Темы дня

«Старый новый рок» в 18-й раз прошёл в Екатеринбурге – с рэперами, медведем на сцене и камерным оркестром 13 фото


13 января в Екатеринбурге отпраздновал своё совершеннолетие «Старый новый рок». Один из старейших музыкальных фестивалей России в этом году прошёл на четырёх концертных площадках, собрав 56 коллективов из России, Дании, США, Германии, Украины, Болгарии, а также около пяти тысяч зрителей. Корреспонденты «Облгазеты» приобщились к музыкальному празднику, чтобы своими глазами увидеть, что после 18 лет старого почти не осталось, а новое – уже не рок. 

Синусоида СНР

Понятно, что за 18 лет существования фестиваль претерпел массу изменений, а также породил огромное количество мнений – от восторгов до критики. Но как бы то ни было, «Старый новый рок» (а в быту просто – СНР) уже стал одним из музыкальных брендов среднего Урала. Затмить его сможет, наверное, активно растущая Уральская ночь музыки. Будущее покажет. 

Идейный вдохновитель и директор фестиваля Евгений Горенбург отмечает, что «Старый новый рок», как и человеческий организм, живёт по синусоиде. 

– Мы сейчас находимся, я надеюсь, на взлёте, – говорит Горенбург. – Дальше, выходит, мы достигнем некоего пика, потом – спад. А потом всё «опять повторится сначала». 

Не согласиться с этим нельзя. Ещё с 2015 года организаторы заговорили о том, что формат СНР уже приелся, вызвал усталость. «Оживление» фестиваля началось с увеличения площадок, а самое главное – был взят курс на современную и интересную музыку. И тут важно, что рок плавно стал отходить на второй план. 

– Границы жанров размываются, – добавляет Горенбург. – Мы сами себе задаём вопросы про рок и другую музыку. Если обратиться к истории, то когда-то мы формулировали для себя вопрос: кто именно должен появляться на фестивале? У нас были и «Изгиб гитары жёлтой», и классический рок, и металл. Но мы понимаем – важно быть здесь и сейчас.

Триагрутрика
Едва ли не единственная хип-хоп-группа среди хедлайнеров - челябинская «Триагрутрика». Фото: Павел Ворожцов

А группы кто? 

В этот раз по музыкальным группам у фестиваля рекорд – 56 коллективов (11 – хедлайнеры), которые разместили на четырёх площадках. Музыкальное разнообразие у фестиваля такое, что даже опытный меломан застывал с программой на неопределённое время, прокручивая в голове вопрос: а эти группы кто и откуда? 

В настоящем музыкальном море, которое разлилось в эпоху Интернета, утонуть просто. Огромное количество жанров и стилей на любой вкус на самом деле сбивает. Принцип, «приду-услышу-полюблю» работает далеко не всегда. Тем более что разорваться на четыре площадки ну просто невозможно. К примеру, послушать группу с загадочным названием «Сказочное свинство» можно было в одно время с «Аффинажем». А Найка Борзова вместе с «лиз шерман». Если раньше СНР давал площадку молодым музыкантам для самореализации, то теперь Интернет взял эту миссию на себя. 

Найк Борзов
Выступление Найка Борзова сконцентрировало 2 000 поклонников вокруг главной сцены. Фото: Павел Ворожцов

Вот оно, омоложение в действии. Вряд ли сейчас можно удивить двадцатилетних мальчишек и девчонок группой «Uriah Heep». А вот «Громыкой» – вполне. Рок, скорее, остался тут по традиции и, наверное, для галочки. Матёрый Найк Борзов с известными хитами не самый плохой вариант завершения вечера, и большинство людей подошло как раз к его выступлению, чтобы спеть «Лошадку», а затем остаться на Нейромонаха Феофана.

«Наваждение», палочки и топоры 

Ельцин Центр, заполненный людьми, походил на большой муравейник – люди переходили от одной площадки к другой. Начинающие исполнители собрали заметно меньше зрителей. Двум сценам – «Сentral Station» и «Motiv stage» – явно не хватало драйва. Подогревающие градус слабоалкогольными напитками в баре (и крепкими в туалете), поклонники фестиваля неожиданно заполнили до отказа самую камерную площадку – «Year of theater stage», которая располагалась в кинозале. 

Уже на выступлении группы «Котэндбург» – это бывшие участники нашумевшей уральской группы «N.E.V.A» – мест в зале не было, но встать ещё можно было. Когда заиграл, пожалуй, самый классический коллектив фестиваля – «Оркестр B-A-C-H» – площадка наполнилась до отказа так, что образовалась очередь. На оркестр! На «Старом новом роке»! Дальнейшее походило на сцену чтения Шуриком конспекта из новеллы ЛеонидаГайдая «Наваждение». Я, например, туда так и не попал. 

Главная же сцена заполнилась ближе к вечеру. Пустые островки были вплоть до челябинской «Триагрутрики». Большинство слушателей подошло уже к Борзову и Феофану. 46-летний Борзов отлично зажёг публику, прыгал с гитарой, а потом и вовсе сел за барабанную установку. После небольшого сета палочки он бросил в зрительный зал. Затем на сцену вышел Нейромонах Феофан… с медведем.

Нейромонах Феофан
Нейромонах Феофан в своём традиционном образе - скрытое лицо, с балалайкой и медведем. За кадром - диджей Никодим. Фото: Павел Ворожцов

Выступления Феофана стилизованы под русские народные гулянья. Текст изобилует славянизмами. Свои песни Нейромонах исполняет нараспев, а в музыке балалайка соседствует с драм-н-бэйсами. Публика подобралась соответствующая. Кто-то разделся по пояс, кто-то пришёл в косоворотке, а кто-то взял с собой надувной топор. Затем фанаты устроили слэм – встали в отдельный круг, начали бегать под музыку, врезаясь при этом друг в друга. Довольно небезопасное действо, далеко не всем зрителям пришедшееся по вкусу.

Закончился фестиваль уже за полночь. Прошлогоднего релакса, который устроил Александр Кутиков, не было. Скорее, наоборот, – публика двигалась с фестиваля разгорячённая. СНР широко отметил своё совершеннолетие, 56 групп – не шутка. Но в голове, если честно, осталась музыкальная каша. Наверное, фестивалю всё же нужно быть избирательным, иначе количество ещё сильнее скажется на качестве. 

Ещё одним необычным участником стала группа «Триагрутрика» – по сути, единственная хип-хоп-команда на фестивале. Мы поговорили с поэтами-бытописателями, имеющими статус одной из сильнейших хип-хоп-групп в стране, как они себя чувствуют себя на рок-фестивале. 

– Ребята, как вас занесло на фестиваль?

– Jahmal (Артём Аверин): Мы выступали летом на фестивале «Огни». Взяли живых музыкантов и неожиданно залетели на рокерскую тусовку. Никто с нашего выступления не ушёл. Никто не кинул в нас бутылкой. Людям понравилось. Тогда мы поняли, что не обломаем рокерскую движуху. Нас там заметили и позвали на Уральскую ночь музыки, а потом и сюда.

– DJ Puza (Никита Сколюхин): Мы вышли на фестивале «Огни», и всё было круто. Мы же можем подстроиться. Почему бы и нет? Может, когда-нибудь и с симфоническим оркестром выступим. Наши хиты можно исполнять совсем в другой форме. 

– Фестиваль носит название «Старый Новый Рок». Ваш первый альбом вышел в 2008 году. В одном из интервью вы как-то сказали, что чувствуете себя динозаврами. А как вы чувствуете себя среди нового поколения музыкантов? Не боитесь быть непонятыми молодой публикой?

– Jahmal: Могу сказать, что это продолжается. Среди нового поколения рэперов – я просто динозаврина. Быть непонятым не боюсь. В последнем альбоме у нас есть песня «Флейва». Если убрать там нашу группу – «Триагрутрика» – слова, сказанные там, подойдут для любой здравой группы пацанов. Во всей стране. Я сомневаюсь, что мы остаться непонятыми. 14-летними – может быть. Ну и что? Всем кому по 25 лет – нас поймут. 

– DJ Puza: Молодёжь не слушает стариков. Родители мне когда-то включали «Битлз», и не понимал. Молодёжь сейчас слушает набор звуков и не вникает в текст с каким-то серьёзным смыслом. Но, думаю, всё вернётся. Уже сейчас не хватает старого звука. Слишком много сегодня нового, и все делают одинаково. 

– Вы чувствуете, что рэпа стало очень много? 

– DJ Puza: Конечно… Очень много. В наше время его не было! Ни по телевизору, ни по радио. Слушали неизвестно где. Сейчас он везде, повсюду. Любой парень может прийти на студию, которых стало очень много, и записать трек. И рынок открылся. В России появился спрос на рэп, и деньги стали платить. 

Опубликовано в №5 от 15.01.2019 под заголовком «Уже не старый и уже не рок»

Областная газета Свердловской области
Нейромонаха Феофана ждали больше всего. Фото: Павел ВорожцовЗрители устроили слэм и беспорядок на главной площадке- это понравилось далеко не всем. Фото: Павел ВорожцовИ итоге Борзов сел за барабанную установку сам. Фото: Павел ВорожцовПосле него на сцену вышел Нейромонах Феофан, который от всех скрывает своё лицо. Фото: Павел ВорожцовКоллектив «Громыка» из Петрозаводска определяет свой жанр как «тяжелый психоделический твист». Фото: Павел ВорожцовОдин из хэдлайнеров – Найк Борзов. Фото: Павел ВорожцовОркестр «B-A-C-H» вызвал большой ажиотаж на фестивале. Фото: Павел ВорожцовНа «Central Station» играли молодые музыканты. На фото – группа «Vanil'noe Nebo». Фото: Павел ВорожцовА вот и бывшие участники группы «N.E.V.A», который теперь играют без Кирилла Нечаева и называются «Котэндбург». Фото: Павел ВорожцовНейромонах Феофан в своём образе. Фото: Павел ВорожцовФото: Павел Ворожцов«Триагрутрика» исполнила свои главные хиты. На сцене с ними играл гитарист и барабанщик. Фото: Павел ВорожцовФото: Павел Ворожцов