Темы дня

«Прямой эфир! Живой звук!» А у нас другого и не было

Германа Беленького называют первым уральским музыкальным продюсером. Фото: Владимир Мартьянов

Германа Беленького называют первым уральским музыкальным продюсером. Фото: Владимир Мартьянов

Во киноконцертном театре «Космос» 29 октября пройдёт масштабное празднование 100-летия со дня основания комсомола – организации, с которой у многих связана большая, а, возможно, и лучшая часть жизни. В программе запланирован уникальный концерт, который соберёт на одной сцене лауреатов знаменитого телевизионного конкурса «Юность комсомольская моя», одним из создателей которого был заслуженный работник культуры России, многолетний главный редактор художественного вещания Свердловского телевидения Герман БЕЛЕНЬКИЙ.

В студийный автобус зашли люди в штатском

– Всё начиналось в 1971 году, – вспоминает Герман Аронович. – Я пришёл со своим предложением в областной комитет комсомола, где ребята меня поддержали. А до этого на Центральном телевидении прошёл очень популярный конкурс «Алло, мы ищем таланты!», зональный этап проходил в Свердловске, приезжала вся молодёжная редакция, Саша Масляков. Свердловчане очень успешно тогда выступили – Валя Василевский, который был студентом-горняком, ансамбль «Игоринки» из пединститута. Мы ездили в Москву, ребята стали лауреатами. Вот мы и решили, что в такой огромной и богатой на таланты области, как Свердловская, должен быть свой такой конкурс.

Первый тур проходил в Нижнем Тагиле, Ревде, Ирбите, а уже потом в Свердловске – финал. Наш звукорежиссёр говорил, что когда в эфире Свердловского телевидения шёл этот конкурс, улицы пустели. У нас даже был такой случай в Полевском – шла видеозапись конкурсного концерта, сидит в студийном автобусе наш режиссёр Елена Васильева, и заходят люди в штатском: «В зале находится человек, которого мы давно ищем. На наше счастье он оказался большим любителем песни. Вы пока не показывайте зрительный зал, мы его тихонько возьмём».

Или вот другой случай – в Ирбите после съёмок стоим на маленьком местном вокзале, вдруг на мотоцикле въезжает мама Миши Сафронова (Миша тогда работал в комсомоле, а сейчас он директор Театра музкомедии), а в коляске громадная кастрюля горячих пельменей. В Верхней Салде на площади перед Дворцом культуры нас встречали с оркестром. В общем, участники фестиваля были невероятно популярны. Около двадцати лет конкурс был в эфире Свердловского телевидения. Нас, конечно, очень поддержали Александра Николаевна Пахмутова и Николай Николаевич Добронравов. Они приезжали на наши финалы, были членами жюри. Да уже одно присутствие Александры Николаевны в зале создавало особую атмосферу.

– Многим звёздам дал конкурс дорогу на сцену?

– Как говорит та же Пахмутова, звёзды мы оставим астрономам. По-разному сложились судьбы у ребят. Кто-то действительно связал свою жизнь с эстрадой. Александр Малинин, тогда он ещё не придумал себе ставший известным псевдоним, а был Сашей Выгузовым – лауреат нашего конкурса. Валерий Топорков, Коля Капленко, Витя Афанасенко из Свердловска-44 – сейчас живёт в Австрии, поёт на лучших оперных сценах Европы. А многие остались верными своей профессии, у многих дети и внуки уже поют.

Выступает лауреат 1979 года ВИА «Краски». Слева — нынешний руководитель Федеральной службы по надзору в сфере транспорта, а тогда работник комбината «Ураласбест» Виктор Басаргин. Фото: Из личного архива Виктора Басаргина

Не сохранилось ничего

– Если не ошибаюсь, лауреатом конкурса был и Виктор Басаргин, будущий заместитель полпреда Президента РФ в УрФО, министр регионального развития и губернатор Прикамья?

– Это в Асбесте. Витя был помощником машиниста экскаватора и там организовал вокально-инструментальный ансамбль «Краски». Потом пошёл по комсомольской работе, и когда уже стал секретарём Свердловского обкома, очень помогал нам в организации.

В Асбесте, кстати, всегда были прекрасные концерты. Один раз уже за полночь было, но люди не расходились. «Краски», «Эридан» из Артёмовского – я считаю, что это были наши уральские «Песняры», музыканты высочайшего класса, притом, что все ребята рабочих профессий.

– Даже сейчас телетрансляция концерта – непростая процедура, а ведь тогда технические возможности были гораздо скромнее.

– Я сейчас завидую белой завистью нынешним телевизионщикам – какая у них техника! Если бы нам в то время такую! Чего стоили только огромные бобины с плёнкой, которые в руках держать было тяжело. А сейчас флешечку вставил – и готово. С плёнкой было плохо, и ведь не сохранялось ничего, к сожалению – записали, показали, стёрли и снова записали на эту же плёнку.

– Когда сейчас звучат названия вроде «Юность комсомольская моя» представляется, что это непременно песни типа «Ленин, партия, комсомол».

– Вовсе необязательно. Каждый готовил свою программу, никого не обязывали петь про партию и комсомол.

– Да и среди «комсомольских» песен, если уж на то пошло, были свои шедевры.

– Вот именно! Чего стыдиться, это были гениальные песни. Начиная с «Дан приказ ему на запад» братьев Покрассов. Я думаю, по песням Пахмутовой школьники историю страны будут когда-нибудь изучать. А ещё песни Яна Френкеля, Оскара Фельцмана и плеяды наших великих композиторов. А какие стихи у Николая Николаевича Добронравова! Настоящая поэзия! И самое главное – никаких фонограмм, пели всё вживую. Сейчас смотрю иногда федеральные каналы, а там говорят как о большом событии: «Прямой эфир! Живой звук!» А у нас другого и не было.

– Песни были только официально признанных советских композиторов?

– Свои песни ребята тоже исполняли. Тогда же был расцвет вокально-инструментальных ансамблей. Много было подражаний «Самоцветам», «Песнярам», «Весёлым ребятам».

Мы же когда начинали, было очень плохо с инструментами. Приезжаем в тот же Ирбит и узнаём, что в одном из ансамблей появилась новая гитара. Все забывают о своих репетициях и вообще обо всём на свете и собираются вокруг счастливчика. А он, конечно, король в этот момент.

Когда увидели «битлов», то стали все волосы отращивать, а мне телевизионные начальники категорически запрещали такое показывать.

– Ну ещё бы! Даже для Александра Градского было большой проблемой попасть на телевидение с его знаменитой шевелюрой.

– В городе с утра в день конкурса специально открывали парикмахерскую, и со слезами на глазах все шли подстригаться. Потом научились волосы подбирать и закалывать…

Конечно, это было замечательное время, замечательные ребята. Как говорил тот же Витя Басаргин: «Мы стали лауреатами, так нас знал весь Асбест». Нынешнему шоу-бизнесу такая популярность не снилась.

Бессменным председателем жюри была Александра Пахмутова. «Когда ребята получали из её рук диплом — для них это был праздник, — вспоминает Герман Беленький. — Она была строга и очень серьёзно относилась особенно к исполнению своих песен». Фото: из личного архива Германа Беленького

Благодарен комсомолу за хороших и верных друзей

– Возражения были только по поводу длины волос? Других проблем с партийными и комсомольскими идеологами были?

– Никогда. Может быть, я этим ответом разочарую вас, потому что сейчас модно, рассказывая о том времени, вспоминать про идеологическое давление, цензуру. Нас никто не ограничивал ни в репертуаре, ни в чём другом. Наверное, потому что был самоконтроль и у нас, и у ребят, понимали, что можно, а что нельзя.

Я объехал благодаря конкурсу всю Свердловскую область и познакомился с замечательными ребятами – первым секретарём горкома комсомола в Серове Вадиком Зыряновым, он потом погиб. В семь утра в гостинице уже раздаётся его крик: «Ребята, подъём! Жена уху сварила». Витя Басаргин, Миша Матвеев, Серёжа Брулёв – мы до сих пор дружим. Я благодарен комсомолу за хороших и верных друзей.

– Комсомола не стало на два месяца раньше, чем Советского Союза, в конце сентября 1991 года, а с ним перестал проводиться и конкурс. И вот сейчас, к 100-летию комсомола, вы задумали юбилейный концерт.

– У комсомола шесть орденов, и наш концерт будет построен хронологически по этим орденам. Первый – орден Красного Знамени за Гражданскую войну, и у нас звучат мелодии 20-х годов – «Орлёнок», «Взвейтесь кострами, синие ночи». Орден Ленина за освоение целины – это уже стройотряды с песнями под гитару. Орден Октябрьской Революции – песни 60-х годов Пахмутовой.

– Кого увидим на сцене?

– Большой творческий коллектив Театра музыкальной комедии – хор, балет, детская студия. Замечательный ансамбль «Улыбка» Детской филармонии, капелла мальчиков и юношей – лауреат премии Ленинского комсомола.

А самая, на мой взгляд, главная изюминка – ближе к финалу выйдут лауреаты наших конкурсов разных лет Валерий Топорков, «Морион» (Новоуральск), «ЭВИА-66» (Свердловск), «Эльфы» (Ирбит), а завершит выступления лауреат 1981 года, а ныне – заслуженный артист России, солист Театра музыкальной комедии Николай Капленко. Этим ребятам уже 60–65 лет, а то и больше. Но, к примеру, «Морион» недавно в Новоуральске выступил при полном аншлаге с трёхчасовым концертом.

– Лауреата конкурса, а ныне руководителя Федеральной службы по надзору в сфере транспорта Виктора Фёдоровича Басаргина увидим на сцене?

– Я ему звонил, приглашал, но у него, к сожалению, в эти сроки командировка. Он ведь действительно классно поёт и играет на гитаре. Этого человека никакая должность не испортила.

– Герман Аронович, неужели комсомол – это теперь уже только история?

– Я думаю, он и сейчас остался. И в памяти, и в песнях. А главное – остались его дела: города, заводы, железные дороги, посёлки. И никуда от этого не денешься.

  • Опубликовано в №166 от 13.09.2018
Областная газета Свердловской области