Темы дня

ПОЮЩИЕ КАМНИ. За фестивалем в мраморном карьере следили квадрокоптеры «Ассошиэйтед Пресс»  26 фото

Поющие камни

В 2021 году импровизированный музыкальный зал был отдан этнической музыке. Фото: Галина Соловьёва

Не знаю, как называются гигантские пилы, режущие мрамор. И марки исполинов-экскаваторов ведомы только специалистам. Пусть так. Неважно! Важно, что в этот день вся навороченная техника компании «Уральский мрамор», занимающейся добычей декоративного и строительного камня, остановилась-онемела, уступив месторождение, известное аж с XVIII века, под абсолютно современное шоу. Технику безопасности соблюдали. Особо любопытных журналистов останавливали сверху по сотовым: «Стоп! Дальше нельзя». Меж тем именно там, где обычно под лязг и грохот добывается уральский мрамор, звучала музыка.

В зал – без билета. По спецпропуску!

Организаторы словно пробуют мраморные горы на звук. Года четыре назад они впервые предложили музыкантам эту экзотическую площадку под открытым небом – рискните, проверьте, как мелодии зазвучат здесь. Идея фикс, абсолютна иррациональная вроде бы, не провалилась. Напротив. То, что предполагали, подтвердилось. Исполинская мраморная чаша усиливает и облагораживает звук. В прошлом году, при очень небольшом (из-за коронавируса) количестве зрителей, в карьере села Мраморское близ Полевского прозвучала классика. Нынче импровизированный музыкальный зал был отдан этнической музыке.

Проезд на карьер строго по пропускам. Зрителей – в частных машинах и микроавтобусах – выстраивают в колонну, которая движется исключительно след в след ведущей машине. По дороге иные из нас наивно рассуждают: вот, дескать, маловато было рекламы этому событию – желающих могло оказаться в разы больше. «В разы» не надо. Пока. Организаторы с трудом пробивали фестиваль и в этом году: угроза коронавируса никуда не делась. Зрители, кому посчастливилось попасть в избранные, – получается, в экспериментальной группе, от которой тоже зависит судьба «мраморных дней». Удачный формат? Оправдан ли, при несомненных рисках и трудностях? Стоит продолжать? Или «ну его»? Проще тот же этнофестиваль провести привычно под крышей, а не там, где над вами вместе с птицами парят квадрокоптеры (только так можно зафиксировать объём события, самым крутым фотоаппаратам не под силу).

В мраморной чаше звучали нынче армянский дудук, марийский тумыр, казахская домбыра. Пели гости из Казахстана и уральские марийцы из Ачитского района. А старт и финал этнического гала-концерта представил, образно говоря, крайние точки в истории музыки: от духовных песнопений и народных песен (с ними выступил квартет «Ганина яма») до уральского рока. Ничего себе диапазон?! И не торопитесь те, кто не был на концерте, упрекать его в эклектике. Разные стили и жанры, разная этника – всё было в меру. И в лад.

Я не большой знаток этнической музыки. Вообще никакой не любитель рока. Но и по сию пору не могу забыть, как брутальные рокеры подыгрывали, задавая ритм, марийским частушкам, сами получая от этого удовольствие. Мур-р-рашки по коже! От великого чуда человеческого сообщества, несмотря на разницу в возрасте, принадлежность к разным этносам и культурам. И от резонанса со Временем, что спрессовано в гигантской мраморной каменоломне.

«Genius loci» – гений места

Четвертый год подряд в День мраморной музыки генеральный директор компании «Уральский мрамор» Михаил Тадеушевич Волк перекрывает действующее производство, предоставляя площадку карьера для масштабного проекта, который инициировали его земляки Михаил и Эльмира Самохины. Если быть точным, концерт – только часть проекта «Мраморная миля», заточенного на продвижение территории. Подогревала символичность самого места: Мраморское расположено на границе Европы и Азии (в честь этого установлена стела «Европа-Азия», заложен евразийский сад). Им захотелось доказать: возможно объединить бизнес, власть, экспертное сообщество и самих жителей – для развития, изменения территории. Понемногу, постепенно. Миля за милей.

– Уже после первых шагов проекта, – рассказывает Эльмира Самохина, – начали подходить жители: «Смотрите, как преображается наше село». Преображается, правда. У людей появился интерес оставаться здесь жить. Сегодня, кстати, в Мраморском практически нельзя купить недвижимость. При этом не только гости, сами жители стали едва ли не впервые узнавать историю места, где бывали великие люди – Бажов, Татищев, скульптор Эрьзя, лучшие минерологи XVIII века. Концентрация культурных кодов и стала точкой развития территории. А благодаря коллегам из министерства международных и внешнеэкономических связей Свердловской о проекте узнали в Ассамблее народов России и ЮНЕСКО. Это шанс заявить и об Урале, продвигать бренд региона. У проекта уже есть волонтёры – эксперты из ЕАСИ и УрГАХА, члены национальных объединений. Получается, проект не для наших амбиций (хотя и амбиции должны быть), а чтобы люди объединились и делали жизнь красивее…

Когда-то, обосновавшись здесь, Эльмира Самохина инициировала установку любопытного арт-объекта «Место силы». Скромное скульптурное изображение из мрамора символизирует, во-первых, достояние места – мраморное месторождение, во-вторых – напоминает о пребывании, работе на Урале «русского Родена» – скульптора Эрьзи. А по большому счёту оно – покровитель места. Можно приложить ладонь, задумать желание – и быть уверенным: прибавится сил в его осуществлении. Наивно? Ничуть. «Место силы» так и работает. В отношении авторов проекта в том числе. «Даже когда ты растерян, одинок и, кажется, что никому не нужен – можно прийти и посадить дерево, сходить на Думную гору – прибрать её от мусора, принять участие в таком вот этноконцерте. Мир разный, изменчивый и меняющийся – надо расширять границы и своего мышления. Поэтому наш слоган: «Нет границ мира – есть стороны света».

Земляки Микеланджело позавидовали Уралу

После концерта в мраморном карьере зрители переехали к площадке, где работают скульпторы – из Казахстана, Белоруссии, Сербии. Это другая часть проекта «Мраморная миля». Пафос тот же – привлекать во имя красивого общего замысла творцов из разных национальных культур. Только если на площадке мраморного карьера творцов объединяет музыка, здесь – собственно мрамор. Тот самый, который вдохновлял когда-то «русского Родена». Скульпторам предоставляется возможность воплотить в камне любой свой проект. А он потом (после того, как автор вернётся на родину) получает прописку на Урале.

В прошлом году с уральским мрамором работал мастер из Японии. Его скульптура установлена сейчас в Екатеринбурге, на территории Музея камнерезного и ювелирного искусства. В планах же авторов проекта «Мраморная миля» – не распылять творения (хотя каждое облагородит любую площадку), а организовать в Полевском мраморный этнопарк. Этакий месседж народов мира народам Урала. Или наоборот.

Нынешние участники проекта-скульпторы с трудом представляют, что на Урале проживает около 160 национальностей. Улыбаются: «Даже если от каждого народа представить одну скульптуру-символ, то получается парк в 160 скульптур. А поскольку Урал привлёк к этой затее скульпторов мира, то…» То масштабности и одновременно простоте проекта («всё гениальное просто») поразились даже итальянцы, ещё недавно гордившиеся первенством своего каррарского мрамора: наш мрамор-де ценится и разрабатывается со времён Микеланджело, почему же мы не додумались сделать Апуанские Альпы, карьер Каррара площадкой для скульпторов и музыкантов?.. Ну не додумались. Не успели. Зато мир получил возможность узнать не только белый каррарский, но и серый уральский мрамор. В своё время «мрамор цветом сер, с многочисленными пятнами и прожилками» поставлялся для создания скульптур, украшения императорских чертогов в Санкт-Петербурге.

– Уральский мрамор более зернистый, – говорит серб Лука Радоевич. – Для мелкодетальных работ не очень подходит, крошится – приходится очень аккуратно работать. Зато он хорош для таких вот крупных скульптур, – и показывает созданный им под уральским небом образ с византийских икон.

х х х

В очерке «У мраморских кустарей» Бажов писал когда-то об «особенном виде» этого места. «Здесь всё не так, как на других заводах. Своя жизнь, не похожая ни на заводскую, ни на деревенскую». Здесь и сегодня «всё не так, как у других». Не всякая идея удостаивается президентского гранта. Не всякое событие сопровождают квадрокоптеры «Ассошиэйтед Пресс». Да, нынешние Дни мраморной музыки снимали дроны одного из крупнейших международных агентств информации и новостей. А это, поверьте, – шанс на совсем иную перспективу уральского проекта.

Акустика в... мраморе

Евгений КОЛОША, руководитель квартета Мужского монастыря на Ганиной Яме, бас, регент:

- Второй раз получили приглашение на фестиваль. В прошлом году пели на верхней площадке, а саксофонистов, которые выступали в самом карьере, слушали как зрители. И тогда уже это впечатлило: без подзвучки было прекрасно слышно. Нынче мы "попробовали акустику" снизу. Камень даёт хороший отзвук, резонирует. Не случайно в каменных храмах можно и шёпотом говорить - слышно. А чем тут не храм?! Мраморные уступы карьера - стены, а небо стало куполом. Тут и минимальные пианиссимо звучат!

Армен БАГДАСАРЯН, директор Армянского воскресного центра при Региональной общественной организации "Армянская община АНИ-Армения" по Свердловской области:

- Наш камерный коллектив объединил детей, занимающихся в воскресной школе. Они обучаются в том числе и игре на дудуке, национальном инструменте армян. Для большинства участников это необычная площадка. С нами всё по-другому. Мы - люди гор. Вы сами наверняка вспомните, как часто музицирующих армян снимают на фоне гор. Армения - горная страна, она в среднем над уровнем моря примерно на 1800-2500 метров. А это импульс и воинственности, и полёта. Другое дело, что и мы сегодня - городские жители. И, конечно, впечатления "после города" совсем другие. Другое звучание! Камни - не мёртвые существа. В природе всё одушевлено, всё дышит. Здесь возникает другая музыка.

  • Опубликовано в №135 от 28.07.2021
Областная газета Свердловской области
В 1810 году был основан Горнощитский мраморный завод, давший начало и селу, получившему позднее современное название Мраморское. Фото: Галина СоловьёваИстория Мраморского карьера началась в XVIII веке: в 1730 году при поисках  железных руд на Урале старателями Петром и Степаном Бабиным впервые были обнаружены выходы мрамора. Фото: Галина СоловьёваПри строительстве Санкт-Петербурга увеличился спрос на декоративный облицовочный камень. Именно тогда внимание было обращено на Мраморскую каменоломню. Фото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваОткрыл гала-концерт в мраморном карьере квартет "Ганина Яма". "Тут и минимальные пианиссимо звучат!" - сказал руководитель квартета бас Евгений Колоша (на фото - второй справа). Фото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваАнсамбль армянской общины АНИ-Армения по Свердловской области: "Мы - люди гор. И как никто понимаем: камни - не мёртвые существа. Голос дудука усиливается в горных отрогах". Фото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваМарийский ансамбль из Ачитского района показал целый мини-концерт: от старинной песни-молитвы, которой больше 200 лет, до частушек. Фото: Галина СоловьёваМарийский ансамбль из Ачитского района показал целый мини-концерт: от старинной песни-молитвы, которой больше 200 лет, до частушек. Фото: Галина СоловьёваМарийский ансамбль из Ачитского района показал целый мини-концерт: от старинной песни-молитвы, которой больше 200 лет, до частушек. Фото: Галина СоловьёваМарийский ансамбль из Ачитского района показал целый мини-концерт: от старинной песни-молитвы, которой больше 200 лет, до частушек. Фото: Галина СоловьёваМарийский ансамбль из Ачитского района показал целый мини-концерт: от старинной песни-молитвы, которой больше 200 лет, до частушек. Фото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваВ прошлом году Дни мраморной музыки были отданы классике. Нынче свою национальную музыку представили марийцы, казахи, киргизы, армяне. Фото: Галина СоловьёваФото: Галина СоловьёваОт уральского фольклора до уральского рока. А пару песен рок-музыкант Владимир Кискин и солистки Уральского народного хора спели даже вместе. Фото: Галина СоловьёваТамила Маматова – единственная сегодня в Кыргызстане девушка-скульптор. На фестивале "Мраморная миля" она представила скульптуру "Утро", по сути свой автопортрет в детстве. Фото: Галина СоловьёваСкульптуры серба Луки Радоевича стоят на пяти континентах, и вот - созданный им на Урале византийский лик... Фото: Галина СоловьёваКирилл Крохалёв из Белоруссии изваял из уральского мрамора мексиканского музыканта. Фото: Галина СоловьёваСкульптуры нынешних участников фестиваля останутся на Урале, украсят будущий этно-парк. А пока - фото на память. Фото: Галина СоловьёваЭльмира Самохина, создала с единомышленниками беспрецедентный для России фестиваль, которому завидуют даже земляки Микеланджело. Фото: Галина Соловьёва