Темы дня

Театр начался с... наушников  11 фото

Дуэт Сергея и Екатерины Трубецких (Игорь Ладейщиков и Татьяна Мокроусова) – одна из лучших сцен мюзикла «Декабристы». А падающий снег особенным зрителям поможет «увидеть» тифлокомментатор. Фото: Игорь Желнов

Дуэт Сергея и Екатерины Трубецких (Игорь Ладейщиков и Татьяна Мокроусова) – одна из лучших сцен мюзикла «Декабристы». А падающий снег особенным зрителям поможет «увидеть» тифлокомментатор. Фото: Игорь Желнов

В столице Среднего Урала состоялась премьера мюзикла «Декабристы». Предполагаю: театралы вскинут брови – как так, в репертуаре Свердловской музкомедии «Декабристы» с 2016 года! Верно. И тем не менее – премьера, только новации на сей раз происходили не на сцене, а в зрительном зале. Впервые спектакль шел с тифлокомментированием. Благодаря федеральной программе «Особый взгляд» люди с ограниченными возможностями по зрению смогли увидеть один из лучших мюзиклов, созданных на Урале.

Искусство вслух

О доступной среде, в том числе доступности театрального пространства для людей с ограниченными возможностями, говорится давно. И многое делается. Шаг следующий – помощь тем, кто дойти до театра может, но не может увидеть спектакль. Люди с ограниченными возможностями зрения благодаря грантовой поддержке программы «Особый взгляд» Благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт» получили шанс увидеть музыку. Фонд и лично предприниматель и филантроп Алишер Усманов объединили в нынешней акции на Урале Свердловскую областную библиотеку для слепых, Театр музкомедии и тех, кому собственно и нужна эта помощь.

Ключевое для всех слово в этом проекте – тифлокомментирование. Термин, знакомый далеко не всем, означает лаконичное описание предмета, пространства или действия, специально подготовленное для слабовидящих. В данном случае – это информация о происходящем на сцене. Актриса Ирина Безрукова, первой освоившая в России эту специальность, так говорит о ее сложности: «На первый взгляд может показаться: комментировать то, что ты видишь, – просто. Однако у незрячих людей есть свои особенности восприятия: одни перестали видеть совсем недавно, другие не видят с рождения. Тифлокомментатору нужно учесть все эти категории. Кроме того, нужно учитывать уместность комментариев. Если я комментирую спектакль по произведениям Чехова, то я буду работать в стилистике Чехова. Если работаю над современным проектом, то там будут совершенно другой стиль и язык…».

Первой была «Клеопатра»

Первым в этой деликатной сфере появилось «кино для слепых» – в 1974 году, в Америке. Через четыре года сервис для слабовидящих дошел и до нас, и первым фильмом с тифлокомментированием стала американская историческая мелодрама «Клеопатра» (ну кто ж не помнит блистательную Элизабет Тейлор, кто не любовался ею, но некоторые россияне «увидели» ее тогда в описании специального комментатора). Сам же термин «тифлокомментирование» (от греч. тифло – «слепой») появился в России только в 2002 году.

Всего в десяти городах России

И это только часть сложностей редкой профессии, специалистов которой и сегодня чуть более 30 на всю страну. Практически все живут и работают в Москве. В регионах, всего в 10 (!) городах – единицы. В Екатеринбурге их – трое. Именно к  ним через Свердловскую библиотеку для слепых и обратился театр, сам впервые столкнувшись с непривычным форматом показа и восприятия спектакля. Было выбрано три спектакля, первым – в каком-то смысле дебютным – стал мюзикл «Декабристы», трижды лауреат театральной премии «Браво!»

Особенным гостям предложили пораньше зайти в зал, каждый получил наушники (через них зритель и слышит описание спектакля) и необходимый инструктаж. Тифлокомментатор Мария Белькова заняла свое рабочее место в специальной кабинке, изолированной от посторонних шумов и позволяющей следить за тем, что происходит на сцене. Отсюда ей предстояло рассказывать об обстановке, переменах декораций, безмолвных действиях героев и многом другом, что считает важным сам тифлокомментатор, и что позволяет слабовидящим «смотреть» спектакль наравне с обычными зрителями. До начала действия Мария успела оценить: «Мне кажется, что таким зрителям музыкальный  спектакль воспринимать легче, так как здесь есть невероятной силы эмоциональная доминанта – музыка!» И начался спектакль, и начался тифлокомментарий, в просторечии «тифлок»…

Ретривер Жохар в театре тоже был на работе Фото: Игорь Желнов

В зрительном зале – собака-поводырь

Они все пообщались еще и «после». Важно для будущего было обменяться сегодняшними впечатлениями. И, конечно, самые сильные были у особенных зрителей – они реально увидели спектакль. Благодарили со слезами счастья в голосе. Впереди в рамках программы «Особый взгляд» со специально закупленным оборудованием еще два спектакля – музыкальная комедия «Тетка Чарли» и детский мюзикл «Приключения Буратино». Это шанс расширить театральную аудиторию среди слабовидящих уральцев.

Напоследок, однако – о казусе, умолчать который будет неправильно. Одна из обычных зрительниц, увидев в проходе зрительного зала поводыря-ретривера, достаточно громко вознегодовала: «Это что, я буду сидеть рядом с собакой?!» Ей предложили другое место. Но у всех свидетелей эпизода осадок, как говорится, остался. Людям с отсутствием внутренней культуры, увы, не запретишь ходить в театр. Но и закрывать глаза нам, зрячим, на эту проблему нельзя. А золотистый ретривер Жохар, кстати, выдержал весь спектакль с хладнокровием и спокойствием – как и положено  выходцу из Британии. Когда на финальных аплодисментах встал весь зал – встал и он. Он был на работе…

Переводчик без словаря

Лучший друг тифлокомментатора – справочник синонимов. В описаниях сцен, эпизодов, героев спектакля лучше не повторяться. Поэтому огромная, почти месяц, подготовка к спектаклю проходит «до». Мария Белькова в 2018 году первая с Урала, отобранная из 100 претендентов, прошла обучение тифлокомментированию Фото: Игорь Желнов

Об искусстве тифлокомментирования на спектакле Ирина КЛЕПИКОВА расспросила Марию БЕЛЬКОВУ.

– Уже более пяти лет работаю с незрячими людьми, – рассказывает Мария, – на демонстрации фильмов в кинотеатрах, в музеях. В театрах – в том числе. Екатеринбургский ТЮЗ, Свердловская драма, Театр кукол, Детская филармония, Театр эстрады – позади около ста представлений. Свердловская музкомедия – впервые.

– Тифлокомментирование в театре чем-то принципиально отличается?

– А как же! Фильм – готовое и неизменное произведение. Все паузы, в которые мы можем вставлять свой комментарий, до секунд просчитаны, известны. Тут работать чуть легче. А спектакль – живое действие, с сиюминутными реакциями. Даже один и тот же актер каждый раз играет по-разному. Паузы в диалогах могут меняться – а ведь важно «уложиться» в них. Случаются и нештатные ситуации. Например, в ТЮЗе на легендарной «Каштанке» у актера слетел тапок, 20 лет не слетал, а тут слетел. Можно было не заметить, но актер «раскололся», рассмеялся – и остановиться не может. Окружение, включая Каштанку, начинает отыгрывать ситуацию – и мне пришлось рассказывать, что происходит на сцене, иначе обусловленная форс-мажором пауза была бы непонятна…

Но, даже несмотря на нештатные ситуации, мне в театре интереснее. В кино работаешь только с техникой, а здесь – со зрителями. Мы встречаемся с ними перед спектаклем, заходим пораньше в зал – я описываю сцену, как выглядят декорации, называю актерский состав. Незрячим зрителям это интересно. Тем более, что в кино море – оно настоящее море и есть, а здесь – декорации, всё трансформируется. В тех же «Декабристах» колонны, арка превращаются то в трон, то в алтарь – и надо описать это. Ни в коем случае не «наезжая» на реплики актеров. Надо попасть между их слов. Иногда они только набирают воздух, чтобы начать говорить или петь – а я успеваю вклиниться, откомментировать сцену.

– А как принимается решение, что именно комментировать – одежду, мизансцены, как выглядят герои, их эмоции? Есть какие-то правила профессии? Тифлокомментатор предварительно отсматривает спектакль?

– Конечно, смотрим, готовим некий конспект. Обо всем рассказать невозможно. Важно выбрать самое значимое для спектакля. Но и то приходится корректировать себя в связи с происходящим на сцене. Например, «по конспекту» на этом спектакле я должна была сказать, что выходят декабристы и Николай I. А царь вышел чуть раньше. Редактировала себя на ходу.

Есть вещи очевидные (например, птица поет) – этого «рассказывать» не надо. А вот идет герой по лесу или по болоту – важно. Очень осторожным приходится быть с цветом. Если человек потерял зрение в возрасте – для него еще возможны сравнения «цвет хлебного мякиша» или «красный, как огонь». Он это видел. А если не видел? Тогда «цвет фуксии» сказать невозможно, и разницу между «красным» и «алым» он не поймет. В последнем случае обходимся словосочетанием«оттенки красного». Очень важно подобрать правильные формулировки.

– А в историческом спектакле (те же «Декабристы») как не перепутать исторические реалии – уланы или гусары, Трубецкой или Рылеев? Требуется дополнительное самообразование?

 – Да, тифлокомментатору нужен достаточно широкий кругозор. С «Декабристами» очень помогло либретто, где многое прописано. Театр, заинтересованный в новом формате показа спектакля, предоставил видео хорошего качества. Просмотрела его несколько раз с секундомером в руках – чтобы зафиксировать величину пауз.

Очень сложна для тифлокомментатора сцена, когда после событий на Сенатской площади Трубецкая просит у Николая I за своего мужа. Сцена несколько минут, у меня – несколько секунд. А надо на многое  обратить внимание: сцена нестатичная, разноплановая по эмоциям. Николай I нервничает: то делает жесткие внушения Трубецкой, то проявляет симпатию к ней. Но и с передачей эмоций надо быть осторожной, нельзя ничего добавлять от себя. О симпатии императора к Трубецкой прямо не скажешь. Надо сформулировать комментарий так, чтобы у самого зрителя возникло именно это ощущение.

– Знаю, что в театре, который впервые давал «Декабристов» в таком формате, особо любознательные тоже взяли наушники и попробовали «посмотреть» наизусть известный спектакль вашими глазами. Первые впечатления – сначала не хватало подробностей в описании, зато поразил предельно спокойный, лишенный эмоций голос. Только факты. Но театр же – дело эмоциональное…

– Напомню: тифлокомментирование – лаконичное словесное описание. Предельно лаконичное. Главное – текст артистов. Что касается эмоций… (смеется), мне-то кажется, что я чересчур «добавляю своего отношения». Это же отдельная наука! Нас учили: даже если комментируешь матч своего любимого «Локомотива» против «Спартака» – никакого всплеска чувств. Эмоции равные и ровные. Нейтральные. Так что если в театре оценили «предельно спокойный» голос – значит, я хорошо сделала свою работу.

– Из театра же: на последующих такого рода спектаклях хотят провести зрителей с ограниченными возможностями зрения за кулисы, дать притронуться к костюмам, ощутить эпоху через материальное…

– Как было бы здорово! Я сама не рискнула предложить театру это. Но у моих коллег есть такой опыт – провести незрячего человека на сцену, дать прикоснуться, например, к колонне, мехам женского наряда. Я бы в параллель дала дополнительную информацию. Тактильное ощущение спектакля, времени действия – это тоже бесконечно ценно…

  • Опубликовано в №109 от 24.06.2022 

Областная газета Свердловской области
Фото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь ЖелновФото: Игорь Желнов