Темы дня

Ксения и Суприт: российско-индийские отношения

Национальные индийские костюмы в семье Ксении и Суприта надевают только по праздникам. Например, на Дивали —индийский новый год. Фото: Ксения Клеткина

Национальные индийские костюмы в семье Ксении и Суприта надевают только по праздникам. Например, на Дивали —индийский новый год. Фото: Ксения Клеткина

  • Опубликовано в №121 от 07.07.2016

ОТ РЕДАКЦИИ: В преддверии Иннопрома-2016 «ОГ» запустила цикл материалов, посвящённых главному партнёру мероприятия — Индии. Накануне выставки наш корреспондент побывала в трёх индийских штатах. Первые два материала цикла (опубликованы 5 и 6 июля) мы посвятили промышленным предприятиям и жизни Индии глазами туриста. Сегодня расскажем о жизни российско-индийской семьи.

Пятнадцать лет назад Ксения Клеткина, которая сопровождала нашу делегацию в журналистской поездке в качестве переводчика, решилась на самый рискованный поступок в жизни — переехала к жениху в столицу Индии — Дели. Сейчас Ксения вместе с мужем Супритом работает в столичной аутсорсинговой компании и растит троих детей.

— Ксения, как вы познакомились с будущим мужем?

— Я тогда училась на втором курсе Казанского государственного университета, на факультете вычислительной математики и кибернетики. Преподаватель английского языка предложила подтянуть язык с помощью международной переписки. Мы с подружкой заплатили по три доллара и получили по восемь иностранных адресов. Мне ответили девушки из Южной Африки и Австралии и юноши с Кубы и из Индии. С последним переписка затянулась на целых пять лет: я сидела и переводила письма Суприта с толстым словарём. Ещё год после университета общались по аське. Затем он приехал знакомиться в Россию с моими родителями. Уехали в Индию, а через пару месяцев поженились. Мои близкие сразу отнеслись с пониманием, его родным понадобилось время, чтобы принять иностранку в семью.

— Долго привыкали к чужой стране?

— У меня не было времени думать об этом. Первое время мы жили на съёмной квартире, супруг зарабатывал 150 долларов в месяц, и мне тоже пришлось срочно искать работу. Занялась переводами, а когда дело пошло на лад, увлечение переросло в семейный бизнес: сейчас, кроме меня, в штате компании работает ещё несколько переводчиков. Кроме работы, выручали хобби. Первое время раздражали пристальные взгляды местных жителей (о повышенном внимании к иностранцам «ОГ» рассказывала в предыдущем номере), потом научилась смотреть как бы сквозь людей. Одиннадцать лет назад родилась первая дочка — Саная (дома называем её Саней). Средней дочке Аяне — шесть лет. Младшему Вивану (для близких — Ваня) — сейчас три года. Всех троих назвали индийскими именами, но так, чтобы они звучали по-русски.

— А дома на каком языке разговариваете?

— С мужем дети говорят на английском и хинди, со мной — на русском, причём свободно переключаются с одного на другой. Старшая недавно прочитала на русском «Гостью из будущего» Кира Булычёва. Подсунула ей «Всадника без головы», но дальше первой главы дело пока не пошло. Вожу детей на бесплатные занятия по русскому языку в культурный центр, средняя дочка занимается балетом у русского педагога. Я сама прожила в Дели первый год, вообще не зная соотечественников. Сейчас много русских друзей — вместе празднуем Масленицу, Пасху, Новый год. Так что праздников в нашей семье вдвое больше: российские и индийские.

— Кухня тоже многонациональная?

— Обед у нас индийский, ужин чаще — русский. Мужу нравятся многие блюда русской кухни, больше всего любит гречку. Правда, у нас она стоит 300 рупий за килограмм, поэтому привожу её из России. В прошлый раз на родину привезла 12 килограммов манго, а оттуда — 12 килограммов гречки. Большинство российских продуктов можно купить в специализированном магазине, 15 лет назад этого не было. Помню, первое время просила родных прислать кукурузу. За 15 лет отвыкла от колбасы, не хватает хороших сыров, солёной и вяленой рыбы. Ягоды, яблоки и апельсины, привычные для России, почти не покупаем. Они импортные, поэтому дорогие. Зато на столе постоянно бананы, манго и папайя.

— На чём ездите по индийской столице?

— Сначала ездила на общественном транспорте. Он здесь недорогой: поездка на метро стоит от 8 рупий, на рикшах — в зависимости от расстояния. Сейчас стараюсь ездить только с шофёром — самой сложно искать в перегруженном транспортом городе место для парковки и следить за ситуацией на дорогах.

— В Екатеринбурге средняя зарплата — чуть больше 30 тысяч рублей. В Дели хватит этой суммы?

— Только если не выходить из дома (смеётся. — Авт.) Стоимость продуктовой корзины не очень отличается от российской, но зато дороже жильё и коммуналка. Школа и детский сад платные: в месяц уходит шесть тысяч на ребёнка, при том, что садик работает только с 9 до 12 часов. В остальное время — либо нанимаешь няню, либо сидишь дома с малышом сам.

— Или гуляешь по столице…

— С прогулками сложнее по двум причинам. Во-первых, здесь меньше культурных событий, чем в том же Екатеринбурге: приходится искать выставки, концерты и спектакли. Зато нет возрастных ограничений для детей: я усаживала сына в слинг и шла в театр или на марафон. Вторая проблема — экология из-за перегруженности транспортом.

— Где тогда проводите время?

— В каникулы стараемся куда-нибудь ездить всей семьёй: летом — в Европу, зимой — в другие тёплые страны: Таиланд, Малайзию. Все летят в Индию, а мы — оттуда! Муж с удовольствием ездит со мной в Россию — в Казань и Екатеринбург, где раньше жили мои бабушка и дедушка. Подумывал остаться в России, но я сомневаюсь.

— Почему?

— Плюсы и минусы есть в любой стране. Я вижу здесь больше плюсов. Главный — более простое отношение к жизни.

Сюжет

Иннопром
ИННОПРОМ — международная промышленная выставка в России. Проводится в Екатеринбурге с 2010 года.

Областная газета Свердловской области