Экономика 19 октября 2016, 17:55

До этого были только слова

Российский институт градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор» выиграл тендер на разработку концепции «Большого Екатеринбурга», объявленный свердловским минстроем. Фото: Алексей Кунилов

  • Опубликовано в №196 от 20.10.2016 под заголовком «Первые деньги "Большого Екатеринбурга"»

В августе этого года Российский институт градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор» выиграл тендер на разработку концепции «Большого Екатеринбурга», объявленный свердловским минстроем. Московский «Гипрогор» обошёл конкурентов, даже несмотря на то, что запросил за работу самую высокую цену.

На прошлой неделе его сотрудники впервые объехали все города екатеринбургской агломерации. После разведки куратор проекта, первый заместитель гендиректора института Владимир ТРОЯНОВСКИЙ рассказал «ОГ», как, предположительно, будет выглядеть «Большой Екатеринбург» и на что они потратят 4,9 миллиона рублей.

— В российском законодательстве нет определения агломерации. Так можно ли говорить о её создании?

— Такого типа муниципального образования, как агломерация, действительно не существует. Тем не менее этот термин градостроители используют давно. «Гипрогор» даже включал это понятие в утверждённую правительством РФ Генеральную схему расселения. Агломерация — это естественный процесс урбанизации, когда близко расположенные друг к другу населённые пункты из-за застройки начинают идти навстречу друг другу. Если этим процессом не управлять, то агломерация расползётся, как масляное пятно. Возникнет проблема хаотичной застройки, транспортные, коммуникационные, экологические проблемы. Людям станет некомфортно жить. Москва, например, расширялась- расширялась, а чем больше город, тем больше количество населения, а значит, транспорта. В то же время количество дорог там не возрастало пропорционально. В итоге город встал. Поэтому мы не говорим о том, что создаём агломерацию. Она образовывается сама собой. Мы лишь вырабатываем решения, как управлять этим процессом. Определение агломерации в законодательных документах сейчас готовится. Но оно лишь определит, какую территорию понимать под агломерацией, а какую нет.

— Если агломерации образовываются сами собой, то какая роль вашего института в их создании?

— «Гипрогор» не создаёт агломерации, а лишь вырабатывает решения по управлению ими. Во-первых, мы должны подготовить схему территориального планирования (СТП) агломерации. В ней обозначено, где должны располагаться объекты регионального значения: магистрали, сети и так далее. В статье 14 Градостроительного кодекса сказано, что подготовка СТП субъекта федерации может осуществляться применительно ко всей территории субъекта или к её частям — последнее положение как раз и применимо к агломерации. Во-вторых, нужно выработать стратегию социально-экономического планирования и указать приоритетные направления на 15–20 лет вперёд. Третья задача — разработать инвестиционную программу, которая должна показать, как территориальное планирование агломерации будет увязываться с бюджетами муниципалитетов. Также нам предстоит выработать предложения по единым для всех городов «каркасам»: транспортным, экологическим, энергетическим.

— Без этого города существовать не могут?

— В настоящее время мы наблюдаем много элементов нерациональности. Сейчас такие правила игры, что муниципалитеты замкнуты в своих границах. Например, каждому нужно иметь свою систему водоснабжения, водоотведения и так далее. А то, что рядом у соседа есть источники, которые могли бы быть общими, никого не волнует. В то же время общая инфраструктура — это экономия денег, потому что вместо двух объектов — используется один. Кроме того, от лишних объектов высвобождаются территории. Также речь идёт о транспорте. Сейчас мы видим, что города-спутники Екатеринбурга очень хорошо связаны с ним, но достаточно плохо друг с другом. В итоге весь поток транспорта идёт через Екатеринбург. Это ведёт к пробкам и увеличивает время в пути. Периферийные дороги необходимы. По застройке. Представьте, есть микрорайоны на границе двух городов. Сейчас получается так, что каждый город должен подводить к этим районам канализацию, газопровод и так далее. Строить две школы в каждом районе. Но ведь гораздо проще договориться и решать эти вопросы сообща. Нам предстоит вычленить все эти межмуниципальные проблемы и представить решение.

— На чём будет основано объединение городов в рамках «Большого Екатеринбурга»?

— В мире существует несколько правовых схем агломерирования: от самой мягкой до самой жёсткой. Мягкая — это когда создаётся координационный совет, объединяющий представителей разных муниципалитетов. Они встречаются, обсуждают совместные проекты и так далее. Такая схема ни к чему не обязывает. Жёсткая — это как раз слияние. Такой вариант продемонстрировала только Москва. В своё время она расширилась в два раза, вобрав в себя часть муниципалитетов. Между мягкой и жёсткой есть ещё промежуточные схемы. Муниципалитеты объединяются в агломерацию и создают некий надорган (можно сказать, управляющую компанию), которому передают часть полномочий в рамках межмуниципального соглашения. Например, в сфере территориального планирования или координации транспорта. В основном встречаются мягкие сценарии, и никто никого не поглощает.

— И какой сценарий актуален для «Большого Екатеринбурга»?

— Мы не юристы. Мы не меняем правовое поле. И решать это не нам.

— Это же далеко не первый ваш проект. Расскажите о том, по какому принципу существуют агломерации, которыми вы занимались?

— Мы делали порядка десяти подобных проектов территориального планирования развития агломерации. Среди них Красноярская агломерация, Новосибирская, Самаро-Тольяттинская, Тульско-Новомосковская, Кавказско-Минераловодская, Ростовская и прочие. В Красноярске, например, пошли по пути межмуниципального соглашения. В рамках этого соглашения создали специализированную управляющую компанию «Красноярск 2020». В остальных до соглашений не дошли, они строятся по договорной схеме. Там созданы координационные советы с участием глав муниципальных образований.

— За работу из регионального бюджета вам заплатят 4,9 миллиона рублей. На что они пойдут?

— В основном на заработную плату. В нашей группе порядка 17 специалистов. Сами можете поделить деньги на количество работников и время работы.

— Помимо «Гипрогора» в конкурсе участвовали ещё несколько институтов. Почему конкурсная комиссия остановилась именно на вас?

— Это вопрос к конкурсной комиссии. Надеюсь, оценили наш опыт. Важно было найти институт, который занимался многими территориями, и у кого есть понимание, как это делать. Ведь нет книжек, где написано, как шаг за шагом выстроить агломерацию.

— Когда вначале года объявили о возрождении проекта «Большой Екатеринбург», по городам-спутникам прокатилась волна тревоги, что их вновь хотят присоединять к уральской столице. Сейчас подобная настроженность сохраняется?

— Мы объездили 12 муниципальных образований. Конкретно я был в Верхней Пышме, Полевском, Среднеуральске, Дегтярске, Первоуральске. Честно говоря, негатива не почувствовал. Везде нас принимал либо лично глава, либо, если он отсутствовал, его первый зам. Никто от встреч не уклонялся. Настороженность у руководства муниципалитетов при упоминании термина «агломерация» вызывает лишь финансовая сторона. Некоторые спрашивали, придётся ли им брать из бюджета.

— Когда мы уже сможем ощутить эффект от реализации проекта «Большой Екатеринбург»?

— Чтобы прогнозировать процессы урбанизации, нужно заглядывать достаточно далеко. На шаге год-два ничего не видно. Думаю, что первая промежуточная точка будет в 2025 году. Следующая — 2030–2035 годы.

По словам Трояновского, настороженность у руководства муниципалитетов при упоминании термина «агломерация» вызывает лишь финансовая сторона. Многих интересует, придётся ли задействовать бюджет. Фото: Александр Исаков

Нашли опечатку? Выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Быстрая реклама

РЕКЛАМА

Реклама от YouDo

Вызывать эвакуатор Бабушкинская - выбирай YouDo!

Услуги мотоэвакуаторов в районе Хамовники: смотрите на YouDo.

Услуги мотоэвакуаторов в районе ст. Удельная на Юду.