой путешествовали по Европе. Заодно заехали в Компьень, это примерно 80 км от Парижа. Предварительно Надежда Пахомова через французского консула договорилась, чтобы хранитель музея нас встретил. Мне была интересна технология, потому что по фотографии, которая у нас была, не совсем понятно, как карта изготовлена. А там, хоть она и была под стеклом, я увидел нюансы. Мне стало ясно, как сделать повторение.

Фото: Наталья Шадрина

– Насколько понимаем, непросто оказалось подобрать камни, ведь нужно было, чтобы они совпали с теми, что использованы в оригинальном изделии?

– Кое-какое сырье у меня уже было. Конечно, многое пришлось подыскивать, в основном это разные виды яшмы. Повторить один в один камни нельзя, ведь у каждого свой, неповторимый рисунок. Но я искал похожие по цвету, тону. Поэтому я бы не назвал наше изделие точной копией, это скорее реконструкция изделия 1900 года.

– Что касается камней, вы использовали только уральские самоцветы?

– Основная гамма – да, как и в оригинальной карте. Родонит, яшма, письменный гранит, кварцит, сердолик. Можно перечислять долго. Но есть, например, нефрит – это сибирский камень, Василий Мостовенко тоже его использовал. Еще мне пришлось повозиться с мрамором – его выбрали для обозначения морей. Я хотел найти экземпляр с рисунком, который бы напоминал волны. В итоге остановился на турецком камне. Что касается драгоценных камней, то мы заменили их на синтетические, иначе получилось бы очень дорого, а музей делал копию своими средствами. Полудрагоценные – аметист и хрустали – природные.

Не Казаненко, а Наказненко. Не вся фабрика – а восемь человек

– В разных источниках на просторах Интернета в авторстве карты значатся три человека – вы, ювелир Александр Устьянцев и некий Казаненко. Эту же фамилию в ответах на вопрос прислали все наши участники конкурса…

– Не Казаненко, а Фёдор Наказненко. Это мой товарищ, тоже реставратор, он работает с деревом. Я к нему обратился, и мы вместе придумали раму для карты – из дуба и красного дерева. Александр Устьянцев – наш музейный реставратор, внук знаменитого ювелира Леонида Устьянцева. Саша делал все надписи, реки. Правда, золото пришлось заменить на латунь, платину – на серебро. Что касается рек, то мы их задумали иначе, чем в оригинале. Я вырезал желобки, которые потом залили серебром. Получилось объемнее, чем в оригинале. От этого реки более живые.

– Оригинальная карта делалась два года. Но при этом мы понимаем, что оборудование было совсем другим. Почему в наше время на изделие ушло столько же времени?

– Над картой Мостовенко работало восемь камнерезов. Хотя кое-где пишут, что вообще чуть ли не вся фабрика, но это точно неправда, просто потому что оборудование было ограничено. А восемь человек – наверное, это реально. Я работал с камнем один, и поскольку каждый департамент обрабатывается по отдельности, это действительно трудоемко.

– По сути, два года жизни вы посвятили одному произведению…

– Да, значительная работа. Но люди неоднозначно к этому относятся. Были и те, кто говорил: мол, зачем тратить столько времени на копию. Хотя создание копий распространенное в общем-то явление. Уверен, есть произведения, оригиналы которых уже не существуют, мы вообще знаем уже только копии. И потом, я говорил, что камни в принципе не повторяются, поэтому перед нам не просто карта Франции, но и своего рода коллекция уральского камня. Для меня главное, что она точно привлекает внимание посетителей. Это я заметил, когда дежурил в зале в Ночь музеев.

– Среди известных нам каменных мозаичных карт в том числе карта электрификации СССР и карта Свердловской области, украшающая одно из правительственных зданий Екатеринбурга. Но о них говорят, что они не такие изящные, как карта Франции. Согласны?

– Каждая карта по-своему хороша. Карта Электрификации СССР – очень большая. Там 26 квадратных метров, а у нас только 1 квадратный метр. Над ней работало много мастеров, в том числе уральцы. И огранка сложная. Наша, конечно, более камерная. Потом, у нас карта административная – карта департаментов, а там карта физическая. То есть возвышенности, низменности – рельеф и прочее – все выделено цветом. Что касается карты Свердловской области, ее делал Рахим Абдулин, как и карту Башкирии и других территорий. Они тоже административные, но при этом художнику еще нужно было отметить месторождения разных полезных ископаемых. В этих картах проще подгонка, это плоскостная техника – она сначала набирается, а потом целиком обрабатывается. А в карте Франции, как я говорил, все департаменты обрабатывались по отдельности, и только потом их нужно было уложить в одну плоскость. Другой технологический подход. Каждый решает задачу по-своему.

Анатолий Жуков. Фото: Фото Музея истории камнерезного и ювелирного искусства

Досье "ОГ" 

Анатолий ЖУКОВ. Родился 6 февраля 1956 года в Каменске-Уральском. Художник-камнерез, мастер камнерезного искусства, реставратор высшей категории. Заслуженный деятель камнерезного искусства, кавалер ордена А.К. Денисова-Уральского. 

Окончил Архитектурный институт,  факультет «промышленное искусство». 

С 1982 года работал старшим художником производственного объединения «Уралкварцсамоцветы». 

С 1996 года реставратор Музея истории камнерезного и ювелирного искусства.

С 1999 года работал в собственной совместной с Д. Емельяненко творческой мастерской.

С 2006 года работает в собственной авторской творческой мастерской.

Работы находятся в коллекциях Владимира Путина, Дмитрия Медведева, Иосифа Кобзона, Татьяны Васильевой, Людмилы Чурсиной и др. 

ОТВЕТЫ

1. Сколько весит карта Франции, изготовленная в 1900 году?

33 пуда, это около 540 кг

2. Какой материал (вместо клея) был использован для того, чтобы прикрепить каменные департаменты к основе карты?

Зубной цемент

3. Какому из французских президентов была подарена необычная карта?

Эмилю Лубе

4. Где сейчас хранится оригинальная мозаичная карта?

Музей в Компьене (Франция)

5. Какие мастера сумели повторить карту в 2015 году для екатеринбургского музея?

Анатолий Жуков, Александр Устьянцев, Федор Наказненко

Быстрее и точнее всех на вопросы конкурса ответили:

Катерина ОЛЬКОВА

Нонна ЯГОДА

Вера СЕМЁНОВА

Победителям дарим билет в Музей истории камнерезного и ювелирного искусства, а также памятные сувениры от «Областной газеты».

Для получения приза необходимо позвонить по телефону +7 (343) 375–80–11, а затем подойти в редакцию по адресу: г. Екатеринбург, ул. Малышева, 101, 3-й этаж, каб. 349.

Опубликовано в № от 15.10.2022 

Сюжет

«Арт и Факты»
"Областная газета" запустила просветительскую рубрику под названием "Арт и Факты", где рассказывает о самых любопытных и значимых экспонатах музеев Свердловской области.

Областная газета Свердловской области