Темы дня

Пора возвращать наш бизнес из офшоров

Если раньше ушедшие за рубеж российские компании пугали всевозможными карами, то теперь наряду с кнутом в ход пошёл и пряник. Так, на днях было обещано, что вернувшиеся в родные пенаты бизнес-структуры допустят к пенсионным накоплениям — позволят инвестировать их в свои проекты. А если учесть, что объём этих средств превысил триллион рублей, то приманка действительно получается лакомая.

К слову, это сейчас вообще международный тренд — выманивать бизнес из офшоров различными льготами. Вот и канцлер Германии Ангела Меркель объявила, что руководством страны рассматривается вопрос о снижении налоговых ставок, из-за чего, несомненно, многих «блудных» немецких предпринимателей потянет домой, и их возвращение оздоровит экономику.

Но если даже такая развитая экономика, как германская, нуждается в офшорной подпитке, то что уж говорить о российской. Вот такой характерный пример: громадный Китай вложил в нашу экономику 27 млрд. долларов, а маленький Кипр чуть не в три раза больше — 78 миллиардов. Даже совсем уж крошечные Виргинские острова инвестировали в нас 12 млрд. долларов. И нетрудно догадаться, что всё это деньги российских компаний, выведенные ими за рубеж. По экспертной оценке, крупнейшим офшорам принадлежит в нашей стране активов и долговых обязательств почти на 5,7 трлн. рублей.

Вопреки расхожему мнению, что жадные олигархи бегут из страны, дабы не делиться с народом прибылью, это не совсем так. Вернее, желание сэкономить на налогах, которые в офшорах ниже, разумеется, имеет место быть, но оно — не определяющее. Возьмём, к примеру, Кипр, являющийся излюбленным убежищем для российских капиталов, который, к слову, и офшором-то нельзя считать.

Так, налог на прибыль здесь составляет 10 процентов против 20 в нашей стране. На первый взгляд, вроде бы существенная экономия. Но тут надо учитывать, что для хранения средств на острове нужно зарегистрировать компанию, а то и не одну. После чего необходимо тратиться на их функционирование, оплатить перевод средств из России, купить дополнительные активы на Кипре, чтобы получить дополнительные налоговые льготы. Сюда же ещё надо приплюсовать расходы на создание схемы расчётов и её реализацию. Что в целом выливается в круглую сумму, и сэкономить удаётся не так много. Во всяком случае, с учётом возникающих при этом рисков. И бизнес идёт по этому пути, прямо скажем, не от хорошей жизни.

«Всё это от неуверенности в собственной судьбе, — говорит президент Свердловского областного союза малого и среднего бизнеса Анатолий Филиппенков. — Ведь у нас и заказные проверки бывают, и рейдерство не изжито, и не редкость нечестная конкуренция. Вот предприниматели и уходят туда, где чувствуют себя более защищёнными. Но, с другой стороны, возмущает, когда „офшорники“ приобретают роскошные яхты и содержат иностранные футбольные команды». Вместе с тем, А. Филиппенков не сторонник репрессивных мер против тех, кто зарегистрирован за границей. По его мнению, для возвращения активов из-под иностранной юрисдикции нужно в нашей стране создавать такие условия для бизнеса, чтобы ему было выгодней работать здесь и по российским законам.

Пока же за рубежом не только лучше охраняются права собственности, но и по иностранному законодательству удобней вести бизнес. Доказательством чего является то, что российские компании 90 процентов значимых для их деятельности сделок стараются проводить в основном по законам Великобритании. Потому что правосудие этой страны предоставляет всё необходимое для разрешения возникающих конфликтов. Так, здесь имеется отсутствующий в российском законодательстве «принцип диспозитивности». Суть его в том, что если договорённости сторон не нарушают публичный порядок, государственный интерес, то пусть они договариваются как хотят и сами отвечают за последствия заключённых между ними соглашений. Что даёт возможность построить отношения так, как того хотят хозяйствующие субъекты.

— Например, я покупаю у вас бизнес, — даёт пояснения управляющий партнёр российского ООО «Пепеляев Групп» Сергей Пепеляев. — И мы договариваемся, что я покупаю его при условии, что вы не будете тем же самым заниматься пять лет. Иначе вы создаете мне конкуренцию. С точки зрения английского права это совершенно нормальные условия договора. И если вы его нарушите, то будете отвечать, компенсировать мои убытки, недополученную прибыль. Или я вообще могу расторгнуть сделку и потребовать возврата денег. Если же мы подчиним договор с таким условием российскому праву, и вы потом предъявите мне претензии, что я вас обманул, то никакой суд ваши интересы не защитит. Он скажет, что заверения и гарантии в договоре российским законодательством не предусмотрены.

Но ситуация в нашей стране будет меняться, так, с этого года начинает действовать новая федеральная целевая программа по развитию судебной системы. И цель её, в том числе, заключается в создании таких условий, при которых отечественным компаниям будет предпочтительней оставаться в российской юрисдикции и пользоваться для разрешения споров нашей судебной системой, а не уходить в офшоры.

Областная газета Свердловской области