Темы дня

«Театр, господа, – не банно-прачечный комбинат»

За пять минут до юбилейного концерта. Михаил Сафронов (слева) и председатель Союза театральных деятелей России народный артист России Александр Калягин. Фото: Татьяна Андреева

За пять минут до юбилейного концерта. Михаил Сафронов (слева) и председатель Союза театральных деятелей России народный артист России Александр Калягин. Фото: Татьяна Андреева

Если руководители крупнейших музыкальных театров России, ближнего зарубежья и Европы в разгар сезона на неделю оставляют собственные коллективы и приезжают на 85-летие Свердловской музкомедии, то дело явно не только в юбилее. Лидер «лёгкого жанра», Свердловская музкомедия, предоставила коллегам шанс масштабно, в рамках международного форума, обсудить общие чаяния и проблемы. Не только творческие, но и проблемы закулисья, «производства спектакля». В преддверии Года театра разговор оказался востребован как никогда.

Баллада о гвоздях

Известно: театр попадает в поле общественного внимания с «парадного крыльца». Премьеры. Бенефисы. Гастроли. Даже когда разговор идёт в критической интонации, всё равно – судим творчество. Спектакль. Роль. Какими усилиями создана продукция – вроде как уместнее говорить в отношении заводского цеха или фермы. Но и театр – производство. Если госзадание у театра пять премьер в сезон, а выделенных средств едва хватает на одноактную «Иоланту» – чего ждать? Про «Иоланту» – не фигура речи. Факт. Он прозвучал во время круглого стола директоров театров и был далеко не единственным в горьком перечне проблем, в которых десятилетиями работают российские театры. 

Дискуссии форума, которые вели мэтры музыкального театра (слева - Кирилл Стрежнев и Александр Журбин), собрали представителей семи стран мира Фото: Алексей Кунилов

– Чтобы купить гвоздь для новой постановки – нужна гора документов, – говорил Геннадий Чихачёв, руководитель Московского камерного музыкального театра. – Если нужны два гвоздя, в начале и в финале работы над премьерой, – точно возникнет вопрос, а почему вы их не закупили одновременно. Как убедить руководящие нами финансовые структуры, что театр – не банно-прачечный комбинат. Да, театры разные и премьеры тоже, но гвозди нужны всем. Может, где-то «требования к гвоздю» ослабли?

– Стали ещё больше! – раздалось в ответ.

Зрителям, знающим мир театра через цветы и аплодисменты, трудно поверить, что с каждым годом российские театры «всё больше погружаются в процесс забюрокрачивания». К примеру, ежегодно театрам ставится задача прибавлять число зрителей на 2,2 процента. Вроде малость. Но что делать Большому театру, где и так на каждом спектакле зал под завязку? А театру в закрытом Новоуральске, где население в последние годы уменьшается? А городу, в котором «театральный план» больше, чем число жителей? Думаете – анекдот? Ничуть. 

Новый «креатив» от чиновников – централизация финансового процесса, когда театру предлагается (читай: вменяется в обязанность) общая бухгалтерия, к примеру, с городской библиотекой и ДК. В 1990-х такое было в Санкт-Петербурге – в городе учредили один на все театры комбинат по пошиву костюмов. Перессорились все!

Зрителям неведомы эти и другие проблемы театров. Они ждут гастролей прославленных коллективов – но лишь немногие из них попадают в проект «Большие гастроли». Они хотят в театре родного города видеть качественную игру актёров – но театральные вузы России продолжают терять бюджетные места и всё больше вынуждены учить не по признаку таланта, а кто заплатит.

– Меня не учили зарабатывать на искусстве. Меня учили: искусство формирует духовные основы нации. Ради этого я создал театр с нуля. Дорожу им. Готов отдавать время, здоровье, жизнь. А «зарабатывать»? Мне что, выводить молодых актёров на панель? – под страстным монологом представителя Калининграда могли бы подписаться многие участники форума. 

Особое мнение. Анри Майер, интендант (директор) Оперы Лейпцига, кавалер ордена Почётного легиона:

– Получается, я – голос Европы на вашем форуме. Зная театральный опыт Франции, Италии, Германии, вижу: там те же проблемы. Но! Театральное сообщество России настаивает на общественном звучании проблем культуры и готово, не дожидаясь велений сверху, предлагать их профессиональное, а не от чиновников, решение. А ещё я вижу огромный интерес российского зрителя к театру – у вашей публики горят глаза. Надеюсь, Россия найдёт решения, которые давно ждут и театры Европы.

Как манны небесной театры ждут новый закон о культуре, который выведет театр из категории услуг («не хочется доходить до стадии услужения» – ещё одна знаковая реплика на форуме). Работа над законом идёт. Его принципиальный постулат, по словам генерального директора Большого театра Владимира Урина: театр – не услуга, а инвестиции в человека. Но по самым скромным подсчётам, работа над законом продлится ещё года два. При этом «на берегу» очевидно – потребуются изменения в Бюджетном, Трудовом кодексах, иначе закон просто не заработает.

А как быть теперь? Сошлись на том, что… катастрофы нет. Театры годами живут вопреки всему. Так и будут. Пока так. 

«Весёлые ребята». Ежевечерне театр-юбиляр представлял лучшие свои спектакли, а после шли творческие встречи с авторами Фото: Свердловский театр музыкальной комедии

Как создать мюзикл, который поставят все?

Рыночная, прости господи, экономика влияет не только на процесс производства, но и основы творчества – ЧТО ставить, чтобы зритель ломился на спектакль? Сколько до боли знакомого оказалось в этом смысле между театром и СМИ. Если в лавине информации СМИ завлекают читателя горячими новостями (вплоть до пережареных), заголовками на грани фола, то театр в лавине зрелищ – инсталляциями, перформансами, шоу. Вспомнили гуляющее в Интернете: «Инсталляция – это когда перед вашей квартирой наложили кучу, позвонили в дверь и убежали, а перформанс – когда наложили кучу при вас». Зло, но похоже. Оперные театры от низкопробности страхует классика, но там другая сложность – из-за нехватки современного репертуара режиссёры норовят осовременивать любую «Кармен» или «Аиду», уже даже термин есть «режопера». Звучит?!

Посмеялись. А дальше пошёл разговор, в котором лучшие композиторы и либреттисты России задавали друг другу больше вопросов, чем получали ответов. Для какого зрителя творить – для умного или для всех? И как это разделить? Постыдно ли ставить «на потребу зрителя», иными словами – коммерческие спектакли? С чем больше рискуют театры – с попсой или артхаусом? Почему из сюжетов, равно успешных в кино, на сцене одно по-хорошему выстреливает, а другое проваливается (феноменальная коллизия с мюзиклами «Хамильтон» и «Человек-паук»)? Как и чем привлекать в театр молодого зрителя, ведь это завтрашняя аудитория театра? А авторский спектакль, в котором преуспевает Свердловская музкомедия? Совместная работа театра с авторами над идеей начинается, когда не написано ещё ни ноты, но нет ли опасности, что произведение окажется спектаклем одного театра?

Опыт «Силиконовой дуры» и «Мёртвых душ» показал – не окажется. После блистательного рождения на Урале именно в формате авторского спектакля эти мюзиклы начали ставить и другие театры России. И вообще, ещё лет 20 назад театры сомневались, приживётся ли мюзикл, западный «лёгкий жанр», на отечественной сцене. А сегодня навскидку называются российские хиты – «Свадьба Кречинского», «Норд-Ост», «Белый Петербург», «Декабристы», «Орфей и Эвридика», «Холстомер»…

Кто бы мог подумать, что в рамках режиссёрской лаборатории можно из сюжета «Колобка» сделать хит, да ещё и с политическими подтекстами Фото: Алексей Кунилов

«Пишите побольше мюзиклов типа «Скрипач на крыше» – в отчаянии обратилась к авторам одна из руководителей театров. При всей анекдотичности просьба не лишена резона. Мюзикл Стайна и Бока именно тот, что не делит зрителя на массового и искушённого. Он для всех и только добавляет актуальности. Даром, что написан полвека назад. И на уровне партитуры, утверждает Кирилл Стрежнев, поставивший «Скрипача…» на Урале, почти математически выстроен авторами так, что обречён на успех.

Говорят, с мюзикловой родины, из Америки, в Россию уже попал бестселлер «Как написать мюзикл?». Интересно почитать. При этом все понимают: никакое лекало не гарантирует рождение нового шедевра. Каждый раз театр идёт на творческий риск. И проблема тем острее, что театр рискует изготовлением не чёрствого бублика. Потери, случись брак, масштабнее. По обе стороны рампы. 

13 декабря в России, во всех городах одновременно, стартует Год театра. Не отменяя праздника, практики театра мечтают, однако, чтобы он не просвистел бесследно, как прежде Год культуры и Год литературы. Чтобы хоть часть проблем была озвучена и решена. Форум, собравший на Урале музыкальные театры России, можно считать генеральной репетицией. Во всяком случае, директор Большого театра В. Урин (по статусу он – в ранге министра) увёз в столицу предложения форума.

  • Опубликовано в №224 от 05.12.2018
Областная газета Свердловской области
.