Темы дня

Шпагу в ножны, месье поэт!

Бретёрство Сирано (Илья Жирнов, слева) – внешнее в его характере. Он хватается за шпагу, только когда злословят о его «выдающемся» носе. В душе Сирано – поэт и альтруист. Даже оказавшись на передовой...Фото: Алексей Кунилов.

Бретёрство Сирано (Илья Жирнов, слева) – внешнее в его характере. Он хватается за шпагу, только когда злословят о его «выдающемся» носе. В душе Сирано – поэт и альтруист. Даже оказавшись на передовой...Фото: Алексей Кунилов.

Свердловская детская филармония открыла новый сезон премьерой мюзикла «Сирано де Бержерак». Зрители начитанные слегка недоумевали в преддверии: драма взрослых отношений внутри любовного треугольника (это если совсем кратко) – сюжет не детский. Но! Нынешние подростки взрослеют рано – примерно как их сверстники во времена Ростана, а потому даже при их сегодняшнем инфантилизме способны отличить в чувствах истинное благородство и маскарад. А вот чего не ожидали даже сами создатели спектакля: история многовековой давности вдруг зазвучала в сентябрьские дни 2022 года актуально в характерах персонажей и атмосфере событий.

«Сирано де Бержерак» французского литератора-неоромантика Ростана – хит драматической сцены. Пьесу ставили и ставят первостатейные труппы (включая Свердловскую драму в конце 1940-х). Сирано играли и играют актеры-премьеры – от Астангова, Любимова, Казакова, Соломина, Высоцкого до Шакурова, Домогарова, Райкина, Безрукова. Но рано или поздно «героическая комедия в пяти действиях» должна была попасть в музыкальный жанр, ведь главный герой – не только гвардеец-гасконец, но и поэт. Последнее хоть, выражаясь современным языком, «в свободное от службы время», но по сути – главное в душевном складе героя. И главное в сюжете, ведь поэтическим слогом, выручая не краснобая Кристиана, Сирано признается в любви Роксане, а поэзия – это что? Музыка слов! Так что вполне ожидаемо и родился мюзикл «Сирано де Бержерак» (композитор Владимир Баскин, либретто – Константин Рубинский).

Тех, кто захочет сравнить мюзикл с литературным первоисточником, стоит предостеречь: не надо приходить на спектакль с томиком Ростана – цитат вы не услышите. От Ростана сохранено то, что и стало триггером мюзикла – любовный треугольник, который, в сущности, спровоцировал сам Сирано. Влюбленный в Роксану и сознающий, что взаимности ждать не приходится (про уродливо длинный нос Сирано наслышаны даже неначитанные), он выплескивает свою любовь в письмах «за другого». И чем больше этих писем, чем пленительнее они – тем круче конфликт. Потому что в конце концов истина откроется. И призрачность внешнего в человеке станет очевидной. Так же, как и значимость внутреннего. В этом посыле мюзикл не отступает от первоисточника.

А вот дальше стоит даже сравнить – мюзикл и изначальную ростановскую коллизию. В большинстве спектаклей про Сирано играется, образно говоря, неравнобедренный любовный треугольник. Заглавный герой – талантлив, благороден, поэт и рыцарь. Одно слово – герой. А вот Кристиан – не только не краснобай, но и глуповат. А, стало быть, и Роксана, не чувствующая разницы между словом и поступком, ущербна «в легкомыслии своем». В мюзикле, что поставил в Екатеринбурге режиссер Игорь Ладейщиков, треугольник равнобедренный. Именно так. Здесь нет плохих героев. Глуповатых, недалеких, облегченных. Роксана (Полина Новосёлова) пятнадцать лет хранит верность погибшему на войне Кристиану, ушла в монастырь. И Кристиан (Пётр Степовик) – да, звезд с неба не хватает, но вся-то его «вина» – избалованность и залюбленность с детства. Оттого эмоции и поступки порой до смешного простодушны (это, кстати, остроумно обыгрывается в его диалогах с Сирано). Но и образ самого Сирано оказался ступенькой выше. Нет, не герой стал лучше. Куда уж?! Во все времена и во всех постановках Сирано – эталон благородства и жертвенности. Дело в контексте, изменившемся волею создателей спектакля. А в нем, естественно, изменился и пафос героя.

Знаковый атрибут в сценографии спектакля – стулья. «Свой» стул есть у каждого персонажа. Кроме Сирано. Стул – «свое место» в жизни, символ благополучия и стабильности. Занять и сохранить свою нишу стремится каждый. Это не хорошо и не плохо. Такова жизнь. Таков человек. Но Сирано… не таков. У него единственного в спектакле нет места, стабильного и благополучного. Материальное, осязаемое – его не интересует. Он мыслит иными, чем все окружение, категориями. А потому если не изгой, то – «белая ворона». Нос – не внешнее уродство, а знак инаковости. Что-то вроде. Даже когда в финале раненому Сирано герои по очереди предлагают каждый свой стул, он отказывается. Присесть, занять стабильное положение – значит, успокоиться. Это не про него. Для него: или жизнь, которую он встречает во весь рост, или смерть. В этом трагедия Сирано и его исключительность. Особенно по нынешним временам, склонным к большим и малым, без разбора, компромиссам. В мире несправедливом и циничном…

В финале ослепшая от горя и слез Роксана прозревает в отношении двух самых близких ей людей и собственных чувств. Сменившийся (не только теперь любовный!) контекст классического сюжета открывает привычного, ожидаемого героя в новом качестве. В спектакле достаточно забавных эпизодов, вызывающих улыбку. Несмотря на печаль обстоятельств, режиссер вовсе не намерен выжимать из зрителя слезу от поднятия и до закрытия занавеса. Но в финале – прошибает. До слез. Даже взрослого зрителя.

Мюзикл создан объединенными усилиями – от солиста Свердловской музкомедии Ильи Жирнова, исполняющего главную роль, джаз-квинтета «Zubik-бэнд», известных мастеров музыкального театра Елены Захаровой (вокал), Оксаны Бакеркиной (сценография) до воспитанников Детской филармонии. На минуточку, это не одна труппа. Трудно даже представить, как удается свести, соединить всех. Сначала на кастинге, потом на репетициях, теперь на спектаклях. Кстати, ближайший состоится 18 ноября в Екатеринбурге в рамках Национального фестиваля «Музыкальное сердце театра». Из 87 российских спектаклей-претендентов «Сирано де Бержерак» отобран экспертами в 13 лучших, в шорт-лист. И представлен, будет соревноваться по четырем номинациям.

Лауреат премии «Золотая Маска» Игорь ЛАДЕЙЩИКОВ. Фото: Алексей Кунилов

«Сирано заставляет дышать по-другому…»  

Режиссер-постановщик мюзикла «Сирано де Бержерак» – лауреат премии «Золотая Маска» Игорь ЛАДЕЙЩИКОВ, один из ведущих солистов Cвердловской музкомедии. А потому за кулисами прежде всего не вопрос, а эмоции:

– Игорь, вы ведь и сами могли сыграть Сирано…

– Поскольку я получил второе, режиссерское образование, то сейчас, что бы ни читал, всегда соображаю, куда это может привести в профессии. На кого можно поставить сюжет? Или сам бы хотел сыграть? Еще в студенческие годы «Сирано де Бержерак» произвел грандиозное впечатление. Эмоциональное прежде всего. И вот прошло какое-то время – поступило предложение поставить его. Не скрою – загорелся. Понял: мой материал. Конечно, как актер хотел бы сыграть. Но! Всё, что в этой истории заставляло меня дышать по-другому, всё, что сам хотел бы сыграть, постарался вложить в исполнителя заглавной роли. А Илья Жирнов воспринимал. К счастью, мы оказались на одной волне.

– Вы говорите «мой материал» – что это значит?

– Знаете, как бывает: видишь человека впервые, парой слов обмолвились, но понимаешь – он с тобой совпадает. А другой не совпадает. «Мой материал» – та энергия, которая заложена в «Сирано». Я человек эмоциональный, и мне нравится, когда в ситуации есть некоторый слом, а в человеке – стержень. У Сирано – роковая ситуация, он погибает. Меня это тревожит, провоцирует сопереживание. Стал разбираться: есть ли в наше время Сирано? Какой он может быть? Как вел бы себя в эпоху Интернета, соцсетей, когда укол наносится не шпагой, а словом?

– У Ростана драма в пяти действиях. А тут плюс еще музыка…

– Композитор Владимир Баскин написал 36 музыкальных номеров к «Сирано»! Невозможно сыграть – это был бы спектакль часов на шесть. «Порезали». И текст сокращался. Сейчас даже драматические театры, обращаясь к «Сирано», сокращают текст. И Константин Рубинский сокращал текст либретто. Но Ростан не пострадал))

  • Опубликовано в №177 от 28.09.2022 
Областная газета Свердловской области